Портал для специалистов архитектурно-строительной отрасли

+7 (495) 380-3700

info@ardexpert.ru

Кто есть кто перед лицом грядущих реформ СРО?

Система саморегулирования в строительстве дискредитирована и нуждается в реформах. Об этом на заседании Госсовета по вопросам развития строительного комплекса и совершенствованиям градостроительной деятельности сообщил Президент РФ Владимир Путин.

db0646f391bf6e8524a2eb4637854918.jpg

Вместо введения освежим память

Государственное лицензирование в строительной отрасли было отменено с 1 января 2009 года. На этом настаивали сами застройщики: им казалось, что компании, занимающиеся проектной, строительной или инженерно-изыскательской деятельностью, объединившись в СРО, смогут выработать более понятные правила игры на строительном рынке и эффективнее контролировать совместную деятельность.

К настоящему моменту в России действуют 502 СРО, которые должны обеспечивать качество, надежность и безопасность инженерных изысканий, проектирования и в конечном итоге самого строительства.

Однако, как заявил на Госсовете Владимир Путин, «по большому счету эти цели так и остались на бумаге».

«Деятельность саморегулируемых организаций зачастую сводится к выдаче свидетельств о допуске к определенным видам работ, причем часть из них просто торгует такими разрешениями», – отметил Президент.

Не секрет, что если набрать в любой поисковой системе аббревиатуру «СРО», в ответ сразу выскочит десяток коммерческих предложений, обещающих оформить членство в саморегулируемой организации буквально в считанные дни и без личного присутствия по доступной цене.

Причем география таких «коммерческих СРО» самая непредсказуемая. Строительные кампании могут запросто стать членами СРО, зарегистрированной не только в Москве и Санкт-Петербурге, но в Калининграде, Петропавловске-Камчатском, Краснодаре и Якутске.

Это позволяет крамольным участникам строительства фальсифицировать уставные документы, получать допуски к работам, на которые они формально не имеют права и при этом претендовать на строительные подряды, выставляемые на конкурс в своих регионах.

«Институт саморегулирования был создан для преодоления административных барьеров, для утверждения честного, неподкупного профессионального отношения к делу. А на деле, к сожалению, мы получили практически ту же бюрократию, но уже в лице бизнес-сообщества. Только с худшими последствиями, потому что дискредитируется сама по себе идея саморегулирования», – констатировал Владимир Путин.

По словам главы государства, институт СРО в строительстве нужно сохранить, но реформировать – с тем чтобы он действительно приносил реальную пользу.

be47693ec472da66590cc2c282844916.jpg

СРО есть эквивалент лицензии плюс компенсационный фонд

Кто и когда впервые использовал знаменитую ленинскую формулу социализма в отношении СРО точно не установить. Но начали ее использовать в пафосные времена становления реформы СРО в строительном комплексе России.

Уже заре славных дел саморегулирования, зрелые и неоднозначно мыслящие специалисты строительной отрасли, реально болеющие за свое дело, оказались правы в своих тревогах по поводу скороспелости создания института саморегулирования в строительстве.

Конечно путеводной звездой реформирования строительного комплекса было использование природных качеств самоорганизации, самоуправления и саморегулирования в строительстве.

Высокая адаптация к внешней среде компаний миро­вого класса объясняется именно оптимальным соотношением между передовыми организационными формами и самоорганизацией, целенаправленным управлением и самоуправле­нием, управлением и саморегулированием. Принцип об­ратной связи позволяет автоматически учитывать новые сведения о состоянии объекта при его малых отклоне­ниях от желаемого состояния и менять соответственно управляющие воздействия без вмешательства управля­ющего субъекта.

Использование феномена самоорганизации, самоуправления и саморегулирования является необходимым условием поддержания конкурентоспособ­ности и создания новых конкурентных преимуществ.

Но лишь одно саморегулирование само по себе не приведет общество к высоким технологиям, к высокой организационной куль­туре. Она невозможна без фундаментальной науки, без образованного и дисциплинированного персонала, без образованного руководства, способного понимать ситуацию и служить стране, а не только собственному благопо­лучию.

Государственное лицензирование является питательной средой для использование должностным лицом своих властных полномочий и доверенных ему прав в целях личной выгоды. Именуются данные криминальные действия бюрократического аппарата и политичес­кой элиты – коррупцией.

Коррупции может быть подвержен любой человек, об­ладающий дискреционной властью — властью над рас­пределением каких-либо не принадлежащих ему ресур­сов по своему усмотрению (чиновник, депутат, судья, сотрудник правоохранительных органов, администра­тор, экзаменатор, врач и др.). Главным стимулом коррупции является возможность получения экономической прибыли (ренты), связанной с использованием властных полномочий, а главным сдерживающим к фактором — риск разоблачения и наказания.

Существуют три возможных подхода к уменьшению коррупции. Во-первых, можно ужесточить законы и их исполнение, тем самым повысив риск наказания.

Во-вторых, можно создать экономические механизмы, по­зволяющие должностным лицам увеличить свои доходы, не нарушая правила и законы.

В-третьих, можно уси­лить роль рынков и конкуренции, тем самым уменьшив размер потенциальной прибыли от коррупции.

В большинстве своем государство предпочитает действовать первым и третьим способом и стремится повсеместно применять императив повышения качества управ­ления. Одним из испытанным на западе средств распространение высоких технологий и культуры управление является саморегулирование профессиональных и предпринимательских сообществ.

Саморегулирование как и всякое объективное явление нельзя оцениваться лишь только как как «хорошее», и лишь только как «пло­хое».

При рождение саморегулирования в строительстве многие «умные головы» предлагали творчески применить опыт создания и деятельности Торгово-промышленной Палаты Российской Федерации применительно к строительному комплексу страны, дабы объединить предпринимательские и профессиональные интересы участников строительной деятельности. В реформаторском экстазе их просто-напросто растоптали.

f9406996d26e50bdedf097bbc8d1b496.jpg

И что же имеет профессиональное строительное сообщество в «сухом остатке»?

Существующая законодательная основа СРО не создала рационального механизма саморегулирования строительной отрасли, а вместо нее предложила обязательное требование по сбору материальных средств безо всякого оправдания их эффективного использования.

А ведь какие большие перспективы развития отечественной экономики возлагались на этот институт! Представляя от имени Правительства РФ в Государственной Думе законопроект о саморегулировании в строительстве, Э. Набиуллина – тогдашний министр экономического развития и торговли, буквально закидала депутатов аргументами в пользу СРО.

Среди них – развитие промышленности и безопасность выпускаемой бизнесом продукции, свобода предпринимательства и уменьшение административных барьеров и бюрократических проверок, страхование от рисков и переход от разрешительной системы ведения бизнеса к уведомительной и многое другое.

Причем «замшелая идея» – круговая порука членов СРО в виде денег компенсационного фонда считалась и до сих пор многими считается главной особенностью саморегулирования.

Разработчики идеи саморегулирования полагали, что взаимный надзор коллег друг за другом в рамках СРО будет намного результативнее, чем государственный. Дескать, осознание того, что за неисполнение обязательств одним из членов СРО придется расплачиваться всем остальным, вынудит членов СРО внимательно следить друг за другом и, как следствие, постепенно решит проблему обманутых дольщиков. Смех да и только!

Бизнесмены довольно быстро раскусили бесперспективность построения модели «Саморегулирование есть лицензирование плюс компенсационный фонд» и стали плодить СРО как грибы в целях получения немедленной финансовой отдачи от текущего несовершенства законодательства.

Большинство из них – люди «битые жизнью» и прекрасно понимают: «сколь веревочке не виться, а конец – неизбежен». По сему процесс формирование новых СРО в последние годы не может остановить даже мощнейший государственный и правительственный аппарат.

И как только менеджеры от СРО поняли, что наказание за коммерциализацию властных полномочий практически никому не грозит, образовалась сфера квазибизнеса вокруг СРО, в основе которого лежит псевдо – административный ресурс.

Всем известно это «предпринимательское действо» как бизнес по штампованию разрешений и свидетельств, так и по псевдо-подготовке и проверке кадров, консультации юристов и финансистов, кредитование под взносы в СРО, сертификаты в долг и т.п. и т.д.

Даже далекому от экономики человеку понятно, что там, где появляется «река» необоснованной избыточной добавленной стоимости, подкрепленная законодательными документами, возникают сотни предприятий «желающих испить водицы из данного источника».

Полагаю, многие согласятся с мнением по этому поводу кадровых строителей с многолетним стажем: «Люди стремятся создать какую-то структуру, чтобы сидеть в ней, ни за что не отвечать, ничего, в общем-то, не делать и получать деньги. В итоге система сама на себя работает и сама себя сжирает. И доказывает, доказывает свою необходимость!»

На сегодняшний день можно констатировать тот факт, что уверенность в непогрешимости перешла от тех лиц, кто боится наказаний к тем, кто готов рисковать свободой. СРО на сегодня – сгусток криминального интереса. Даже вскрытых преступлений на почве СРО уже достаточно, чтобы закрыть этот институту, а сколько профессиональному строительному сообществу неизвестно?

В правительственных кругах уже осознали данную криминальную опасность института СРО в строительстве. «Саморегулирование превратилось в мазохистскую организацию, где профессиональные сообщества издеваются друг над другом, занимаются поборами друг с друга без всякой необходимости», – свидетельствует вице-премьер РФ Дмитрий Козак.

Он также сказал, что в правительстве уже знают, как нужно действовать в данном случае: «Подготовленный законопроект, с одной стороны, позволяет оздоровить ситуацию, а с другой – сделать профессиональное сообщество по-настоящему ответственным за своих членов».

eb3530f7381bd5914eb28d5cc1723183.jpg

Кто есть кто перед лицом грядущих реформ СРО?

После судьбоносного Госсовета споры о жизнеспособности, роли и месте СРО не только не утихли, а разгораются с новой силой. Если провести анализ сложившейся ситуации, то можно без труда разглядеть три влиятельные группировки.

1. Основная масса это «утомленные законодательными изменениями в строительном комплексе» руководители и работники малых и средних предприятий в строительстве и проектировании. То есть те, которые добывают свой хлеб насущный тяжким трудом и борьбой за место на строительном рынке.

Так вот они недоуменно развели руками и лучшем случае цензурно выразили свои эмоции поговоркой: «Вот тебе бабушка и Юрьев день!»

Именно они, вместо того чтобы заниматься своим прямым делом – проектировать и строить объекты промышленного и гражданского назначения – неоднократно познали немалую цену дополнительных расходов, сил и времени на эту усложненную бюрократическую процедуру реформирования строительной отрасли и в частности СРО.

Ведь придется менять основной нормативный документ, по которому выдаются свидетельства о допуске к работам индивидуальным предпринимателям и юридическим лицам. Кроме того саморегулируемые организации обязаны перерабатывать свои правила и стандарты, проводить общие собрания для их утверждения, направлять документы в Москву, ждать очередного разрешения от уполномоченного органа на право выдавать новые свидетельства.

Строительные организации не связанные с крупными и государственными финансово-промышленными заказчиками – стали ярыми противниками любых систем СРО в строительстве. Для них каждая копейка, отданная на сторону без смысла и отдачи – значится оторванной от сердца. А ведь по основополагающей идеи саморегулирования именно они должны быть главными клиентами и потребителями системы СРО в строительстве.

2. Вторая – не столь массивная, но влиятельная группа – это до смерти перепуганные руководители, менеджеры СРО и чиновники, надзирающие за СРО. И вполне понятно –страшно далеки они от строительной деятельности и формируют, так называемую среду искусственной востребованности.

Система СРО отягощена сравнительно большими бюрократическими издержками. Численность обслуживающего аппарата в целом по стране, по предварительным оценкам автора, по сравнению с прежней системой увеличилась на порядок.

В силу своей профессиональной неграмотности они вот уже семь лет не могут объяснят остальному профессиональному строительному сообществу все преимущества вступления в СРО. А поскольку эти преимущества весьма призрачны, а материально весьма накладны, то менеджеры СРО оперируют железным аргументом: «Закон – он есть закон». И следовательно, необходимо жестко выполнять все требования законодательства РФ в отношении СРО.

При этом тема возможности изменения законодательства даже не обсуждается, поскольку она потенциально несет угрозу потери рабочих мест для многих бездельников, кормящихся от щедрот СРО.

Но не надо думать, что эта управляющая СРО среда – категоричные противники реформ в строительном комплексе и СРО. Будь-те уверены, уж они то подыщут себе хлебное место при любом законодательстве.

Реформа определенно выгодна крупным девелоперским и холдинговым компаниям так или иначе привязанные формальными и неформальными отношениями к толстому финансовому портфелю Заказчика.

Ведь несмотря на острый экономический кризис в стране, общие объемы строительного производства почти не сократились в силу наличия как масштабных государственных проектов (типа строительства объектов ЧМ 2018, Керченского транспортного перехода и т.п.), так и крупных корпоративных программ Газпрома, Роснефти, Росатома и прочих игроков сырьевого и энергетического секторов, которые не так-то просто отменить или приостановить.

Эти проекты с одной стороны, спасают нашу строительную отрасль, с другой – они же прямо уничтожают мелкие и средние строительные организации. Ведь только «киты строительного бизнеса» могут спокойно платить в СРО любые деньги – ибо есть абсолютная уверенность в том, что их компенсирует любящий «откаты» Заказчик.

aec04e697af1536168c06f8ce41b6b7e.jpg

И гром грянул

Президент РФ Владимир Путин поручил правительству и Госдуме до конца весенней сессии принять ряд федеральных законов, регулирующих строительную сферу, говорится материалах, опубликованных 14 июня сего года на сайте главы государства.

«Оздоровить» ситуацию планируется за счет нескольких существенных нововведений, оформленных в виде поправок в Градостроительный кодекс.

Во-первых, предполагается, что СРО будут формироваться исключительно по региональному признаку. «Это повысит контроль и выведет саморегулирование на новый, качественный уровень», – поясняют в Минстрое.

Во-вторых, от обязательного членства в СРО предлагается освободить малый и средний бизнес, если заключаемые ими договора не превышают 3 млн рублей.

Допуски к работам по-прежнему будут требоваться генподрядным организациям, которые выигрывают тендеры, занимаются строительством и капремонтом.

Кроме того, от СРО потребуют создания дополнительного компенсационного фонда – фонда договорных обязательств. Он будет создаваться в случае, если часть членов СРО желает участвовать в конкурсах на закупки проектно-изыскательских или строительных работ.

Исходя из этого СРО будут контролировать заключенные членами на конкурсной основе договоры подряда – если обязательства по ним превысят сумму взносов, то члену СРО придется доплатить недостающие средства.

«В связи с тем что значительная часть компенсационных фондов многих СРО утеряна в банках, чьи лицензии отозваны, предлагается средства таких фондов консолидировать в уполномоченных банках, требования к которым будут установлены правительством России», – поясняет президент Национального объединения саморегулируемых организаций Андрей Молчанов.

В Национальном объединении СРО поддерживают идею реформы, однако многие саморегулируемые организации, входящие в них строительные и прочие отраслевые компании, а также профессиональные ассоциации – против.

«Формирование СРО по региональному признаку развалит мощные сложившиеся коллективы специализированных СРО в строительстве и систему централизованной подготовки кадров, затормозит научно-техническое развитие», – считает президент ассоциации «РосТеплостройМонтаж» Юрий Сторожков.

Он напоминает, что строительная отрасль не исчерпывается жилищным строительством – существуют еще промышленное и транспортное строительство, строительство инженерных сетей и объектов энергетики, в том числе атомной. «Объединение профильных строительных компаний в саморегулируемые организации по отраслевому принципу позволяет им более эффективно преследовать общие цели и развивать специфические сегменты стройкомплекса», – уверен господин Сторожков.

Почетный президент НОСТРОЙ Ефим Басин, выступая на Экспертном совете по градостроительной деятельности в Госдуме, выразил свое опасение, что требование обязательного членства в СРО только для генподрядчиков полностью разрушит действующую систему саморегулирования. 70% компаний – малый и средний бизнес – выпадут из СРО и окажутся брошенными.

«Вместо того чтобы поддерживать малый и средний бизнес, разработчики закона оставляют его один на один с крупными генподрядчиками», – считает господин Басин.

У Торгово-промышленной палаты и Экспертного совета при правительстве РФ также возникли вопросы к подготовленному Минстрою законопроекту. И в действительности «черных дыр» в нем предостаточно.

Депутаты Госдумы в сумятице предвыборной компании вряд ли будут дотошно корректировать законопроект.

Есть опасение, что раздающийся реформаторский гром обещает строительному комплексу России еще одну грозу подрывающую его жизнестойкость.

d29086947b9d1ac3e361480f5e7edf9c.jpg

Заключение

Лишь тонкая прослойка профессионального строительного сообщества (высококвалифицированные менеджеры строительной сферы и строители «до мозга костей») подержало решение лидера страны в стремление наставить институт саморегулирования строительства на «путь истины».

Таким специалистам сложнее всего.

Во-первых они с трудом находят поддержку в самой представительной группе, поскольку существующая система СРО выработала столь стойкий негатив в среде профессионального строительного сообщества, что любое неосторожное слова в ее защиту грозит как минимум традиционным строительным спором, в котором и правых и виноваты найти невозможно.

Во-вторых они однозначно отторгаются бюрократами СРО, как инициаторы рисков потери, с таким трудом наработанных денежных фондов и прав управления ими.

В третьих представителей крупного строительного бизнеса мало интересует необходимость института СРО для профессионалов строительной деятельности. В лучшем случае профессионалы строительной сферы воспринимаются как наемный персонал, а не как со-работники.

Но именно эти профессионалы строительной деятельности не только видят, а прямо ощущают полную законодательную недееспособность строительной отрасли в текущем представлении и срочную потребность в серьезном реформировании института СРО для получения системного экономического эффекта в отрасли.

А для создания системного экономического эффекта в строительном комплексе необходимо уйти от искусственной саморегулируемости и создать СРО на основе существующих организаций, реального добровольно созданных и заинтересованных в развитии и процветании своих участников.

И это возможно при наличии политической воли руководства страны и правительства, широкой общественной инициативы и желании профессионалов строительной деятельности жить достойно и трудиться с пользой для нашего Отечества.

Борис Скупов

Комментарии