Евгений Аникин – ремесленник архитектуры Санкт-Петербурга

В архитектуре Российской Империи есть имена Мастеров, чьи шедевры стали «нетленными». Но были и просто Архитекторы, гражданские Инженеры, чьи имена и объекты теряются в глубине столетий, но не менее важны в наследии культурного кода страны.

За исключением «неорусского» стиля застройку Санкт-Петербурга второй половины 19 века чаще всего можно назвать фоновой. Это те самые здания добротной архитектуры, выполненной в эклектичной манере, в богатых рельефах которого чаще всего прочитываются мотивы классицизма, ампира, барокко, нотки византийской и средиземноморской архитектуры. Если долго гулять по центру города, то застройка того периода для неподготовленного туриста начинает сливаться в единую массу, и все же - составляя уникальное очарование старины города на Неве.

К этому стоит добавить, что именно во второй половине 19 века на волне экономических и политических реформ появляются новые типы архитектурных сооружений: вокзалы, крытые рынки, доходные дома, больницы, школы, капитальные жилые здания, построенные по заказу третьего сословия – промышленников и купцов. Многие из них и вовсе остались за чертой внимания современников и нынешних туристов.

И за каждым таким зданием стоят малоизвестные имена сотен петербургских чертежников, инженеров, архитекторов – «ремесленников» профессии. Например, Евгения Евграфовича Аникина, чья добрая половина творчества была посвящена проектированию фабричных зданий Санкт-Петербурга. В 2019 году исполнилось 130 лет с момента кончины архитектора в 1889 году.

Родился будущий зодчий в 1826 году. О его детстве и родителях в научной литературе ничего не отмечается. Но первый факт биографии известен хорошо – окончание в 1847 году Петербургского строительного училища. Причем молодой человек вошел в десятку выпускников с высшими баллами и званием «архитекторского помощника» с правом на 14 класс табеля о рангах.

Нового «помощника архитектора» отправили на работу в чертежную правления I округа Министерства путей сообщения. С 1851 года Евгений Аникин приступает к исполнению обязанностей архитектора. Через шесть лет его утвердили в этой престижной должности.

Одно из первых зданий, под проектом которого Аникин поставил свою подпись, было построено в 50-х годах по адресу 15-я линия Васильевского острова 12. Во время блокады оно сильно пострадало от бомб и сегодня в нем практически ничего не осталось от неоклассицизма архитектора.

baadf7dc5aac4dc9bfb130c4a49e8990.jpg

ed0dbd02e6ad3e6d112cedc58ac8d500.jpg

Еще одно красивое здание в духе неоклассицизма раннего Аникина - дом Раменских-Ризниковых на Лиговском проспекте 34 (1851—1853) исчезло в 1996 году в связи с неосуществленным проектом строительства высокоскоростной пассажирской железнодорожной магистрали Москва -Санкт-Петербург.

Вообще в 50-е годы архитектор активно занимается проектированием как жилых домов, так и промышленных зданий. В среднем получилось по одному зданию в год. Разумеется, многие проекты шли в разработку параллельно. Среди объектов отметим Доходные дома по ул. Рылеева 39 и Канонерской 22, 2-й Советской 5. Особняки Н. Н. Кузнецова по пер. Джамбула 13, Игнатьева по ул. Марата 12 (перестроен в конце 19 века), купца К. Ильина (лицевой корпус) по ул. 15-я линия Васильевского острова 30 (утрачен).

a6c168dd3aaba44539e1ab1aaad713cd.jpg

eb715b818b3fbcbe3bbdfe283d355eaa.jpg

Дом по ул. Рылеева 39 до сих пор сохранил свою жилую функцию – сейчас это многоквартирное здание, пребывающее в сомнительном состоянии, как и многие здания второй половины 19 века, чьи фасады не обновлялись, судя по ним, с момента строительства.

Дом на Рылеева примечателен сочетанием приемов строгой геометрии неоклассицизма с оформлением центральной части фасада в византийском духе – два окна под одной декоративной аркой.

Особняк Н.Н. Кузнецова по пер. Джамбула 13 не сохранил первоначальный облик, так как был перестроен в конце 19 века, но общие черты классики сохранил. Дом любопытен с исторической точки зрения – здесь в 1879 году прошло первое организационной собрание революционно-террористической группировки «Народная воля».

d970cae7042ff31ffef932049fd7664b.jpg

В этот же период архитектор проявил себя как талантливый автор промышленных зданий. Здесь отметим ткацкую фабрику Д. Трофимова по Малому проспекту Петербургской стороны 3-5, здание фабрики Е. Гризара на наб. Карповки 27 и производственное здание Новой бумагопрядильной мануфактуры на Обводном канале 60-62.

На 60-е годы заказов приходиться не меньше, в той же широкой палитре – от доходных домов до особняков и фабрик.

Среди доходных домов можно выделить дом А.Л. Кекина на Невском проспекте 117, дом по ул. Садовая 90, дом углу 15-й линии Васильевского острова 38 и Среднего проспекта 59, дом Г.Н. Перунина на Малом проспекте Васильевского острова 19, дом на углу Большого Сампсониевского проспекта 8 — Финляндского проспекта 2 (утрачен).

У дома на углу 15-й линии Васильевского острова 38 и Среднего проспекта 59 своеобразная архитектурная судьба. Опять же в конце 19 века, с наступлением арт-нуво дом в строгой неоклассике был надстроен двумя этажами с очевидными попытками придать зданию протяжные элементы модерна. Гармонии не случилось. Здание превратилось в адскую помесь классики и недоделанного модерна.

6b98efae1977da7bf716c521a0de16eb.jpg

Также по проекту Аникина построен дом купца И.Ф. Костицина на 7-й линии Васильевского острова 60, особняк Семенкова на улице Миронова 6, перестроен дом отставного штабс-ротмистра лейб-гвардии князя Вяземского на Каменноостровском проспекте 58.

39bb992056f9cfce5c91f0f1c01325d4.jpg

645c2f8ee3baed6ff8181bf03076fc5b.jpg

Глядя на дом князя и в целом проекты жилых зданий, можно сказать, что Аникин относился к разряду «бюджетных» архитекторов, то есть к нему обращались люди не самых больших денег. И даже князь Вяземский в своем заказе не отличился княжеской роскошью. Зато непритязательность муниципального архитектора привлекала промышленников.

Из промышленных зданий периода выделяется кожевенный завод Брусницыных на Кожевенной линии Васильевского острова 27—28, пивоваренный завод т-ва «Гамбринус» на 6-й линии Васильевского острова 55 (полностью перестроено в к. 19 века) и ткацкая фабрика Д. Трофимова на Малом проспекте Петербургской стороны 3-5.

Завод Брусницыных строился по частям и в соавторстве с коллегами по ремеслу, потом местами переделывался. Но для нас здание примечательно тем, что на нем установлена доска, где среди авторов упомянут Евгений Аникин.

d90c0a5086cfefe5795c05a524dc2a9a.jpg

В 1867 году архитектор поступил техником в строительное отделение Санкт-Петербургской Городской Управы. О причинах смены работы и должности ничего неизвестно.

В 1872 году Евгений Евграфович принял на себя еще и общественную нагрузку – его выбрали директором Санкт-Петербургского попечительного о тюрьмах комитета.

В 70-х годах Аникин занимает должности петербургского городского архитектора и архитектора в штате градоначальника. С 1872 по 1882 гг в градостроительном ландшафте столицы исследователи идентифицировали три промышленных здания Евгения Аникина: производственные здания фабрики «Невка» на углу ул. Гельсингфорская 3 — Выборгская наб. 49 (Прядильно-ниточный комбинат "Красная нить"), доходный дом по ул. Комсомола 10 и здание чугунолитейной мастерской Р.И. Геца по ул. 11-я Красноармейская 6.

99ab8e4a212c8cee9a1337f851374c3c.jpg

1304d3a71ad5af3447e67e9d488ba60e.jpg

Комплекс фабрики «Невка» можно смело назвать наиболее крупным и заметным творением Евгения Аникина в Санкт-Петербурге. Архитектура «красного кирпича» сочетает в себе разновеликие горизонтальные объемы цехов и мощных кирпичных башен с ажурной кладкой. Огромный массив завода средневековым замком встал на Выборгской набережной, оживив богатым архитектурным рельефом берег Невы. Бережная реконструкция комплекса под офисный центр добавила на цеха мансардные этажи, гармонично дополнив сложный замысел архитектора, проект, в котором он проявил все свои уникальные компетенции в создании производственных зданий 19 века.  

Комментарии