btop

Музейный городок ГМИИ: от Нормана Фостера к Юрию Григоряну

25 июня 2014 г. в Государственном музее изобразительного искусства им. А.С. Пушкина были объявлены итоги объявленного в конце апреля закрытого конкурса на создание архитектурной концепции Музейного городка ГМИИ. Победителем стало проектное бюро «Проект Меганом» во главе с Юрием Григоряном. Теперь этому известному московскому архитектору предстоит возглавить новый этап уже многолетних строительных работ по реорганизации обширной территории к юго-западу от Кремля c большим количеством разнородной исторической застройки.

ae0ee0aecf1f7d04bd2e259726234583.jpg
Агора. Интерьер Большого зала. Архитектурное бюро "Проект Меганом"

Утвержденный проект должен стать принципиальной основой окончательного архитектурно-планировочного решения, которое, по всей видимости, будет дорабатываться еще достаточно длительное время. На пресс-конференции, состоявшейся по окончании итогового заседания жюри, директор ГМИИ Марина Лошак и главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов практически в один голос заявили о желательности объединения усилий всех команд-конкурсантов для последующей работы над созданием окончательного варианта проекта. Помимо «Проекта Меганом» в закрытом творческом соревновании принимали участие еще две ведущие независимые столичные архитектурные мастерские, возглавляемые Сергеем Скуратовым и Владимиром Плоткиным. Жюри с участием всемирно известных мэтров музейного строительства Сантьяго Калатравы и Массимилиано Фуксаса оказалось перед очень сложным выбором. Каждая из трех концепций заслуживает глубокого анализа. Но сначала – немного истории.

Предложения британского мэтра

«Со временем, когда начинаемое ныне здание наполнится, здесь могут возникать вдоль переулков, или галереи в один этаж, или двухэтажные корпуса – и таким образом тут явится целый музейский городок», – эта пророческая фраза была сказана более 100 лет назад знаменитым основателем будущего ГМИИ им. А. С. Пушкина Иваном Владимировичем Цветаевым. В последние десятилетия XX века проблема необходимости масштабного расширения площадей для хранения, реставрации и экспонирования постоянно растущей музейной коллекции стала по-настоящему актуальной. Уже в 1980-е гг. в распоряжение ГМИИ были переданы первые соседние особняки.

К концу 2000-х общее количество зданий, подведомственных дирекции Пушкинского, достигло 28-ми. Большинство из них – относительно небольшие постройки, требующие серьезной внутренней модернизации. К этому времени стало совершенно очевидно что, даже полностью освоив все приобретенные площади, без крупного нового строительства музей никак не сможет обойтись. В 2007 г. специально созданный для привлечения и целевого использования крупных внебюджетных средств Фонд ГМИИ им. А.С. Пушкина принял решение заказать выполнение архитектурной концепции «музейного городка» всемирно известному архитектору.

Выбор пал на сэра Нормана Фостера из Лондона, прославившегося, среди прочего, своей победой в конкурсе на реконструкцию и расширение Британского музея и успешной реализацией этого проекта. Н. Фостер приступил к работе. К тому моменту, когда около года спустя был объявлен первый международный конкурс на развитие комплекса ГМИИ, руководимое знаменитым британцем лондонское бюро уже разработало подробную концепцию градостроительного развития территории между Волхонкой, Знаменкой и тремя примыкающими переулками: Большим и Малым Знаменскими и Колымажным. Победа фирмы Foster+Partners была ожидаема и предсказуема. В то же время Фостер не мог работать без российского партнера, так как по существующим юридическим нормам заниматься координацией проекта с Институтом Генплана Москвы могла только отечественная проектная структура. Роль медиатора и очень активного соавтора взял на себя Экспериментальный проектный институт «Моспроект-5» во главе с Сергеем Ткаченко. Совместно составленный проект с успехом экспонировался в российском павильоне на венецианской Архитектурной биеннале в сентябре 2008 г. Особый интерес публики вызвал поддержанный дирекцией ГМИИ фостеровский замысел построить напротив храма Христа Спасителя новый выставочный зал в форме пятилистника.

d255b5640e85edfae61bff168dffe44b.jpg
Площадь перед новыми зданиями Музейного городка. "Проект Меганом"

В то же время в самой Москве проект Н. Фостера был встречен резким неприятием со стороны общественного движения «Архнадзор», а также многих экспертов и журналистов, профессионально освещающих строительно-архитектурную тематику. Само по себе строительство крупных современных зданий между Волхонкой и Знаменкой можно было начинать только после пересмотра границ комплексной охранной зоны Белого города. Такого рода манипуляции всегда воспринимаются как нарушение, по меньшей мере, этических норм. Более того, лондонский мастер и его московский коллега «приговорили» к сносу три охраняемых памятника историко-культурного наследия, а это уже в еще большей степени шло вразрез с действующим законодательством.

В конечном итоге, после нескольких лет непрекращавшихся общественных дискуссий, фостеровская концепция была официально признана некорректной. Тем не менее, при всех своих «минусах», она все же сыграла позитивную роль, поскольку некоторые ее ключевые положения впоследствии стали составной частью технического задания конкурса 2014 г. Именно в проекте Н. Фостера - C. Ткаченко впервые возникла идея активного использования подземного пространства и, конкретно, создания нового экспозиционного здания в тоннеле, ведущем из главного здания. Именно те же авторы первыми предложили разместить современные музейные объекты в квартале между Знаменкой и Колымажным переулком.

Конкурсное задание: рекомендации французских экспертов

В начале 2014 г. обновленная дирекция ГМИИ утвердила новую концепцию развития музея, разработанную ее представителями совместно с международной консалтинговой компанией Avesta Group Consultancy. Главная сформулированная задача звучит очень обязывающее: нужно создать многофункциональный музейный комплекс с развитой инфраструктурой, который «станет движущей силой культурного развития Москвы и России». На первой странице этого очень объемистого текста особо оговаривается, что «архитектурное решение должно соответствовать существующей исторической застройке, дополнять и обогащать городской ландшафт и общественное пространство». По формулировке авторов концепции, проектировщикам необходимо «учитывать тонкости реконструкции и реставрации исторических зданий в сочетании со строительством новых музейных помещений, расположенных над и под землей и оборудованных по последнему слову науки и техники». Очень важный теоретический постулат концепции: «здания и территория музея – бесценное наследие, которое он сохраняет, оживляет и авторски презентует», это «небольшой город, живущий собственной жизнью», он «должен стать точкой притяжения для туристов и местных жителей». Еще одно принципиальное требование к архитекторам – «проект должен соответствовать стандартам экологического строительства», поскольку «музей ответственен за окружающую среду и в своей деятельности учитывает положения концепции устойчивого развития».

65d415ce118d3c715db0644bdb3ae65e.jpg
Панорама Музейного городка. "Проект Меганом"

Во второй части документа «прописаны» более конкретные планы. Вcе пространство создаваемого Музейного городка подлежит преобразованию в единую общественную пешеходную зону. Подъезд к главному корпусу будет доступен только для специального транспорта. Все ограды внутри комплекса, за исключением исторически ценных, решено снести. Каждый из дворов должен отличаться от всех других «по настроению и функциональному наполнению». Первые этажи всех музейных зданий намечено сделать максимально открытыми. Вход в центральное здание для основного потока посетителей задумано перенести и открыться со стороны Малого Знаменского переулка. Там же, на теперешнем заднем дворе, планируется создать репрезентативную площадь, соединенную с территорией усадьбы Вяземских-Долгоруковых. В парке этой усадьбы предполагается проводить мероприятия фестивального типа, в связи с чем там намечено построить летний павильон.

В районе «кремлевской бензоколонки» напротив храма Христа Спасителя, там, где Фостер и сотрудники его бюро хотели видеть свой пятилепестковый объем, теперь рекомендовано разместить дизайнерский магазин и летнее кафе для привлечения молодежи. Авторы утвержденного руководством ГМИИ программного «манифеста» особо оговаривают, что в том случае, если ограничения для строительства на этой территории будут отменены, было бы очень желательно построить там многофункциональную аудиторию для проведения лекций и концертов. Что касается основных запланированных новых построек, создатели концепции отвели им тот же самый участок к северо-востоку от основного здания, который ранее наметили Н. Фостер и С. Ткаченко. При этом часть одного из флигелей находившейся там когда-то городской усадьбы они рекомендовали сохранить вместе с его историческим фасадом.

Все проектные предложения, кроме противоречащих действующим нормам, специалисты компании Avestа закрепили в мастерплане. Эта фирма работала с десятками культурных институций по всему миру, начиная с построенного 40 лет назад Центра Помпиду в Париже. Отказавшемуся корректировать свой проект Н. Фостеру была найдена исключительно достойная замена. Тем не менее, эта концепция требовала более глубокой детализации, а самое главное, нужно было выбрать высокопрофессионального российского архитектора, готового взять на себя полную ответственность за строительство Музейного городка. В принципе, на эту роль практически в равной степени подходят и Ю. Григорян, и С. Скуратов, и В. Плоткин – каждый из них давно зарекомендовал себя в качестве успешного преобразователя облика сегодняшней Москвы. Руководству ГМИИ и Москомархитектуры нужно было выбрать, прежде всего, между персоналиями и их творческими почерками. Поскольку сделать такой выбор все же достаточно непросто, объявление конкурса c очень представительным составом жюри стало неизбежным.

a94c2c3d25fa2522ac32579f5344e628.jpg
Панорама Музейного городка. "Архитектурное бюро Сергея Скуратова"

Сергей Скуратов: преемственность преобразований

Наиболее яркую и даже не лишенную подлинного азарта концепцию формирования Музейного городка ГМИИ представило бюро Сергея Скуратова. Следовать во всех деталях готовому мастерплану эта команда принципиально отказалась. В развернутом пояснительном тексте авторский коллектив объявил о намерении объединить множество разнохарактерных построек района Волхонки и Знаменки в единый архитектурно-ландшафтный ансамбль. По своей планировочной и пропорциональной структуре запроектированный комплекс оказался родственным неоклассике начала XX в. Три квартала комплекса группируются вокруг исторического главного здания ГМИИ. На равном расстоянии к востоку и западу от его главного фасада должны быть размещены два новых объекта. Один – почти в точности там, где предписано Avest’ой, другой – на месте отвергнутого фостеровского «пятилистника» и реально существующей автозаправочной станции 1930-х гг.

Вытянутый параллельно Волхонке крупный протяженный объем Депозитарно-реставрационного выставочного центра (ДПРЦ), становится очень значительным композиционным акцентом не только создаваемого «городка», но и всего района. Благодаря своей простой прямоугольной конфигурации это внушительное сооружение воспринимается как нейтральная «кулиса» для более пластичной исторической застройки и одновременно прочитывается как некая параллель возвышающемуся сравнительно неподалеку депозитарию Российской государственной библиотеки. В подчеркнуто контрастной по отношению к окружению яркой окраске столь крупной постройки есть амбициозный вызов: ДПРЦ задуман как знаковое произведение современной архитектуры, столь же новаторское, как и клейновское главное здание в контексте Москвы столетней давности. Тем не менее, cубординация соблюдена: размеры и пропорции проектируемой доминанты тесно увязаны с параметрами центрального сооружения ансамбля.

8df64256dfffed3ba501729b0ecdb0a3.jpg
Депозитарно-реставрационный и выставочный центр. Архитектурное бюро Сергея Скуратова"

При взгляде издалека скуратовский корпус должен выглядеть новой московской «точкой силы», наподобие преобразованной Даниловской мануфактуры. В визуализациях крупным планом этот объект позиционируется скорее в качестве дорогой, не лишенной изящества, хотя и весьма эксцентричной «шкатулки» для музейных сокровищ. Метафора эффектно материализована: в нижней части здания задуман огромный «вырез», в котором предполагается укрыть от превратностей судьбы реставрируемый неоклассический двухэтажный особняк. В интервью порталу «Архплатформа» С. Скуратов называет сохраняемый флигель усадьбы Глебовых «замковым камнем», вокруг которого «закручивается все пространство». Фасады ДПРЦ формируются солнцезащитными ламелями из кортен-стали, постоянно меняющими свое положение. В зависимости от того, под каким углом они оказываются по отношению к остекленным поверхностям стен, здание может выглядеть и прозрачным, и «непроницаемым». Кортен – материал демонстративно «авангардный», и даже, из-за «ржавого» вида, достаточно «хулиганский», но он рассчитан на века и, в данном случае, вполне гармонично сочетается с очень «консервативной» монументальной каменной лестницей.

Павильон, размещаемый, согласно этому проекту, напротив храма Христа Спасителя должен открывать вход в городок со стороны Пречистенских ворот и Гоголевского бульвара. Непосредственно под этим сооружением С. Скуратов и его коллеги предлагают создать новый выход из метро. Запланированное основное функциональное назначение павильона – служить местом проведения разного рода музейных мероприятий в вечернее время. Его композиционная роль в преобразуемом ансамбле очевидна – это визуальный противовес и в то же время партнер расположенного по другую сторону от первоначального цветаевского Музея изящных искусств здания ДПРЦ.

Само главное здание ГМИИ С. Скуратов и коллектив его бюро предлагают серьезно реконструировать. Запланировано создание нового входа в этот «храм искусств» через отдельно стоящий стеклянный тамбур в Малом Знаменском переулке. Интерьер старого музея в целом сохраняет свой исторический облик, но его намечено дополнить созданием системы лифтов и эскалаторов. Благодаря перекрытию внутренних дворов и созданию подземного этажа c выставочными залами и депозитариями ГМИИ, согласно проекту, получает новые 6500 м2 полезной площади. Подземное пространство Музейного городка в целом предполагается использовать очень активно: оно должно включать в себя три транспортно-разгрузочных центра, отвечающие за автономное жизнеобеспечение каждого из кварталов, паркинг, систему коммуникаций и самые различные подсобные помещения. Благодаря четко продуманной логистической схеме вся территория комплекса превращается в комфортную рекреационную зону, настоящий музей под открытым небом, рассчитанный на ежедневные посещения тысячами москвичей и туристов.

b1ff87e133295583ecdef8eca7f7b49d.jpg
Летнее кафе у здания ДРВЦ. Архитектурное бюро Сергея Скуратова"

Единственный видимый серьезный недостаток этой во всех отношениях незаурядной архитектурно-урбанистической концепции – слишком неформальное отношение к официальному списку объектов историко-культурного наследия. Намерение демонтировать и перенести в какое-либо другое место на карте Москвы обладающую охранным статусом бензоколонку 1930-х гг. напротив храма Христа Спасителя заведомо свело очень высокие в ином случае шансы «Архитектурного бюро Сергея Скуратова» на победу в конкурсе к «нулю».

Владимир Плоткин: интеграция модернизма в неоклассику

Авторский коллектив ТПО «Резерв» под руководством Владимира Плоткина сделал акцент, прежде всего, на решении значительно более камерных задач. Основное внимание в его проектной концепции уделено мощению улиц, малым архитектурным формам, уличной скульптуре, элементам освещения и деталям ландшафтного благоустройства. Идея единого пространства Музейного городка очень наглядно воплотилась в замысле создания на всей территории комплекса покрытия из натурального камня и его художественного оформления по мотивам орнаментальной композиции, использованной при декорировании полов исторического главного здания. Следуя не только букве, но и духу проектного задания, разработчики проекта «объявляют вне закона» все бордюры и просто резкие перепады рельефа на пути непрерывного пешеходного движения.

8b3c7bf308eb4d1ae1068e126542ca39.jpg
Новое музейное здание с примыкающей площадью. ТПО "Резерв"

Свою основную задачу архитекторы «Резерва» видят в превращении реконструируемого фрагмента центра Москвы в «сад скульптур и событий», где творения ваятелей прошлого и настоящего разместятся в тени деревьев самых различных пород. Наиболее значимые сегменты комплекса авторы намерены выделить более интенсивным освещением, предполагая, что разного рода «фокусы» со светом помогут повлиять на маршруты и скорость движения посетителей. В программу постоянного «шоу» предполагается включить и медиапроекции на фасады главного здания. Музейный городок, по замыслу проектировщиков, должен стать местом проведения круглогодичных уличных перфомансов, куда будут приглашаться художники, работающие на пленэре, и создатели ледяных скульптур.

Главный вход в музейный комплекс ТПО «Резерв» предлагает устроить со стороны Малого Знаменского переулка: поток пешеходов от Боровицких ворот Кремля должен быть направлен туда через Знаменку. Почти во всех строениях Музейного городка В. Плоткин и сотрудники его бюро планируют оборудовать экспозиционно-выставочные помещения. Большую часть из них намечено разместить в непосредственном соседстве с создающими атмосферу непринужденности музейными магазинами и кафе. Автозаправочной станции на Волхонке тоже найдено достойное новое применение: она превращается в кассовый информационный павильон. Окружающая ее территория получает название Летнего лобби и переосмысливается как пространство для расслабленного отдыха, где, в дополнение ко всем прочим элементам ландшафтного благоустройства, предполагается появление небольшого пруда. Ради создания новой эффектной парковой композиции архитекторы ТПО «Резерв» решили пожертвовать расположенной в этой части комплекса исторической липовой аллеей. Вполне очевидно, что такое решение не могло не настроить против рассматриваемого проекта градозащитное сообщество, и стать одним из аргументов для отклонения концепции на заседании конкурсного жюри.

По версии Владимира Плоткина и его коллег, новое музейное здание в восточной части комплекса должно представлять собой почти супрематическое сочетание небольших геометрических объемов, сомасштабных соседствующим старинным особнякам. Полупрозрачность стен этой не претендующей на монументальность постройки – не только знак приверженности ее авторов эстетике модернизма, но и своеобразный галантный поклон стеклянному куполу главного корпуса работы Р. Клейна. Верхние этажи нового сооружения предполагается облицевать натуральным камнем контекстного светло-серого оттенка. В ансамбль здания очень органично вписывается тот же самый дом, который С. Скуратов поместил внутрь своего варианта ДПРЦ. Интерьер здания авторы проекта называют «интригующим»: при обзоре из остекленных помещений первого этажа окружающие исторические постройки должны восприниматься как самые крупные экспонаты музейной коллекции. Закрытые для публики реставрационные мастерские, хранилища и инженерный блок располагаются под землей. Там же планируется разместить и один из выставочных залов, выполняющий одновременно функцию перехода в главный корпус.

2e0867cc9fea42b0429e7ec4b6a16871.jpg

Как утверждают сами авторы, «новое здание органично вписывается в сложный контекст окружающей среды». В определенной степени это так, тем более, что супрематизм, как и весь русский авангард – «родное детище» той же эпохи, что подарила Москве клейновское здание ГМИИ. Как отметила Марина Лошак, проект ТПО «Резерв» отличается особой тонкостью и деликатностью. Тем не менее, он проиграл, возможно, в первую очередь, из-за того, что большинству членов жюри количество стекла на фасадах нового здания показалось излишним.

Юрий Григорян: поиски органического синтеза

Победившая творческая команда «Проекта Меганом» во главе с Юрием Григоряном назвала свою работу очень символически: «Ризосфера. Новое основание». Если открыть Википедию, несложно узнать, что ризосфера – «узкий участок почвы, прилегающий к корням растения и попадающий под непосредственное действие корневых выделений и почвенных микроорганизмов». Это очень четкая и ясная метафора главной идеи проекта. Архитекторы явно поставили перед собой задачу постичь органические закономерности во взаимоотношениях между клейновским главным зданием и окружающей застройкой и уже затем «вырастить» именно то, что приживется на этой «почве».

Во вступлении к посвященному своей работе пояснительному буклету архитекторы призывают Музей добиваться широкого общественного консенсуса по всем вопросам, связанным с созданием городка. По мнению меганомовцев, необходимо сохранить не только официально признанные памятники историко-культурного наследия, но и рядовую застройку минувших столетий. Предметом музеефикации, настаивают авторы, должна стать сама городская среда, сохраняющая исторически сложившуюся планировочную структуру и обретающая в результате реконструкции новое качество: «здесь все, как в Москве и немного иначе, – все здания становятся единой коллекцией архитектуры <…>, публичное пространство насыщено искусством».

Музееифицируется даже флора: каждое из уже существующих деревьев получает охранный номер и собственное имя. В дальнейшем коллекцию растений предполагается расширять по единому плану, тесно увязанному с общей концепцией развития музея: к примеру, рядом с экспозициями импрессионистов и постимпрессионистов архитекторы планируют высадить кусты, аналогичные тем, что изображены на полотнах Клода Моне и Поля Синьяка. Всю территория «городка» намечено вымостить гранитом разнообразной фактуры с дополнением чугунных и бронзовых деталей. Широкие пешеходные пространства акцентируются крупными плитами. Парковые дорожки покрываются мелкой брусчаткой. Рисунку мощения будут подчинены все элементы благоустройства. Часть покрытия задумано оснастить системой зимнего подогрева с использованием тепла, выделяемого метрополитеном. Для удобства посетителей повсюду предполагается разместить множество скамеек для сидения и создать единую стационарную систему навигации и информации.

Городок ГМИИ получает четкое внутреннее структурирование – в нем выделяется 9 площадей с собственными названиями, а также несколько бульваров, улиц и проездов. Предполагаемое функциональное назначение площадей – регулярное проведение публичных мероприятий музейно-просветительской программы и экспонирование под открытым небом произведений искусства. Главным из бульваров в этой системе «Проект Меганом» предлагает сделать саму улицу Волхонку, высадив на ней деревья после значительного сужения проезжей части. Это решение позволит органично связать «Ризосферу» с пешеходной зоной у храма Христа Спасителя, включающей в себя Патриарший мост.

3ad2f494a2462cea0863330e7156ae8d.jpg
Площадь перед новыми зданиями Музейного городка. "Проект Меганом"

В соответствии с замыслом Ю. Григоряна и его соавторов, наиболее репрезентативная часть уличной экспозиции организуется на участке между историческим главным зданием и вновь возводимым комплексом. Депозитарно-реставрационный и выставочный центр, согласно проекту, будет представлять собой целый ансамбль компактных монументальных объемов, формирующих площадь средневекового типа. Новое пространство для выставок особо выдающегося значения разместится в Агоре с многосветным Большим залом высотой 12 м в центре и несколькими галереями по периметру. Там же будет находиться вход в еще одно дополнительное экспозиционное пространство, расположенное под землей. Технологический корпус должен состоять из двух визуально обособленных частей, одна из которых под именем Сейфа предназначается под фондохранилище, а другая – для реставрационных работ. В наружной отделке этого здания архитекторы «Меганома» предполагают использовать серые алюминиевые панели. Фасады Агоры планируется выполнить в схожей цветовой гамме, но совсем иначе: из светопрозрачных панелей с наклеенными тонкими спилами светло-серого мрамора различной толщины и обработки наверху, и гранитными блоками внизу. Стилизации под окружающую застройку не будет, но и намеренного визуального противопоставления ей новых объектов – то же. Ансамбль дополнят два реконструированных флигеля усадьбы Глебовых, на фасадах одного из которых планируются выполнить «контекстные» аппликации из мрамора.

Судьбу автозаправочной станции напротив храма Христа Спасителя «Проект Меганом» тоже решает своеобразно – она должна стать составной частью остекленного павильона, открывающего вход на территорию «городка». Это легкое сооружение планируется разместить на крыше вновь создаваемого подземного пространства, используемого либо как паркинг, либо как еще один выставочный зал. Размещение павильона оставляет открытой возможность восстановления исторической красной линии Волхонки и воссоздания целого комплекса утраченных объектов историко-культурного наследия: южных флигелей усадьбы Голицыных и ограды усадьбы Румянцева-Задунайского на Волхонке.

Главным достоинством этой концепции жюри конкурса и дирекция ГМИИ посчитали первоочередное внимание к пространству Музейного городка в целом. Предложения «Проекта Меганом», несомненно, в наибольшей степени соответствуют утвержденному мастерплану от многоопытной компании Avesta. Они поддержаны «Архнадзором», а значит, чаемый общественный консенсус практически достигнут. С Юрием Григоряном и его бюро Пушкинскому музею предстоит долгосрочное сотрудничество.

______________________________

В основу статьи положены материалы обзора трех проектных концепций Музейного городка ГМИИ, подготовленного автором по заказу Портала Архсовета Москвы и опубликованного на этом интернет-ресурсе (http://archsovet.msk.ru/article/konkursy/muzeynyy-gorodok-gmii-tri-koncepcii)

Комментарии