Картина мира глазами эксперта по комплексной безопасности

В один из октябрьских дней гостем редакции портала стал Юрий Михайлович ГЛУХОВЕНКО, доктор технических наук, профессор, академик Национальной академии наук пожарной безопасности, эксперт по безопасности Государственной Думы РФ, начальник Центра Комплексной безопасности. 

f64051109acf77f38d09a6f18ac3733d.JPG

Изначально встреча с экспертом обещала быть рутинной: несколько примеров нарушения норм безопасности в строительстве и ссылка на отраслевые стандарты, игнорирование которых привело к тем или иным печальным последствиям. Однако неожиданно для сотрудников редакции разговор принял чрезвычайно острый и проблемный характер. Впрочем, слово эксперту.

СЭ: Юрий Михайлович, как Вы оцениваете общую ситуацию в сфере экспертной деятельности?

- Любое экспертное сообщество всегда концентрируется вокруг определенных личностей, потому что экспертом нельзя быть назначенным. Эксперт – это личность, которая формировалась в течение всей жизни, – 25-летних экспертов в принципе быть не может, хотя, к сожалению, сегодня таких «умудренных опытом» специалистов в строительной отрасли России не мало.

Настоящий эксперт – это «штучный товар», он растет и зреет десятилетиями и «стать экспертом» означает достичь вершины профессиональной карьеры. Строительная отрасль в этом смысле не исключение: здесь вокруг таких личностей складываются экспертные группы и коллективы, способные решать огромный круг задач, связанных с проведением ЭКСПЕРТИЗЫ чего либо.

Центр комплексной безопасности сформировался и действует в направлении научно-экспертного подхода к проблематике в строительной отрасли. Потому, что сегодня все в нашей стране достаточно зыбко, идет поиск управленческих структур и структурных решений, которые бы позволили отечественному стройкомплексу соответствовать реалиям сегодняшнего дня, а они таковы: нам нужно научиться жить и работать в условиях отсутствия нефтяной ренты и прекращения льготного кредитования нашей страны извне. Это значит, что весь госаппарат и все отрасли материального производства должны перестроиться.

До недавнего времени управленческая машина нашего государства, решала задачи освоения ренты – природной и статусной, то есть нефтяных денег и кредитных ресурсов, поступавших к нам с Запада, которые давались в качестве индульгенции в обмен на определенный политический курс, проводимый Россией.

Сегодня политический курс изменился – мы больше не работаем на Запад, поэтому и деньги нам перестали давать. Что касается продажи нефти, то это сырьевой цикл, который в наше время пошел на спад: баррель «черного золота» стоит не $100, а $50. Вывод: нужно по-другому управлять экономикой, из которой исчезла половина денег.

Это тем более актуально, что сам ведущий - Запад, похоже сбился с курса. И теперь нам самим нужно обслуживать наши интересы с опорой на нашу культуру, в широком смысле этого слова. В этом мы имеем неоспоримое преимущество перед западным миром. Когда нам было очень нужно, мы всегда находили нестандартное, но абсолютно верное решение, которое было не только простым, но экономически и технически более эффективным, чем западные аналоги.

Строительный комплекс переживает непростые времена, и как видится, стал заложником собственных традиций, которые уже не способны быть ему опорой. Нужны свежие идеи, а их пока не видно.

Однако, пока вместо новых идей идет поиск новых управленческих структур и структурных решений.

Наш Центр может предложить комплексный и адресный подход к обеспечению безопасности объектов строительства, который в настоящее время отсутствует.

Это не только упростит проектирование и строительство, но существенно сократит время на производства контрольных мероприятий и затраты на реализацию мер обеспечения безопасности.

И что особенно важно, уровень безопасности объектов будет повышен.

Эти подходы уже успешно апробированы. И не только в теории, но и на практике. В этой связи, наши предложения – это не голословные заявления.

Наш Центр ориентируется на ведущих и наиболее авторитетных специалистов в области конструктивной, пожарной и иных видов техносферной безопасности, которые способны обеспечить решение этой задачи.

СЭ: Каковы ближайшие задачи Центра?

- На нынешнем этапе главным для нас является не поиск конкретных технических решений, например, в части защиты от огня вентилируемых фасадов. Мы понимаем, что такого рода технические решения чрезвычайно важны, но они выходят на первый план тогда, когда решены фундаментальные задачи, когда стало понятным, на какой основе осуществляется регулирование строительной отраслью.

Поэтому, задача Центра на сегодняшний день состоит в выработке тактики реализации наших предложений по совершенствованию нормативного и правового регулирования обеспечения комплексной безопасности, адресного нормирования и экспертного сопровождения регулирующей деятельности.

Обозначенная реформа госнадзора требует реализации принципа обеспечения единства измерений, а существующее обособление разных надзорных направлений не способствует этому. Вместе с тем, только по вопросам пожарной безопасности насчитывается не менее десятка разных надзоров, которые используют как свои собственные, так и заимствованные у госпожнадзора, нормы и правила их применения.

В этой сфере необходимо навести порядок. Нормы должны быть просты и интуитивно понятны. А их применение должно вызывать сомнений в истинных целях применителя.

В этой связи, продвигаемая в настоящее время стратегия по унификации нормирования на основе типовых решений - СНиПов ведет нас в тупик, отодвинет от правильного решения.

Альтернатива давно известна – это расчетная оценка рисков. Методики также известны и апробированы. Нужны только инженеры, которые их будут правильно применять, и эксперты, которые будут обеспечивать контроль применения.

Кстати, в области конструктивной безопасности в градостроительной деятельности такой подход в целом уже реализован, и не требует существенных корректировок.

А вот в области пожарной безопасности, и в других сферах техносферной безопасности, требуется перестройка. Прежде всего перестройка нормативной базы, изменение подходов к составлению нормативов. В этой связи, нам следует взять на вооружение Федеральный закон «О стандартизации».

Также необходимо ввести ранжирование экспертов по уровню решаемых задач: типовые, не стандартные, уникальные.

Считаю, что только на основе такого подхода можно обеспечить успешное регулирование строительной отрасти, ликвидировать системные конфликты и обеспечить реализацию майских указов.

Важнейшая задача нашего экспертного Центра – обеспечить решение уникальных задач комплексной безопасности при проектировании и строительстве на основе понятной методологической базы и расчетов, а не на основе коллективного одобрения гипотезы не имеющей доказательств, как сейчас.

СЭ: Какие инновации происходят в области законодательного регулирования экспертной деятельности?

- В последние годы в кулуарах Государственной Думы «бродит» проект закона «Об экспертной деятельности в Российской Федерации». Это значит, что общественное сознание дозрело до того, чтобы полагать экспертную деятельность как отдельную профессию. Хотя пока преждевременно говорить о том, что общество близко к реализации этого понимания: проект упомянутого закона не вынесен даже на первое чтение. Вместе с тем, такое «брожение» – естественный процесс формирования любой законодательной инициативы, который может длиться годами, прежде чем законопроект будет вынесен на первое чтение.

В настоящее время в России отчетливо ощущается дефицит квалифицированных специалистов, потому, что молодое поколение в силу многих причин, не может похвастаться высокой эрудицией – ни общей, ни профессиональной. Вот почему современное экспертное сообщество России вынуждено опираться на тех, кому за 50 лет и даже старших по возрасту специалистов. Однако, этот подход тоже нуждается в осторожном применении, что бы не получить старую песню вместо новой.

Таким образом, сегодня на экспертное сообщество возлагаются две большие задачи: во-первых, четко сформулировать предметную область своей деятельности и на ее основе структурно оформится, заняв свое настоящее место в экономике, а во-вторых – передать профессиональную эстафету тем, кто будет заниматься экспертной оценкой уже в недалеком будущем.

В целом, законодательство страны уже обеспечило экспертов работой. Теперь регуляторам нужно определяться со своей практикой и ввести в нее экспертов.

Только на такой основе можно повысить эффективность строительной отрасли: снизить издержки, сократить время, упростить процедуры, создать экономическую привлекательность. Вообщем, строить много и качественно, быстро и за меньшие деньги.

СЭ: Как этого можно добиться на практике?

- Кому-то может показаться, что данная задача не разрешима, но это не так.

В области техногенной безопасности главный способ снижения издержек заключается в том, чтобы мера безопасности соответствовала угрозе, а для этого ввести жесткую практику измерения угрозы. Угрозы людям, имуществу, животным и растениям, окружающей среде. И прекратить применять нормы технологического проектирования к объектам, для которых они не разрабатывались.

А к сожалению, до сих пор, инженерный корпус и практически все проектное сообщество, а также эксперты и инспектора госнадзора, нацелены на слепое следование нормам технологического проектирования, которые весьма часто составлены не на основе оценки рисков, а по какому-то неизвестному случаю, либо на основе не проведенной гипотезы.

Этот подход и во времена СССР уже был признан неудовлетворительным. Для его изменения даже были написаны государственные стандарты, содержащие методы измерений. В области пожарной безопасности таких ГОСТов была два: один по людям – в 1991 г., другой по имуществу – в 1998 г.

Типовое нормирование возможно, и даже необходимо. Но оно должно быть рассчитано, а не назначено по мнению.

В любом случае, инвестор – частный инвестор либо государство, должны иметь понятный инструмент контроля расходования собственных средств на обеспечение безопасности. Этот инструмент должен позволять управлять этими расходами, прежде всего на основе имущественных рисков. Безопасность людей должна быть обеспечена на приемлемом для общества и экономики уровне. И это не должно обсуждаться. При этом, меры по защите людей также не должны быть гипотезами и предположениями. Безопасность людей должна быть рассчитана и подтверждена на основе объективных критериев.

Только на такой основе можно обеспечить приток инвестиций в экономику. Только так можно сделать инвестиционный цикл максимально дешевым и быстрым. А при быстром обороте денег нужно меньше. Вот на чем держатся мировые лидеры по инвестициям. Чем мы хуже?

Да ни чем! У нас даже созданы необходимые для таких задач правовые условия. Например, уникальный по замыслу Федеральный закон «О техническом регулировании».

Нужно перестать считать этот закон происками врагов, а начать с себя – понять его истинный смысл и необходимость для регулирования экономических отношений.

Нельзя повсеместно «нагибать» экономику на меры безопасности, которые стоят дороже вреда, на предотвращение которого они предназначены. Это просто сумасшедший дом, а не экономика. Тут не до роста инвестиций, как бы последнее не отобрали.

На практике нужно коллективное согласованное решение главных регуляторов строительной отрасли – Минстроя России, Минэкономразвития России, МЧС России, Ростехнадзора, Минюста России, Генпрокуратуры России и высшей судебной инстанции.

А начинать должен Минстрой России. И от этого решения спрятаться не удастся.

СЭ: Каким Вам представляется ресурс модернизации существующей сферы технического регулирования?

- Действующие в наше время технические нормы еще советского образца, создавались, минимум, с коэффициентом 3 или даже 5. Это значит, что если при экспериментальном испытании какой либо конструкции получали параметр прочности равный, предположим, в,тов нормы заносили вх3. Поэтому пересмотр коэффициентов запаса прочности – путь к реальному снижению затрат на производство.

Далее, о нормах безопасности. В свое время они создавались на некие усредненные объекты: «общественные здания», «производственные здания» и т.д. Получается нечто вроде «средней температуры по больничной палате»… Что значит «производственные здания»? Их много типов и они очень разные. Совершенно очевидно, что в каждом конкретном случае параметр безопасности должен применяться с учетом специфики проектируемого объекта. Применение объемно-планировочных решений, заложенных в усредненные нормы, в конкретном производственном здании может не только оказаться бессмысленным, но и создавать определенную угрозу безопасности людей.

Необходимо понимать, что обеспечение безопасности – балансовое уравнение, задача равновесная, для решения которой необходимо тщательно проанализировать все риски, детально оценить опасность и только потом создать систему безопасности, причем применительно к специфике данного объекта. Только так можно обеспечить безопасность людей и сэкономить при этом колоссальные деньги. Чтобы представить о какой экономии может идти речь, достаточно сказать, что следование действующим в стране нормам пожарной безопасности удорожает строительство в 5 раз!

Касаясь сегмента конструктивной безопасности, можно вспомнить выступление академика РААСН В.И. Травуша, который в ходе одной из дискуссий сказал, что применяемые сегодня новейшие марки стали выдерживают нагрузки в 100 раз большие, чем это было 10 лет тому назад. Вот еще одна статья экономии за счет снижения металлоемкости конструкций здания.

СЭ: Какие трудности придется преодолеть в ходе реформирования системы технического регулирования?

- Для того, чтобы выйти на качественно новый уровень понимания задач, стоящих перед современным стройкомплексом России, в том числе в части обеспечения безопасности, прежде всего – пожарной и конструктивной, необходимо поменять менталитет инженеров-конструкторов, инспекторов и экспертов, что не так трудно, как может показаться. Этот процесс усложняет только одно: на использовании технического регулирования в качестве средства управления параметрами инвестиционного процесса, то есть деньгами, сейчас паразитируют довольно мощные силы. И действуют они не от своего имени, а от имени государства.

Преодолеть изнутри огромный соблазн ручного регулирования, когда на кону огромные денежные потоки, по-моему невозможно. Поэтому внедрению технического регулирования в строительную отрасль противостоит сама природа человека. И преодолеть эту природу можно только на основе стремления более высокой силы – необходимости самовыживания.

Не сделаем – не выживем. Ни все вместе, ни каждый по отдельности.

Преодолеть стереотипы и недопонимания – наша общая задача.

Наш Центр комплексной безопасности призван внедрять техническое регулирование, а для этого будет опираться на специалистов высочайшей квалификации.

ТС: Вы предлагаете ломать стереотипы, но Россия – страна весьма специфичная…

- Главная особенность России в ее огромной территории, поэтому у нас все социально-экономические процессы протекают медленнее, чем в других странах. Формирование социально-динамического стереотипа, то есть привыкание к чему-то новому, в России занимает 7–8 лет, в Западной Европе 3–4 года и это усредненные показатели. В наших нынешних условиях ситуация еще хуже, переходу на новое регулирование препятствуют чиновники - в мутной воде можно наловить много рыбы.

В этой связи, при отсутствии государственной поддержки, формирование социально-динамического стереотипа в России растянется еще на 10–12 лет и даже больше. Судите сами: реформа системы технического регулирования в нашей стране началась еще в СССР. Так, в 1991 г. был принят ГОСТ 12.1.004-91, в соответствии с которым должны были быть переработаны все пожарные нормы. Прошло 23 года, а переработанных пожарных норм нет. Есть перелицованные. Те же, но в другой обложке.

А был еще и Закон Российской Федерации «О стандартизации» 1993 года. А только затем, в 2002 г. был принят Федеральный закон «О техническом регулировании», который только в этом году перестали ругать. Всем хорошо известно, как в любом обществе воспринимают ту или иную инновацию: сначала говорят «это чушь», потом – «в этом что-то есть» и, наконец, – «да кто же этого не знает!». Так вот, стадия «это чушь» по отношению к новому закону формально растянулась в России на 13 лет! А фактически на 25!

Сколько еще лет будем говорить «в этом что-то есть»?

А недобросовестные чиновники – бизнесмены от безопасности будут в это время красть не просто деньги, а наше государство?

Общие интересы бизнеса, общества и государства должны преодолеть этот беспредел. Тем более, что государство у нас уже появилось, и его появление опередило западные санкции. Слава Богу, что произошло именно так, иначе бы мы никогда не тронулись с места! И сгнили бы заживо.

Комментарии