Варварство и бескультурье: как погибает историческая застройка

Совсем недавно в Иркутске появилось «кладбище погибших домов», о чем «Строительная Россия» писала 31 мая 2019 года. 50 белых крестов, воткнутых в землю — это памятники старинным домам, которые снесли в городе за последние 100 лет, чтобы на их месте построить новые здания

Как рассказал нам один из организаторов акции, историк Алексей Петров, такой нестандартный подход был выбран специально, чтобы привлечь к проблеме как можно больше молодых людей.

«Для взрослого поколения можно было просто сделать обычную выставку, но молодежь требует особого к себе отношения. Нужна была визуализация. Поэтому мы придумали уличный проект - 50 крестов, на каждом из которых прибит дом и его историческая справка. Ни один из проходящих мимо за неделю не остался равнодушным», – отметил историк.

16eb775b29b5c389a2b3835dfc06de3e.jpg

Кто виноват?

Иркутск, к сожалению, далеко не единственный город, где в последнее время на месте исчезающих старинных усадеб вырастают современные бетонные постройки, это проблема всей страны.

Например, по данным общественного движения «Архнадзор», в 2010-2018 годах в Москве снесли более 160 исторических зданий, среди которых были постройки XVII-XIX в.в. Общественники еще в 2016 году призывали власти столицы не уничтожать здания старше 1917 года, но Московская городская дума большинством голосов тогда проголосовала против.

С одной стороны, ситуация в Москве немного улучшилась. Раньше, как вспоминает генеральный директор проектного бюро КТБ Проект Александр Луценко, историческую застройку уничтожали беспощадно в самом центре столицы.

«Под снос шли не только исторические здания, но и памятники архитектуры. В 1990-х особняки в центре просто сжигали, чтобы не заморачиваться с реставрацией и поставить на их месте железобетонных болванчиков. В нулевых под видом реконструкции были уничтожены Военторг на Воздвиженке, историческая застройка Остоженки и Цветного, переделан после пожара Манеж. Сейчас реставрируются здания в центре Москвы, но продолжают ветшать и разрушаться подмосковные усадьбы», - отмечает Луценко.

931210737adeab049e11ae294d1aa7bc.jpg

        Центральный военный универсальный магазин (Военторг), здание построено в 1910-1913 гг. Архитектор С.Б. Залесский. Снесен по решению мэра в                2003 г.   © Фото Метлов Александр

Действительно, в Москве ситуация, по крайней мере в количественном отношении, изменилась в лучшую сторону, сносить стали меньше. Но дело ведь не в количестве... Да и в стране в целом наследие деревянного зодчества продолжает исчезать на глазах. Исчезать по разным причинам...

«Основная проблема – разрушение исторических зданий руками людей, – говорит заместитель председателя Московского областного отделения ВООПИиК Ирина Трубецкая, – способов много: снос для нового строительства, разрушение из-за бесхозности, поджоги».

Случаются, по словам Ирины, и совсем вопиющие случаи. Она рассказала, как при строительстве нового объекта в Люберецком районе Московской области снесли деревянное здание школы «Сказка».

«Чиновники вовсе не приняли во внимание этот резной теремок, указали в документах, что построек на участке нет или что они не ценные, и разрушили техникой то, что стоило бы бережно сохранить. Глава Люберецкого района лично настоял на разрушении – и это, конечно, варварство и бескультурье», – отметила Ирина.

577f2483f9ffef2a6f2db79d5803bcfd.jpg

                                   Школа "Сказка" (бывшая купеческая дача), здание построено в 1910 году. Уничтожено 03.06.2019 г. © Фото ВООПИиК

По мнению координатора градозащитного движения «Реальная история» Марины Сахаровой, бездействие властей при сносе или угрозе сноса — одна из главных проблем, с которой приходится сталкиваться градозащитникам.

«Виновных не привлекают к ответственности», – констатирует Сахарова.

Как заставить?

Партнер юридической компании ВС Консалт, член палаты налоговых консультантов РФ Олег Кривозубов, рассказал интересный случай, произошедший в том же Иркутске, когда владельца здания как раз привлекли к ответственности, но и здесь возникли свои трудности.

«Коммерческая компания, выкупив помещение кафе, своевольно расширила фасады, убрала лепнину, подогнав внешний вид здания под фирменный стиль заведения. Все бы ничего, но жители этого дома оказались возмущены самоуправством и за защитой пошли в суд. Резонанс по делу был колоссальный, включились дизайнеры, архитекторы и публичные люди города, чтобы привлечь внимание властей. Мы как юристы уже три года ведем это дело в суде. И даже выиграв его два года назад, до сих пор добиваемся восстановления прежнего вида фасада. Для нас это общественный проект, довести его до логического завершения – дело принципа. За три года мы не взяли с жителей ни копейки. В деле масса нюансов и тонкостей», – поделился Олег.

Сложней всего, по словам юриста, оказалось добиться исполнения. Даже выигранный суд и наличие на руках решения о необходимости восстановления исторического облика здания, не гарантируют этого.

«Как заставить ответчика сделать что-либо натуральным способом? Как контролировать то, что он сделает? – задается вопросами Олег Кривозубов. – Можно получить три варианта развития событий: ответчик может скрываться, может говорить «не хочу», может сказать «хочу, но возможности нет».

567ccdc2aeba3f096a2c21ad70398064.jpg

                                                                  Фасад кафе "Снежинка" в Иркутске. © Фото со страницы Дениса Гука в Facebook

В данном случае ВС Консалт долгое время не могла добиться от ответчика исполнения требований суда. В результате новый владелец здания восстановил лепнину, однако, как выяснилось, не вернул к первоначальным размерам расширенные оконные проемы.

«Ответчик же представил постановление об окончании исполнительного производства в связи с полным исполнением решения суда. Таким образом, документы гласят, что зданию вернули первоначальный вид. По факту этого не сделано. Разбирательство продолжилось. Выяснилось, что в паспорте объекта просто не указана высота окон. К этому моменту дело уже было на контроле администрации, подготовлено заключение о приведении объекта в первоначальный вид. Мы продолжаем ждать решения», – рассказал Олег Кривозубов.

Одним из решений подобных проблем юрист видит изменение способа ответственности, когда истец своими силами восстанавливает здание, а с ответчика по факту происходит взыскание денежных средств.

Как сохранить?

Кто-то, возможно, скажет, что сносят в основном лишь никому ненужные здания или те, что не подлежат восстановлению. Но, как отмечал градозащитник Андрей Новичков, если подходить к делу профессионально, с душой, не то что сохранить, восстановить можно даже из руин.

Правда, чтобы не доводить до руин, необходима планомерная работа по изучению и сохранению архитектурного наследия прежних лет, такого мнения придерживается заместитель председателя Московского областного отделения ВООПИиК Ирина Трубецкая. Подобную работу должны проводить государственные ведомства и общественные организации.

c210e0a2ae9f1ca0250876b25cac8de2.jpg

«Все такие объекты (памятниками культурного и архитектурного наследия РФ — прим.) должны в обязательном порядке обследоваться, причем не только визуально, но и инструментально, – подчеркивает директор Группы компаний SRG, направление «Сопровождение строительных проектов», Елена Самсонова. – После выпуска отчета об обследовании разрабатывается проект «приспособления под современное использование» данного объекта, в котором также должны быть учтены все требования, изложенные в охранном обязательстве. Все услуги по обследованию и проектированию, а также сами работы должны выполняться специализированными компаниями, имеющими на это право, подтвержденное лицензиями Минкульта РФ».

Для спасения памятников культурного наследия, по словам Елены Самсоновой, требуются внушительные финансовые вложения и временные затраты. Похожего мнения придерживается и главный редактор сборника «Санкт-Петербург: Наследие под угрозой», заместитель директора по науке и связям с общественностью ООО «РОСТ.ФОНД» Елена Минчёнок.

«К несчастью, спасение исчезающих исторических зданий – это неблагодарная, трудная и психологически изматывающая работа с непредсказуемым финалом. К исчезновению такой застройки сложно относиться философски, и, пожалуй, единственный путь изменения общей ситуации в положительную сторону – это организация постоянной общественной дискуссии, вовлечение городского сообщества в активное влияние на ситуацию и постепенное формирование общественного консенсуса о том, что историко-культурное наследие – это ценный актив, в том числе и в сугубо экономическом смысле. Сохранение старых зданий – очень ресурсоёмкий процесс, и только воззваниями к совести, памяти и общей истории здесь не обойтись», – отмечает Елена Минчёнок.

Она также обратила внимание на необходимость совместной работы городского сообщества, администрации и бизнеса.

«Если горожанам или предпринимателям удастся придумать экономически оправданную форму использования, то при правильно выстроенной работе можно надеяться на сохранение здания. Причём нужно очень хорошо понимать, в чём именно будет заинтересованность в проекте сохранения всех вовлечённых сторон. Это сложный путь, к тому же, практически никто не будет заниматься затратным восстановлением гибнущего памятника из сугубо альтруистических целей. Придумать работающую экономическую схему в таких случаях тяжелее всего», – резюмировала Минчёнок.

792a1a288e662b30729de7006428be17.jpg

                                                   Деревянный дом в Муроме (Владимирская обл) © Фото из собственной базы

Значительно сложней сохранить здание, по ее словам, когда на землю под исторической постройкой «кто-то положил глаз». В таком случае бороться непросто, ведь для изъятия земли применяются самые разные методы – от поджогов до выведения здания из списка памятников. Поэтому особого рецепта борьбы против подобного произвола попросту нет.

Работа продолжается

Их сносят, они сгорают, а порой просто рушатся на глазах. Для кого-то это обычные здания, а для кого-то целая история – история города, история поколений... История, к которой еще вчера можно было прикоснуться, а сегодня она исчезла, оставшись лишь на бумаге и в воспоминаниях местных жителей.

Как отметил историк Алексей Петров, горожане не всегда понимают работу градозащитников, неблагодарную, трудную и психологически изматывающую работу, как сказала Елена Минчёнок. Но работа продолжается... список зданий, которые удается спасти, реконструировать, пополняется новыми объектами, но... продолжают вбиваться и новые «кресты».

__________________________________________________________________________

Никита Доровских, материал взят с портала  "Строительная Россия".

Комментарии