Инновационные технологии в архитектуре

10 декабря компания КНАУФ и Союз московских архитекторов провели совместное мероприятие – архитектурный онлайн-прием «Архитектура. Новые тенденции».

В рамках деловой программы конференции специалисты в области архитектуры и строительства из России, Германии и Финляндии в трех сессиях обсуждали роль архитектора в современной строительной индустрии, тенденции нового десятилетия, влияние информационных технологий на развитие отрасли и зарубежный опыт развития нетипового индустриального домостроения.

026b2960a13697cbbfc7edc1d43e9086.JPG

Вторая сессия была посвящена инновационным технологиям в архитектуре. Модератором сессии выступил Дмитрий Цюрупа, руководитель продукт-менеджмента и направления BIM-технологий в ООО «КНАУФ ГИПС».

Владимир Гортон, генеральный директор компании ATP TLP architects engineers, в своем докладе сравнил европейский и российский опыт BIM-проектирования, и высказал свою точку зрения на целесообразность внедрения BIMв инвестиционно-строительный процесс.

333128eb2802409a4dfd9a1af289916e.JPG

Проектный бизнес в России, именно как бизнес, начал активно развиваться с конца 1990-х годов. Тогда же начался бурный рост рынка коммерческой недвижимости. При этом основной финансовой схемой в строительно-инвестиционной сфере было как можно быстрее отбить вложенные средства и получить доход. Период окупаемости проекта составлял не более 5 лет. К примеру, если возводился торговый центр – то за это время требовалось наполнить объект арендаторами, вернуть инвестиции и продать бизнес как можно дороже. Другими словами, инвестор не задумывался над тем, как будет выглядеть фасад этого торгового центра через 10 лет; как будут функционировать инженерные системы, не деформируются ли отделочные материалы. Впоследствии собственники таких площадей довольно часто сталкивались с ситуацией, когда затратная часть на содержание объекта становилась неподъемной.

В последние годы в связи с изменением финансовой ситуации, санкциями и импортозамещением инвесторы начинают смотреть на свои проекты по-другому. Они стараются учитывать затраты не только на строительство, но и весь жизненный цикл здания или сооружения, применяют технологи, позволяющие снижать стоимость эксплуатации в будущем. Приведу пример: один из наших заказчиков посчитал эффективность инвестиций в недвижимость за 30 лет на основе своих объектов. Выяснилось, что если взять весь объем финансирования объекта на всем протяжении его жизненного цикла, то на строительство и проектирование торгового центра ушло 25% от этой суммы, а на эксплуатацию – 75%. То есть эксплуатация объекта обошлась в три раза дороже, чем его строительство. В этом смысле инвесторам стоит задуматься о том, чтобы больше инвестировать в проектирование на первом этапе, чтобы снизить затраты на эксплуатацию в будущем.

Постепенно рынок эволюционирует, требования заказчиков повышаются так же, как и контроль регулятора. Даже мелкие проектные организации сегодня вынуждены переходить на BIM-технологии. К сожалению, не все это осилили, полагая, что достаточно купить соответствующий программный комплекс для автоматизированного проектирования и нанять BIM-менеджера, который «все наладит». Оказалось, все гораздо сложнее: для интеграции BIM нужен системный подход, а это уже более серьезные инвестиции. В результате подобные проектные компании осваивают 3D-моделирование по-минимуму, просто для того, чтобы заказчик это видел. В свою очередь, уровень осведомленности заказчиков растет: они все чаще разрабатывают собственные внутренние документы организации, регламентирующие процесс построения BIM-модели, описывающие правила контроля, рекомендации ее построения и итоговые цели (так называемый BEP – BIM Execution Plan). Впрочем, далеко не всегда они доходят до логического завершения.

73cff828f638fde06ef23a3f2979fa62.jpg

Таким образом, все чаще акцент делается именно на возможностях BIM в области управления и эксплуатации объектов недвижимости. В компании АТР имеются собственные наработки, в частности, BIM2FIM – Building Information Modeling to Facilities Information Management. Это направление сейчас активно развивается в том числе благодаря тому, что регулятор заинтересован в том, чтобы расходы на эксплуатацию объектов, построенных за счет государственного финансирования, не выходили за рамки установленного бюджета. Мы надеемся, что нормативная база в области BIM будет дорабатываться, и все участники рынка начнут подчиняться единой законодательной базе. Благодаря этому исчезнут лазейки, при которых можно разрабатывать документацию низкого качества. Пока нередки случаи, когда в органы экспертизы приносят на согласование документацию, в которой вместо 16 разделов разработаны три, и даже они не вяжутся друг с другом.

Напомню, в настоящее время Минстрой России разрабатывает нормативную базу по обязательному применению BIM для строительства по госзаказу. Это будет способствовать формированию нормального рынка проектных услуг, позволит получать качественные проекты. Речь идет о том, что BIM-проектирование будет охватывать не только этап прохождения экспертизы, но и применяться на всех этапах инвестиционно-строительного процесса, начиная от идеи до ввода объекта в эксплуатацию и утилизацию его в последующем. Таким образом, регулятор с помощью информационных технологий формирует политику в обеспечении безопасности и функциональности возводимых объектов, создавая условия, чтобы инвестиции, вложенные в строительство, окупались. В этом смысле BIM – это действительно инструмент, который всех уравнивает.

Впрочем, российскому рынку предстоит совершенствовать не только нормативную базу проектирования, но и внутренние процессы инвестиционно-строительной деятельности. Дело в том, что сейчас основной нормативный документ, на который мы опираемся в подготовке проектной документации – это постановление Правительства РФ от 16 февраля 2008 года № 87 «О составе разделов проектной документации и требованиях к их содержанию (с изменениями на 1 октября 2020 года)». И оно только приблизительно описывает, что будет построено. Вообще в отечественной проектной практике есть перекос: стадия «Проект» не содержит содержательной и исчерпывающей информации; основные решения дорабатываются на стадии рабочей документации. Это приводит к тому, что заказчик вынужден проводить тендер на основании очень приблизительной информации о стоимости, зачастую заниженной на четверть и более. В подобной ситуации проектировщик может управлять заказчиком, а заказчик – «давить» на проектировщика и решать собственные задачи.

В Германии, например, другая практика: там действует четкий свод правил, состоящий из 9 стадий проектирования, начиная от мастер-планирования, заканчивая надзором за строительством. Такая дробная стадийность подразумевает гораздо более глубокую проработку проекта: все основные решения закладываются и прорабатываются именно на этом этапе. Инвестор понимает довольно точно, сколько будет стоить объект. Кроме того, существует обязательная процедура на национальном уровне, на которой архитектор обязан выпустить стадию «Тендерная документация», которая призвана помочь выбрать квалифицированного исполнителя работ. При этом на тендер выставляются чертежи и спецификации, которые BIM позволяет выделить в детальную плоскость. Для этого разработан специальный инструмент – программный модуль, который точно описывает каждый вид работ. Все эти данные передаются генпордядчику, и он не имеет права отступить от этих требований. То есть погрешность сразу снижается, потому что у исполнителя пропадает возможность решать вопросы в свою пользу. Я полагаю, целесообразно рассмотреть европейскую практику и применить ее в России, адаптировав все эти решения к нашим условиям.

74679cbd3023d522cc684470feeec12e.png

Вернусь к практике нашей компании. Основным направлением нашей деятельности является комплексное проектирование объектов капитального строительства в таких сегментах как ритейл, производство, логистика, здравоохранение и др. Пожалуй, нагляднее всего тенденции, о которых я говорил выше, проявляются в сегменте недвижимости индустриального назначения. Дело в том, что подобные объекты (к примеру, фабрики по переработке сельхозпродукции) – это активы, которыми управляют сами собственники-инвесторы. И они крайне заинтересованы в повышении капитализации бизнеса и эффективности эксплуатации конкретного объекта. Наша практика заключается в том, что мы проектируем в 3D, заносим в информационную модель все решения, адаптируя их согласно требованиям заказчика, а затем передаем ему модель производства работ. То есть подрядные организации, привлекаемые к работам, заинтересованы в том, чтобы избежать затрат во время производства строительно-монтажных работ. Такие ситуации возникают из-за того, что в проекте есть какие-то коллизии. Но благодаря BIM и регламентам, применяемым в ATP, все коллизии еще на этапе проектирования сводятся к нулю.

Конечно, есть и трудности. В частности, до сих пор не отрегулирован вопрос интеллектуальной собственности, которой, по большому счету, является информационная модель. Например, генподрядчик предлагает очередную оптимизацию на стадии строительства и обращается к нам с просьбой внести новые данные в модель. Но к тому времени действие нашего официального контракта закончилось. И тогда инвестор, который уже потерял к нам глубокий интерес и переключился на реализацию проекта, просит заняться этим генподрядчика. Надо понимать, что во время производства работ могут возникать множество непредвиденных ситуаций, и все решения необходимо фиксировать, чтобы BIM-модель отражала реальное состояние объекта. Но этого никогда не происходит. Если бы проектировщик или архитектор был включен в процесс до самого конца, тогда все объекты на следующий день уже эксплуатировались бы на основании BIM-модели, ради чего, собственно, вся эта история и затевалась.

Компания ATP Planungs-und Beteiligungs AG была образована в Австрии в 1951 году и на сегодня является одной из лидирующей в Европе: в прошлом году ATP заняла 19-е место во всемирном рейтинге World Architecture-100. Холдинг известен в том числе и тем, что является первопроходцем в вопросах BIM (с 2007 года). ATP инвестирует серьезные средства в развитие информационных технологий, оборудование, разрабатывает собственные BIM-решения, является золотым партнером Autodesk. Российское представительство, компания ООО «АТП ТЛП архитекторы и инженеры» появилась в результате экспансии компании на восток в 2011 году.

c202bb8f22571792472aba9902d1be54.JPG

Андрей Яшанов, руководитель проектов цифрового развития компании ООО «Проектное бюро АПЕКС» в докладе «Проектный продукт и BIM. Что ожидать от проектировщика?» рассказал о нюансах взаимоотношений заказчика и проектировщика.

– В 2020-м году ООО «Проектное бюро АПЕКС» отметило свое шестилетие. За это время компания заметно выросла, портфель заказов пополнился сотнями уникальных объектов. Общая площадь реализованных проектов приближается к 10 млн кв. м в различных сегментах: жилье, общественные пространства, объекты промышленного назначения. Нами спроектировано более сотни объектов, 39 из которых в активной и завершающей стадии реализации. В штате – порядка 250 профессиональных архитекторов, более 150 инженеров внутренних сетей, около 100 конструкторов, 11 BIM-специалистов. Коллектив молодой, почти все специалисты – моложе 40 лет. Технологии информационного моделирования применяются в АПЕКС с самого начала. На всех этапах разработки проектной документации мы работаем в единой среде, в информационной модели. Наша команда неоднократно становилась призером и победителем конкурса «BIM-технологии».

a10139bb6d07789ea3721d7bd29c6741.JPG

В своей работе мы много общаемся не только Заказчиками, но и со своими коллегами – специалистами других проектных организаций. Уже большинству участников очевидно, что BIM стал неотъемлемой частью рыночной конкурентной среды. Совместно с техническим заданием на проектирование предлагается и задание на разработку информационных моделей (EIR). Таким образом, Заказчик оказывает благотворное влияние на развитие информационного моделирования в РФ. Однако, технология BIM многогранна, информация об одних и тех же элементах может быть представлена по-разному. Так как ещё не выработались единые правила создания и наполнения информационных моделей, предлагаемые EIR отличаются по содержанию требований. Получается, что базовые позиции похожи, но есть отличия в уровнях геометрической и информационной детализации, интерпретаций стадий разработки проекта, вовлеченности подрядчика к процессам координации.

Мы можем выполнить любые предъявляемые требования к ИМ, учитывая сроки разработки проекта. Сейчас даже наблюдается переход к одностадийному проектированию, который включает в себя сразу разработку проекта и модели с уровнем детализации соответствующей стадии рабочей документации (РД). Но, тем не менее, традиционный подход двухэтапного проектирования ПД и РД пока является преобладающим. Как при этом увязать BIM и двухэтапный подход, учитывая ограниченные сроки? Сейчас мне хотелось бы сформулировать несколько «риторических» вопросов и попытаться найти на них ответы.

Первый риторический вопрос: мы проектируем или моделируем? Он возникает от того, как написано техническое задание. Все знают, что ТЗ на информационное моделирование, которое дает заказчик (EIR), содержит в себе ряд требований. В конце получается результат: информационная модель, необходимые объемы и ведомости, которые с ней непосредственно ассоциированы. Но при этом забывают, что параллельно существует процесс согласования самого технического задания на проектирование, где указаны технико-экономические показатели, состав передаваемой информации. На основании этого составляется договор, где указаны процессы и сроки. В итоге заказчик получает результат: либо проектная документация, разработанная по Постановлению Правительства РФ N87, либо рабочая документация.

Так как эти процессы идут параллельно, то как происходит их увязка? Подрядчик пытается в BEPе (BIM Execution Plan – план реализации проекта BIM) взять состав из ТЗ, процессы – из договора, и все это соединить с информационными требованиями заказчика. Но при этом договор не учитывает сроки, которые необходимы для выполнения требований EIR. В итоге девелопер часто сталкивается с ситуацией, когда проект выдается отдельно от модели, а модель поднимается постфактум, потому что проектировщик не успевает отработать в информационной среде. Когда мы общаемся с Заказчиками, то на этапе договора предлагаем простую процедуру: объединить требования к информационному моделированию и техническое задание на проектирование. Это должен быть единый документ (возможно, с приложением к техническому заданию) и отказаться от BEP, потому что опытный проектировщик имеет внутри BIM стандарты. Например, мы в АПЕКС четко знаем, какой продукт получаем, как его получить, большинство наших внутренних процессов автоматизированы. Соответственно, нам BEP не нужен – подписывая ТЗ, мы знаем, как его реализовать. Указанные в договоре сроки будут выдержаны. В итоге заказчик получает проект с моделью, с результатами из этой модели (объемы и документация из модели). Таким образом процессы нужно упрощать и делать в едином потоке.

Второй риторический вопрос: мы делаем модель ради модели, или преследуем какие-то цели? Этим вопросом задаешься после изучения перечня требований к информационному моделированию. Например, Заказчик просит: «Сделайте модель с полной разводкой инженерных систем, типовым армированием и со всеми архитектурными деталями уже на стадии проектной документации (ПД)». Понятно, что это гораздо больший объем работы, чем может включить в себя «классическая» стадия ПД, особенно если сроки ограничены 2-3 месяцами. Это часто не согласуется с техническим заданием на проектирование. Бывает, что подменяются понятия атрибутных параметров вычислительными. Или описываются неэффективные методы моделирования. Часто встречаются неадаптированные классификаторы, когда такой классификатор предоставляется на жилье, а проектируется объект ритейла. Встречаются фразы, что «критерий сдачи проекта – отсутствие всех коллизий в проекте». Но практически в каждом проекте все коллизии не устранить, потому что есть артефакты, которые появляются из-за особенностей ПО или некорректной выгрузки модели в сторонние форматы. То есть коллизии нет, но система проверки ее видит.

Решение этих проблем следующее: нужно четко адаптировать уровень проработки модели под конкретную стадию. На этапе ПД модель должна соответствовать достаточному уровню для прохождения экспертизы – либо согласно требованиям экспертизы к ИМ, либо просто для выпуска документации согласно Постановлению Правительства РФ №87. А уже после экспертизы, когда идет процесс получения всех разрешений (для этого есть один-два месяца), проектировщик может доработать по согласованным решениям модель с целью подсчета ведомостей объемов работ. Более высокий уровень детализации достигается на этапе рабочей документации. Это достаточно понятный процесс развития модели по этапам проектирования. Либо уже необходимо переходить к одностадийному варианту проектирования.

Третий риторический вопрос: разработка BIM – это процесс ради процесса, или мы хотим получить какой-то результат? Зачастую проектировщики тратят время на процедурные вопросы, но результата они не приносят. Почему так происходит? Часто в EIR можно встретить требования к вовлеченности проектировщика в процессы, которые не согласуются с операционной деятельностью заказчика. К примеру, нас просят выгружать информационные модели один-два раза в неделю, хотя по факту Заказчик смотрит их лишь раз в два месяца. Плюс наблюдается число участников, которые не имеют между собой определенной процедуры взаимодействия. Например, замечания к модели могут высказывать все сотрудники Заказчика и Генподрядчика. И эти замечания могут быть не согласованы между собой, иметь неопределенный приоритет. Другими словами, процесс согласования выходит из-под контроля. В этом случае необходимо запускать процедуру согласования, когда документ проходит через некоторые инстанции и в итоге возвращается к руководителю проекта, который сам решает, нужно ли транслировать это обратно на подрядчика. или можно решить проблему внутри. При этом 70% замечаний отпадают на этапе внутреннего аудита. Кстати, сейчас регламентов по замечаниям нет почти ни у кого. Мало кто их составляет по единой форме, чтобы их смысл был однозначно понимаем, и не было «неснимаемых» замечаний.

Решение этих проблем очень простое: нужно привлекать проектировщика к процессам взаимодействия в соответствии с реальными потребностями Заказчика, то есть по запросу, либо объединять бизнес-процессы заказчика и проектировщика. Таким образом достигается синергия и высокий эффект работы. Важно, чтобы Заказчик смотрел документацию вместе с моделью. Сейчас обычно BIM-специалисты отдельно рассматривают свою часть, а технические специалисты – свою. Это можно объединить, тем более что BIM-технологии это позволяют.

349875a7c6237b373c1c3cbac9cf9f7d.png

Хотелось бы напомнить, что в Проектном бюро АПЕКС разработана собственная Среда Общих Данных (СОД или CDE– Common Data Environment) для управления проектированием, клиентский сервер для Заказчика, где мы предоставляем свои модели и всю сопутствующую проектную документацию для анализа с необходимой Заказчику информацией. Наша СОД – это некий аналог BIM360, но сделанный собственными силами. Она дает возможность обеспечить необходимый документооборот. Эта платформа уже успешно апробирована уже более чем на десяти проектах.

В завершение хотелось бы отметить, что развитию BIM будет способствовать дальнейшее совершенствование нормативной базы. При наличии информационной модели можно отказаться от бумаги, выпуска проектной и рабочей документации. Сейчас проектные компании используют BIM как субтехнологию только для получения документов. В идеале BIM-модель должна использовался в согласовательных процессах экспертизы и в дальнейшем – на этапе строительства. Тогда поменяются все процессы создания модели, сам бизнес-процесс проектирования – он будет более эффективно заточен именно на создании информационных моделей. Ведь в России уже есть подобный успешный опыт, правда, в сфере машиностроения. Еще в 2013 году было принято постановление, согласно которому цифровая копия изделия полностью заменяет проектную бумажную документацию. То есть при наличии модели можно не оформлять чертежи, а просто отправить ее на завод. Сейчас мало кто в машиностроении оформляет чертежи, обычно все обмениваются моделями. Мы можем этот опыт спокойно повторить.

f0b042fb12377e172687a7bb3474b7dd.JPG

Сергей Одегов, директор компании BIMON, BIM-эксперт, Сертифицированный эксперт WorldSkills по компетенции Технологии информационного моделирования BIM, сертифицированный инструктор Autodesk и Renga, выступил с докладом на тему «BIM для производителя. Алгоритмы работы с архитекторами и заказчиками».

Библиотеки информационных моделей - это словосочетание, как термин, - у всех на слуху, но единственно точного определения нет. Всем известно, что все трехмерные информационные модели, как из кирпичиков, состоят из маленьких элементарных компонентов. Для коллег мне бы хотелось дать более философское субъективное понимание. Библиотека информационных моделей – уникальный и в тоже время элементарный, по отношению к структуре модели и сложный по составу, компонент, позволяющий выстраивать взаимоподчиненные связи объекта строительства при разработке информационной трехмерной модели сооружения. Другими словами, раньше производители строительных материалов приходили к проектировщикам и говорили: «Хотите использовать нашу номенклатуру в своих проектах? Вот вам печатный каталог». А сейчас это флэшка, на которой находятся файлы цифровых копий номенклатуры оборудования, строительных конструкций, строительных решений. Используя в проектировании данные компоненты, очень легко выстраивать всю структуру объекта капитального строительства.

Наверное, ни для кого не секрет, что BIM – это не трехмерная модель, не библиотека или не визуализация, а некий процесс. Этот процесс многообразен; в строительстве к нему можно подвязать все что угодно, и он будет отражать именно элементы этого процесса в своих инструментах и интерпретациях трехмерных информационных моделей. Естественно, создание информационных моделей несет в себе работу с инструментами BIM. Такими могут являться программные продукты. Но их очень много. Для того чтобы создать библиотеки под каждый программный продукт, требуется колоссальное количество сил, времени, и специальных компетенций. Тем более, что разные компании-проектировщики обладают разношерстным штатом сотрудников, которые могут работать не в единой среде проектирования, а использовать разные программные продукты. Соответственно, для разного ПО нужны эти элементарные компоненты, чтобы из них что-то «построить».

В числе заказчиков нашей компании BIMON – такие крупные производители строительных материалов как Knauf, Rockwool, Tarkett, Siemens и многие др. Все они следят за трендами в сфере BIM-технологий, подстраиваются под стандарты крупных девелоперов и застройщиков. Ведь к библиотекам как к компонентам предъявляется достаточно серьезные требования для создания и поддержки определенного бизнес-процесса заказчика.

802df07edaf0b773f60c708ed007d831.jpg

Можно определенным образом классифицировать библиотеки и разбить их на группы:

- библиотеки, которые порождаются инструментами программы – BIM инструментом, в которой происходит непосредственное проектирование;

- библиотеки, которые порождаются неким редактором в составе BIM инструмента или внешним редактором и могут загружаться, передаваться из проекта в проект;

- библиотеки, которые оснащены определенными атрибутивными характеристиками, то есть свойствами или параметрами, которые несут в себе не только информационную окраску данного компонента, но и помогают участвовать этому компоненту в дальнейшем жизненном цикле. Не говоря о том, что значение свойств динамически могут меняться при изменении одного значения и влиять на значения других параметров находясь в неком взаимодействии, достигаемым за счет применения связей параметров в формулах, описывающих свойства и их значения.

Хороший пример – библиотеки компании Knauf по огнезащитной облицовке колонн. На стадии проектирования в зависимости от изменений габаритов данной библиотеки можно автоматически внутри самой библиотеки посчитать различные компоненты, из которых состоит данная конструкция. Меняя параметры, проектировщик может мгновенно получить расход на текущую конструкцию, а поставив их в проекте для всех колонн с разными параметрами облицовки – сразу получить спецификацию.

97b64012eba984d6953a95d9a7cac1b1.jpg

Но получение спецификации поэлементно или в целом не есть единственная цель информационного моделирования. Еще одной целью является осмечивание объекта капстроительства. В этом могут помочь, как базовая идея процесса, так называемые обезличенные библиотеки или библиотеки типа Generic– это такие библиотеки, которые не привязаны к конкретному производителю. Если собрать модель из таких Generic-библиотек и выгрузить эти данные с определенным кодом классификатора (специальный номер или код расшифровывающий тип строительного элемента, материала и принцип монтажа) в какую-то систему, и если эта система связана с тендерной площадкой на закупку материалов или оборудования, то путем сравнения предложений поставщиков (которым присвоен идентичный код классификатора) и выгрузки объемов работ, материалов в с таким же кодом, мы можем получать коммерческую стоимость объекта, т.е. неким образом прийти к ресурсно-индексному методу расчета строительства. К этой идее приходят разные девелоперы и застройщики в той или иной форме. С помощью специальных стандартов они пытаются повлиять на отрасль и, в частности, на производителей строительных материалов. Речь о том, чтобы производитель, заходя в проект со своими материалами, приносил также цифровые копии, из которых будет создана модель, а потом, с интеграцией в среду общих данных и в среде тендерной площадки, происходила бы работа именно с информационной начинкой данных компонентов.

Одним из таких девелоперов является компания АО «Дон-Строй Инвест». Выше я привел пример библиотеки одного из производителей, которая сделана именно по стандарту данного девелопера. Застройщик разработал собственный стандарт, который регламентирует набор определенных атрибутивных характеристик, в том числе технических, термических, физических характеристик, цвета, материала изделия. Есть определенное название этого материала, и все это интегрировано в библиотеку. Эта библиотека при установке в проект может автоматически подстраиваться под различные трубопроводы из номенклатуры диаметров, в том числе через нее предаётся расход, если мы рассматриваем какие-то гидравлические схемы. Это не только помогает проектировщику осуществить процесс проектирования, согласования и расчетов, но и дает возможность дальнейшего использования информации с модели для проведения тендеров.

681b11558db0f0edc5f639b2b2d43d42.jpg

Библиотеки – это еще не конец цифровизации, а только начало! Почему? Потому что расстановка библиотек в проекте, использование каких-либо системных компонентов для создания модели – это очень рутинный, трудоемкий и зачастую затратный процесс. Для производителей существует решение: отдать не только библиотеки, но и средства автоматизации проектирования. Сейчас очень много крупных компаний-производителей идут по данному пути. Например, компания Knauf скоро выпустит в свет так называемый проект по каркасно-обшивным системам «Аквапанель». В модели строятся обезличенные от производителя стены, а с помощью специального интерфейса есть возможность превратить эти стены в каркасно-обшивные по технологии Knauf, причем со всеми структурами – со структурой раскладки панелей, специальным Z-профилем, утеплителем и подсчетом дополнительным материалов. По каталогу технических решений выстраиваются различные сопряжения – например, наружный и внутренний угол стены или проем со специальным обрамлением, кроме этого существует возможность применить разные варианты отделки, такие как навесная фасадная система из керамогранита и прочее.

463c7b42b9b7cd5dfb41d9a0cf7d45ac.jpg

Подобный, полностью автоматизированный инструмент, существенно облегчает работу проектировщика: ему не нужно производить дополнительные расчеты – он нажал несколько кнопок и получил результат. Тем самым компания-производитель позволяет создать дополнительный интерес к продукции, осуществить некий опосредованный маркетинг и быть в тренде пика технологий информационного моделирования. 

Также в рамках мероприятия состоялись следующие сессии:

Комментарии