Не последний день Помпеи. Архитектор Александр Брюллов

На фоне всемирно известного русского художника Карла Брюллова, автора знаменитого полотна «Последний день Помпеи», его родной брат – архитектор Александр, хорошо знаком лишь знатокам отечественного зодчества 19 века, и практически неизвестен более широкой публике. Впрочем, даже сама его жизнь в профессии была полна взлетов восхищения и падений забвения.

В этом году исполнилось 140 лет с момента ухода из жизни Александра Брюллова, автора ряда зданий, чьи образы до сих пор украшают центр Петербурга, его окрестностей и куда более далеких мест России. Как отмечают историки архитектуры: его архитектурный стиль – это сочетание лучших идей классицизма, в традициях которого он был воспитан, и нового романтизма первой половины 19 века. Ценители творчества Брюллова называют его одним из самых "самобытных и тончайших архитекторов-творцов" XIX века.

Итак, 10 декабря 1798 года в Петербурге в семье талантливого русского скульптора, «академика орнаментальной скульптуры» Павла Ивановича Брюлло родился сын. Предки семьи Брюлло были французами, приехавшими в Россию в далеком 1733 году.

Способности и навыки, полученные Александром в семье, позволили ему сразу же стать одним из лучших учеников Академии художеств. Уже в марте 1812 года, благодаря успехам в рисовании, Александр и Карл раньше других учеников своего возраста были переведены из рисовального класса в гипсовый, являвшийся второй ступенью в образовательной системе Академии художеств. В 1816 году Александра наградили серебряной медалью «второго достоинства» за рисунок с натуры. Успешно закончив первую ступень академического образования, Александр перешел в специальный, архитектурный, класс.

В начале XIX века архитектурный класс академии возглавляли великие русские зодчие - мастера классицизма Захаров и Воронихин. После их смерти этим классом руководил Андрей Алексеевич Михайлов-второй. Он и его брат А.А. Михайлов-первый были учителями Александра Брюлло по классу архитектурной композиции.

В начале 1821 года молодой архитектор поступил на службу в «Комиссию по построению Исаакиевского собора», где проработал до августа 1822 года. Однако вскоре жизнь Александра изменилась: слава о блестящих способностях братьев Брюлло и успехах, достигнутых ими в процессе учения, распространилась за пределами Академии художеств и привлекла к ним внимание Общества поощрения художников. Оно добилось разрешения у царя послать братьев своими пенсионерами за границу для усовершенствования в искусстве. В связи с поездкой за границу к их фамилии была прибавлена буква «в».

В 1822 году братья были отправлены Императорским обществом поощрения художеств за границу на 6 лет. Путешествие братьев началось с Мюнхена, где они провели зиму, а в мае 1823 года они прибыли в Рим. Италия произвела неизгладимое впечатление на молодых людей. Александр Павлович с большим вдохновением изучал развалины древних городов: Сицилии, Помпеи. У него родился проект реставрации помпейских терм, который был завершён в 1826 году и издан в Париже в гравюрах Сандса.

Церковь Петра и Павла, 1841 г.

1827 год Брюллов провёл в Париже, где слушал курс механики в Сорбонне и посещал лекции Бюона по истории архитектуры. Параллельно он выезжал в другие французские города и в Англию. В 1829 году вернулся в Санкт-Петербург.

Стоит сразу отметить, что художественное воспитание учеников академии, пронизанное идеями классицизма, дополнялось воздействием петербургской архитектуры, непередаваемое очарование которой остро воспринималось Александром Брюлловым. Знакомясь с городами Западной Европы, он писал родителям: «Везде, проезжая Германию, обманывались мы в своей надежде, везде находили менее, ибо мы видели Петербург».
По возвращении на Родину, архитектор женился в 1831 году на баронессе Александре Александровне фон Раль.

К этому времени в Париже вышел текст на французском языке к его проекту "помпейских терм", за что архитектору даровали множество почётных титулов: звание архитектора Его Величества, члена-корреспондента Французского института, члена Королевского института архитекторов в Англии и звание члена Академий художеств в Милане и Петербурге.

Александр Павлович плодотворно применял полученные в Европе опыт и знания на благо русского архитектурного наследия. Он построил в Санкт-Петербурге и других городах целый ряд замечательных зданий, участвовал во многих проектах реставрации.

Немецкая евангелическая лютеранская церковь Святого Петра

В 1830 году на соискание звания академика он Брюллов представил проект Дома Инвалидов – убежища для увечных воинов – на побережье Черного моря. Согласно требованиям Совета Академии художеств к работам на получение ученого звания проект Дома Инвалидов выполнен Брюлловым «в изящном классическом стиле».

Центром композиции является церковь, высоко поднятая на террасу, к которой ведет широкая парадная лестница. Церковь подобна античному храму дорического ордера. Весь комплекс задуман как целостный архитектурный ансамбль, композиционно связанный с берегом моря террасами, лестницами и пандусами. Его праздничный облик соответствует южному ландшафту Крыма.

Проект Дома Инвалидов и выполненный Брюлловым портрет П.П. Лопухина – последнего из старинного рода Лопухиных – экспонировались на академической выставке 1830 года. За эти работы Брюллову присваивают звание академика, а в феврале 1831 года по решению Совета Академии его назначают исполняющим должность профессора второй степени. К его мастерской прикрепляют десять учеников. В сентябре 1832 года за исполненный по программе Академии проект Кафедрального собора Совет утверждает Брюллова в звании профессора второй степени. Как и другие молодые академики, Брюллов получает казенную квартиру в дворовом флигеле академии.

С 1820-х годов увлечение готикой знаменует возникновение новых романтических тенденций, противопоставлявших себя классицизму. Оно приобретает более планомерный, широкий размах, причем все более четко начинает пониматься различие между западной готикой и древнерусским зодчеством.

Александринская Больница в Петербурге.

Александр Брюллов не остался в стороне от стилистических поисков. Стремление освободиться от «законов принятых правил» Брюллов осуществляет в своей первой постройке – здании церкви в Парголове, выполненной по заказу графини Полье. Несмотря на свои готические формы – шпиль, стрельчатые арки, витражи и контрфорсы, Парголовская церковь близка архитектуре русского классицизма, с которой ее роднит ясность и простота композиции, выразительность глади стен и сдержанность в применении скульптурного декора.

Первые постройки Брюллова, осуществленные им по заказам частных лиц в окрестностях Петербурга, создали ему репутацию талантливого, образованного зодчего и обратили на него внимание правительства. Строительство Михайловского театра (1831–1833) укрепило этот авторитет.

Императорский Михайловский театр (сейчас Малый театр оперы и балета им. М. П. Мусоргского, 1831-1833) был открыт в 1833 году по указу императора Николая I.

Молодой архитектор оправдал все ожидания: ему удалось органично вписать фасад театра в созданный К. Росси ансамбль Михайловской площади (сейчас Площадь искусств). По замыслу Росси, застройка участка вокруг Михайловской площади должна была являть собой единый архитектурный ансамбль, центром которого должен был стать Михайловский дворец. Площадь, по замыслу, окружали трехэтажные жилые дома. Поэтому Брюллов и придал театру облик жилого дома в классическом стиле.

В 1833 году Брюллова привлекли к работе в Кронштадте.

В этом году на утверждение Николаю I были представлены три варианта проекта здания Градских присутственных мест гражданского ведомства в Кронштадте, разработанные архитектором Э.Х. Аннертом. Царю не понравился внешний облик здания, в результате чего последовало указание: «…возложить на архитектора Брюллова сделать новые для главных фасадов сего здания рисунки по сделанным его величеством замечаниям».
В 1834 году зодчий оформляет залы в доме Д.Л. Нарышкина, где аристократическая элита столицы устраивала праздник в честь совершеннолетия наследника. Используя в своих произведениях готические, ренессансные, классические архитектурные формы, Брюллов первым в России утверждает право архитектора на «воображение», на свободный выбор исторического стиля, наиболее соответствующего его творческому замыслу.

Несчастья начались в 1834 году, когда умер от чахотки младший брат Александра Брюллова Иван. В 1835 году Брюллов потерял отца и своего трехлетнего первенца. Эти горестные для Александра Павловича дни совпали с периодом его напряженной над самым значительным его произведением – Главной Пулковской астрономической обсерваторией Академии наук. Создание Пулковской обсерватории стало крупным событием в культурной жизни России 1830-х годов.

ce81459f4d2b1cc4d6fe04e0218c8e7c.jpg

Местом для строительства была выбрана высшая точка Пулковской горы. В декабре 1833 года Брюллову и Тону поручили составление проектов, а 27 марта 1834 года специально созданная при Академии наук Комиссия о сооружении Главной Пулковской обсерватории рассматривала представленные варианты. Хотя архитектурное решение Тона импонировало ей «готическим» декором, комиссия высказалась в пользу предложения Брюллова. В протоколе она зафиксировала: «…отдавая должную справедливость изящным формам фасадов, проектированных обоими художниками, Комиссия единодушно признает внутреннее расположение по проекту г. Брюллова, несомненно, преимущественнейшим, по причине большей сообразности оного с учеными потребностями».

Художественный образ главного здания Пулковской обсерватории ярко отражает переходный характер архитектуры тридцатых годов. Греко-дорический ордер главного входа в его классическом виде, лаконичность и строгость композиции, соответствующие по представлению автора «храму науки», сближали это сооружение с архитектурой строгого классицизма. Архитектурные же формы боковых частей центрального здания – плоский рельеф и мелкий рисунок деталей, поэтичный облик статуй – свидетельствовали, что это произведение новой эпохи. Жилые корпуса Пулковской обсерватории представляли образец традиционной классицистической безордерной композиции. Гладкие стены, расчлененные междуэтажной горизонтальной тягой, были прорезаны прямоугольными окнами с наличниками.

С июля 1836 года Брюллов все время проводил на строительстве, поселившись в Пулкове в доме крестьянина. Летом 1839 года обсерватория была закончена. Пулковская обсерватория размахом и совершенством своей научной деятельности вскоре заняла первое место в мире.
В августе 1833 года в Петербурге состоялась закладка лютеранской церкви Св. Петра. Замечательный образец архитектуры в стиле английской готики, соединённой с лучшими традициями классицизма, располагается на Невском проспекте. Изначально на земле, подаренной Петром II немецкой лютеранской общине Петербурга в 1727 году, была построена кирпичная церковь с деревянной башенкой, но позднее её снесли в ходе кампании по сносу всех деревянных зданий, выходящих на Невский проспект.

В начале 1832 года община объявила конкурс на создание проекта новой церкви. Лучшей из пяти представленных работ был признан проект Александра Брюллова. Главный фасад церкви, обращённый к Невскому проспекту, оформлен двумя призматическими башнями, между которыми разместился перспективный - составленный из арок постепенно уменьшающихся в размерах - портал главного входа. Подобная схема, использовавшаяся при строительстве западноевропейских храмов X-XI веков в романском стиле, была объединена с чертами строгого классицизма – симметрией, спокойным светло-жёлтым цветом и выверенными деталями. Внутренний зал церкви также поражает своим величием. Алтарь церкви украсила большая картина кисти брата - Карла Брюллова, изображавшая распятие.

38e71dd584e6d0cd96028b3c32aba070.jpg

Наиболее значительной петербургской постройкой Брюллова является здание Штаба гвардейского корпуса. К его проектированию Брюллов приступил весной 1837 года.

Для нового здания отвели участок у восточной границы Дворцовой площади, рядом с Экзерциргаузом. Застраивая восточную границу Дворцовой площади, Брюллов стремился завершить исторически сложившийся ансамбль, не противопоставляя свое здание индивидуальностью и оригинальностью решения соседним сооружениям. Он правильно оценивал доминирующее значение и высокие художественные достоинства главных зданий и создал спокойную, нейтральную, лишенную архитектурных акцентов застройку восточной стороны. Этим зодчий подчеркнул основную композиционную направленность ансамбля площади по оси Зимний дворец – Главный штаб.

С середины 1840-х годов по проектам Александра Павловича строятся в Петербурге два крупных здания: Александринская больница (1844–1850) и Служебный дом Мраморного дворца (1845–1850).

Мраморный дворец - замечательное классическое здание в историческом центре Петербурга первоначально было построено в 1768—1785 годах по проекту архитектора Антонио Ринальди по заказу императрицы Екатерины для её фаворита графа Орлова. Уже в первой половине XIX века здание пришло в аварийное состояние. В 1830-е годы архитектору Александру Брюллову поручили перестройку Мраморного дворца ко дню свадьбы великого князя Константина Николаевича, младшего сына императора Николая II, которому и был подарен этот дворец. Однако полномасштабная реставрация и отделка его развернулись в 1840-е годы. Брюллов создал полноценный дом для великокняжеской семьи, а так же надстроил стоявший между дворцом и Суворовской площадью Служебный корпус Мраморного дворца.

В ходе работы над Дворцом он создал техническое новшество – воздушное отопление, разместив в цокольном этаже здания "пневматические печи". Так же в цокольном этаже было размещено "устройство, приводящее в движение подъемную машину" - прообраз современного лифта. Были здесь и хозяйственные помещения: винные погреба, сервизная кладовая, комната для жарения кофе, ледник и баня с полками и "механизмом для дождя". Фактически архитектор создал богатый жилой дом нового типа. Обновлённый Мраморный дворец после перестройки стал называться "Константиновским" по имени нового владельца.

e215b9176004c3a76019235c7d56c617.jpg

За эти работы в Мраморном дворце Брюллов был произведен в действительные статские советники.

Проект Александринской больницы – новый шаг в творчестве Брюллова. Не связанный необходимостью считаться со сложившимся архитектурным ансамблем, зодчий свободно оперирует формами, заимствованными из различных исторических стилей – «барочная» главка церкви, «готические» порталы и т п. Он «сочиняет» и новые архитектурные детали – в простенках между окнами «ставит» вместо обычных прямоугольных – пятигранные пилястры, опирающиеся на пилоны, членящие стены первого этажа. Находит он и необычный рисунок решетки парапета. Особенно отличают Александринскую больницу от ранее созданных в Петербурге общественных зданий громадные окна – новинка по тому времени.

В декабре 1837 года колоссальный пожар охватил Зимний дворец – замечательное творение Растрелли. Длившийся трое суток, он уничтожил все помещения дворца. Однако уже в марте 1839 года, то есть через пятнадцать месяцев после пожара, основные восстановительные работы были окончены. Как справедливо отмечал современник, «возобновление дворца есть учебная книга для будущих архитекторов и истинный подвиг для совершивших оное». Брюллов был одним из трех главных архитекторов по восстановлению дворца.

В регионах Империи наиболее известным проектом зодчего стал "Караван-Сарай" в Оренбурге (1837-1842). Историко-архитектурный комплекс в Оренбурге, состоящий Башкирского народного дома, мечети и минарета, является настоящим памятником истории и культуры башкирского народа. Он был построен на добровольные пожертвования для размещения канцелярии командующего башкиро-мещерякским войском, гостиницы для башкир, приезжавших в Оренбург по делам службы, мастерской и школы для башкир.

Александр Брюллов разработал оригинальный проект в духе стилизация под традиционный башкирский аул. Центральной доминантой ансамбля является восьмиугольная мечеть, воспроизводящая формы башкирской юрты.

db21dc7ad855cc1680295f8e94b8d2f2.jpg

Также по проектам Александра Павловича был также воздвигнут ряд памятных обелисков: в Тобольске в честь битвы между отрядом Ермака и войском татарского хана Кучума (1835-1839), на Куликовом поле в честь победы русских войск над ханом Мамаем (1848).

Несмотря на эту многогранную творческую деятельность, Брюллов довольно рано отошел от практической работы. Николай I отвергал работы зодчего. С середины 19-го столетия вся деятельность Брюллова проходила в стенах Академии художеств. Уже в 1842 году он получил звание профессора первой степени, а в 1854 году стал заслуженным профессором.

В 1871 году академия торжественно отмечала пятидесятилетний юбилей творческой и педагогической деятельности Александра Павловича. В честь юбиляра была выпущена медаль, на сторонах которой изображены Пулковская обсерватория и ее строитель. В этом же году он ушел в отставку, продолжая оставаться членом Совета Академии.

Кроме блестящего архитектурного мастерства, Александр Брюллов обладал и отличным мастерством акварелиста. Он писал романтические пейзажи, создал серию, посвященную восхождению на Везувий, участником которого был летом 1824 года, но особенную роль в его творчестве занимали портреты. Его акварельные портреты - Неаполитанского королевского семейства, княгини С. А. Львовой, Натальи Пушкиной, князя Лопухина, светлейшего князя А. А. Суворова, императора Николая Павловича – стали достойной частью русского художественного наследия.

Портрет Натальи Николаевны Гончаровой, жены А.С. Пушкина

Из письма А. Брюллова - П. Кикину (21 апреля 1825, Неаполь): "…Многим очень странно, а может и смешно покажется (особливо архитекторам-фанатикам, которые все, что ни есть линейка, циркуль и перпендикуляр, не хотят почитать), что архитектор занимается живописью; но вместо оправданий и исчисления долж­ного и недолжного занятия архитектора, я скажу только: сколько было людей, которые вмещали в себе множество различных способностей, сколько было художников, занимавшихся различными художествами с большим успехом. Хотя я слишком далек, чтобы дерзнуть причислить себя к числу людей, имеющих дар всеобъемлющий, однако никогда не устрашусь предпринять какой-нибудь труд, не имеющий отношения к архитектуре, если надеюсь быть в состоянии его выполнить."

Александр Павлович Брюллов прожил долгую и счастливую жизнь, и в творческом, и в семейном плане. Его брак с Александрой фон Раль длился 46 лет, у них было 9 детей. В их доме в Петербурге и на даче в Павловске устраивались ужины и музыкальные вечера, где играла талантливая Александра Александровна. У них гостили К. Брюллов, Ф. Иордан, М. Глинка, Н. Гоголь, всегда с теплотой отзывавшиеся об уютном и открытом гостям доме архитектора и его супруги.

43d25b521f1296e205f806aa63ff584a.jpg

С большой теплотой вспоминал о семье Брюлловых художник Фёдор Иордан: "Много приятных дней и вечеров провел я в этом семействе. Его гостеприимство было, можно сказать, образцовое. Бывало, сядем в 5 часов за стол в прекрасно устроенной в саду столовой и просидим до 11 часов ночи. Время проходило незаметно среди веселых и шумных разговоров. Не менее приятно проводил я у них время в городе."

Александр Павлович скончался 21 января 1877 года, в возрасте 78 лет, в своём петербургском особняке и был похоронен в дачном посёлке Павловске.

Комментарии