Коллективная безответственность или Кризис культуры нормирования мер пожарной безопасности

1b978e06c9fe19fde83db40c1c2ab4e8.jpg

В настоящее время в практике проектирования, строительства, эксплуатации и оценки их соответствия (декларирование, сертификация, контрольно-надзорная деятельность) существует два подхода к обоснованию мер пожарной безопасности.

Первый – типовой, на основе прямого применения типовых проектных решений-мер, включенных в разного рода нормативные технические документы (СНиП, СП, РД и т.п.).

Второй – адресный, применения типовых и любых других технических решений-мер на основании расчетов пожарных рисков – расчетных оценок степени риска причинения вреда.

В первом подходе используются косвенные признаки пожарной опасности и предположения (гипотезы) о реальном вреде в случае пожара.

Другая особенность первого подхода заключается в том, что ни одна типовая мера не связана с другой, что приводит к невозможности сложить из типовых мер пожарной безопасности адекватную систему работающую как единое целое – отсутствует возможность реализации системного (комплексного) подхода.

Это приводит к тому, что на конкретном объекте, меры пожарной безопасности подобранные на основе прямого применения типовых проектных решений, не представляют собой систему обеспечения пожарной безопасности и не могут обеспечить надежную защиту людей – выполнить требования федерального законодательства, и адекватный уровень затрат по защите имущества.

По оценкам Министерства экономического развития (2011) затраты при типовом нормировании превышают обязательный минимально-необходимый уровень, установленный федеральным законодательством, в 5 раз.

При этом, для собственника либо для ответственного представителя собственника (государственная собственность), прямое применение типовых мер-требований создает препятствия в реализации новых логистических и технологических схем производственных процессов, в широком смысле этого слова, включая процессы проживания, просвещения, оказания медицинской помощи и др.

Государственные регуляторы (Минстрой России и МЧС России) для таких «озабоченных» собственников и застройщиков предусмотрели процедуру разработки и согласования специальных технических условий (СТУ), которая основана на таком же случайном выборе мер пожарной безопасности. Понимая эту технологическую особенность процедуры СТУ, разработчик СТУ и согласующие лица, стремясь обезопасить (застраховать) себя от возможных рисков, включают в СТУ всевозможные меры пожарной безопасности, что сводит пользу от процедуры СТУ к еще большему вреду для собственника, а часто и для людей и чужих имущественных интересов.

В целом, этот подход уже признан ненадлежащим и требующим изменений [2].

497c5670ed8243d61c69c602e02e373c.jpg

Во втором подходе используются установленные федеральным законодательством единые расчетные методы измерений степени риска причинения вреда в случае пожара, рекомендованные к применению во всех формах оценки соответствия, включая контрольно-надзорную деятельность (экспертизу проектной документации, строительный надзор, пожарный надзор) [1].

Подбор меры пожарной безопасности на основе расчетных методов оценки степени риска причинения вреда позволяет не только минимизировать затраты на защиту имущества, но и обеспечить выполнение требований федерального законодательства по защите людей.

Президент РФ поручил Минэкономразвития России к концу 2015 года подготовить законопроект о переходе всей контрольно-надзорной деятельности в РФ на единую риск-ориентированную модель. МЧС России ориентируясь на опубликованную концепцию законопроекта о переходе всей контрольно-надзорной деятельности в РФ на единую риск-ориентированную модель в мае 2015 года приняло концепцию осуществления контрольно-надзорной деятельности в МЧС России на основе риск-ориентированной модели, включая государственный пожарный надзор.

При этом, как показано выше, уже существующее федеральное законодательство в области технического регулирования обеспечения пожарной безопасности не только позволяет, но и требует [3, часть 2 статьи 4 и части 1-3 статьи 7] производства всех форм оценок соответствия, включая контрольно-надзорную деятельность на основе риск-ориентированной модели, в целях обеспечения требуемого уровня защиты людей и конституционного права собственника на выбор способа защиты собственного имущества, которым имеет право рисковать, в том числе полный отказ от любых технических мер и их заменой на противопожарное страхование.

Также федеральное законодательство допускает замену мер по защите чужого имущества страхованием ответственности.

c889ff7f57e2cbc70e8b023362f38630.JPG

К сожалению, в современной практике в массовом количестве находит отражение первый подход. Причина банальна – госрегулятору, госнадзорам, экспертам проектной документации, представителям технической службы заказчика и отдельным проектировщикам «удобно» заменять собственную персонифицированную ответственность за принятие решения на общую коллективную безответственность.

При этом интересы государства по обеспечению надлежащего уровня защиты людей и формированию благоприятного инвестиционного климата, включая инвестиции в критически значимые области экономики и безопасности, представители указанных институтов просто игнорируют, равно как и интересы собственников.

Минстрой России вопреки официальной позиции Президента РФ, Минэкономразвития РФ и МЧС РФ на протяжении последних полутора лет предпринимает странные попытки законодательно закрепить первый подход, не отдавая себе отчет, что для реализации этой задачи потребуется отменить действующие редакции Конституции РФ, Гражданского кодекса РФ, КоАП, УК, Федерального закона «О техническом регулировании».

Эта позиция Минстроя России показывает, что у главного государственного регулятора строительной отрасли наступил кризис культуры нормирования мер пожарной безопасности.

Судя по публичным заявлениям ответственных лиц Минстроя России они не только не хотят регулировать отношения в рамках федерального законодательства о техническом регулировании, но и не могут этого сделать – не могут освоить культуру государственного регулирования отношений на основе федерального законодательства.

Комментарии