Что мешает «BIM-перестройке»? Интервью с Александром Осиповым

Внедрение в кратчайшие сроки в отечественный стройкомплекс технологий информационного моделирования – задача, четко сформулированная Президентом России. Вместе с тем ситуация вокруг «оцифровки» отрасли отнюдь не простая. О трудностях, возникающих в связи с переводом строительства на рельсы BIM-технологий, проблемах, требующих неотложного вмешательства профессионального сообщества, рассказал Александр Осипов, генеральный директор Академии BIM, представитель экспертного совета III Всероссийского конкурса «BIM-технологии».

433a6e961462b0b1a8d39000e2ea548b.jpg

Александр, с какого времени Вы ведете отсчет истории Академии BIM?

Все началось в период кризиса 2014 г. В то время наша команда специалистов в области информационного моделирования активно занималась сопровождением проектирования станций метрополитена и вела команду в светлое BIM-будущее. В начале 2015 г. генеральный директор ЗАО «Горпроект» Сергей Ильич Лахман предложил создать BIM компанию. Идея была с одной стороны заманчивой, с другой – авантюрной. Но без риска ничего не случается. В итоге родилась компания, которая стала активно поддерживать «Горпроект», тем более что там велось проектирование здания «Лахта Центр», требовавшее участия BIM специалистов. 

Вся наша команда влилась в эту деятельность, мы начали корректировать и создавать стандарты, шаблоны, семейства. В общем, мы двигали проект вперед и одновременно приобретали уникальный опыт – башня высочайшая в Европе, и наша группа занималась самым крупным BIM-проектом в России. Работа велась масштабная – потребовалось создать несколько тысяч семейства и управлять более 200 моделями. В создании информационных моделей этого небоскреба участвовали несколько проектных команд, которые необходимо было увязать вместе.

Здание отличает очень сложная геометрия. Приходилось использовать инструменты параметрического моделирования и создавать рабочую геометрию, которую никогда до этого не создавал. Перед нами стояла задача: «оцифровать руку архитектора», и подбирать геометрию фасада для задач зеленого стандарта LEED. Тогда же, взаимодействуя с другими проектными группами, мы открыли учебный центр, потому что нас уже знали и понимали, что мы можем научить, как правильно работать с BIM инструментами.

Процесс обучения сочетали с программированием, поскольку стандартных инструментов просто не хватало. Мы написали несколько своих программ-расширений, которые позволяют экономить огромное количество времени BIM-менеджеру. Конечно же, создавали проектную библиотеку семейств. Разработали даже собственный сервис и потом оформили его как сетевой ресурс для того, чтобы проектировщики пользовались им. Сейчас параллельно с работой в Академии BIM я участвую в качестве эксперта в деятельности различных советов, комитетов, подкомитетов Минстроя РФ.

5bfa1d35ea06a9cd09d441756f6e7069.jpg

Изменился ли за время существования Академии BIM «портрет» Ваших клиентов?

- Конечно изменился. Московские девелоперы стали грамотнее, научились четко формулировать, что им нужно от BIM. Многие производители инженерного оборудования прошли определенный путь в BIMи тоже делают абсолютно адекватные запросы. Но по-прежнему многие компании не готовы внедрять BIM или пытаются внедрить его «за три копейки». Далеко не все понимают, что BIM – это особая технология, и просто взять софт в руки – недостаточно. Нужно менять внутренние организационные процессы, а это нелегко в любой компании: проектной, девелоперской, строительной.

Было время, когда общественность «спала». Все изменилось после июльского, 2018 г. поручения Президента России о переводе стройкомплекса страны на технологию информационного моделирования. Сейчас в Академию приходят запросы на уровне губернаторов краев и областей, правительства республик. Все просят разработать «дорожную карту» и срочно сформировать бюджеты.

0c74d8980be3f9c30faa22537d43bae6.jpg

Бытует представление, что девелоперы, архитекторы, инженеры-строители в массе своей поддерживают внедрение BIM – они знают, что это конкурентное преимущество. А подрядчики – категорически против, потому что BIM делает любую стройку прозрачной.

- Мое мнение таково: люди, которые только начинают знакомиться с информационным моделированием, поднимают «BIMфлаг в руки», начинают громко говорить о нем. Но чем глубже они погружаются в эту технологию, тем тише становятся их голоса.

Строители уже хотят работать с BIM – им не надо копаться в ворохе бумаг и придумывать объемы строительных работ. Они пользуются информационной моделью и оценивают ее по содержанию. Но вот что интересно: наиболее «продвинутые» генподрядчики уже интересуются как вести двойную бухгалтерию по объемам: с одной стороны они хотят видеть, что делается по факту, с другой – показать заказчику, что им выгодно. Вот почему сегодня все большее значение приобретает компетентность заказчиков, девелоперов, а также представителей соответствующих структур муниципального, городского или федерального уровня: они могут увидеть злоупотребления на стройке и схватить за руку нечестного подрядчика.Сегодня мы утверждаем: BIM позволяет экономить не на проектировании, – BIM позволяет экономить на всех периодах создания объекта недвижимости!

Можно ли сейчас говорить о том, что наш строительный рынок прошел точку инерции в части интереса к BIM?

- Я бы поделил рынок на три категории: Москва и Санкт-Петербург, города-миллионники и большая Россия. Работая в столичных городах, находясь в гуще событий, понимаешь, что процесс сдвинулся с мертвой точки. Активность в сфере внедрения BIM постоянно нарастает. Но когда приезжаешь в регионы, видно, что там ситуация совершенно иная – «BIM aтам нет», и без поддержки его не завести.

Даже если проектировщики в регионах работают с BIM-программами, практически все используют пиратский софт. Следует в Минстрое поднять вопрос о субсидировании лицензировании ПО и внедрения технологии BIM для малых городов. Специалистов по BIM на местах мало, однако они проявляют высокую активность и хотят, чтобы о них знали и в обеих столицах и у себя дома. Надо поддерживать этих людей.

0bf7efd5abfcca639dcec087fc846465.JPG

Сколько в пропорциональном соотношении в Академии BIM обучается проектировщиков, строителей, эксплуатационщиков, приходят ли руководители предприятий?

- Самый популярный курс в Академии – «BIM для руководителя».Наверно, 90% обучающихся – командный состав проектных организаций. А представителей эксплуатирующих компаний вообще нет. Думаю, это связано с тем, что те из них, кто хоть немного знает оBIM, никого не хотят пускать в свой «огород».

Задача специалиста, эксплуатирующего здание, состоит в том, чтобы объект нормально функционировал. Выделяется бюджет на эксплуатацию. Специалист его осваивает, не проявляя ни малейшего интереса к удешевлению обслуживания объекта. Спрашивается, зачем ему нужна технология BIM с ее прозрачностью?

Совсем другое дело девелопер. Ему необходим BIM-проект, чтобы знать об объекте все: отслеживать календарные графики, заводить в модель экономику, вести план-фактный анализ строительства, получать акты и весь этот функционал должен быть сосредоточен в единой системе. Затем, после окончания строительства, девелопер передаст BIM-проект в эксплуатирующую организацию. Важно, что процесс передачи этого информационного комплекса «из рук в руки» можно организовать легко и изящно.

В ближайшее время ждем «взрыва» интереса со стороны банков. В банках, обслуживающих стройку, действуют отделы технической экспертизы, но они по-прежнему работают с бумагой. На волне изменений, связанных с введением схемы расчета через эскроу-счета, соинвесторами строительных процессов становятся не дольщики, а банки. Следовательно, банковские эксперты пойдут учиться в Академию BIM. Надеюсь, что вслед за банкирами к нам потянутся строители.

Большой популярностью среди слушателей Академии BIM пользуется онлайн-курс. Люди отдают предпочтение такой форме обучения потому, что с одной стороны, можно задать вопрос преподавателю в режиме вебинара или написать запрос, с другой – есть возможность получить запись лекции и впоследствии прослушать ее еще раз.

28c7e320054888c5695e0500fd7d5c16.jpg

Часто приходится слышать мнение архитекторов о том, что BIM хорошо использовать для типовых объектоводин раз создал модель, а потом только вноси в нее изменения. В случае с уникальным проектом BIM заставляет потратить время и деньги на создание модели, которая больше никогда не пригодится.

- Когда речь идет об уникальных объектах, экономика отступает на второй план. Уникальный объект – это всегда некий вызов, который заказчик бросает времени, сложившимся в обществе стереотипам и т.д. Когда начали строить комплекс «Москва-Сити», все спрашивали друг друга: зачем эти небоскребы? Но такая стройка – это возможность заявить на весь мир о своих технических, финансовых, организационных возможностях. То же самое относится к башне «Лахта Центр» – это знаковый объект, который работает на престиж города, всей страны. Как-бы общество не относилось к этому небоскребу, он сегодня – образец прекрасной архитектуры и технологий. Такие объекты не могут стоить дешево, и они нужны. А модель при грамотном подходе всегда будет работать на благо объекта, на любой стадии.

Есть и другое. Предположим, в Москве появился уникальный объект. Губернатор Пскова или Южно-Сахалинска хочет иметь у себя нечто подобное. Здесь на помощь приходят BIM-технологии, которые позволяют уникальную концепцию привязать к любой местности с ее дизайн-кодом, с учетом характерных для данного региона природно-климатических условий – внести необходимые изменения в конструктив, инженерию, архитектурный облик и т.д. Можно было бы провести такой эксперимент.

Обращаются ли к услугам Академии BIM производители строительных материалов и конструкций?

- Довольно часто к нам приходят производители с просьбой построить для них информационную модель какого-то конкретного изделия, например, сэндвич-панели. Мы не отказываем, но стараемся убедить заказчика, что лучше на основе выпускаемых им материалов сделать сервис, который больше заинтересует проектировщика, чем просто оцифрованный продукт. Пусть этот сервис поможет проектировщику выполнить автоматическую раскладку, решит задачу специфицирования, даст полную оценку стоимости и т.д. Это в интересах обеих сторон: проектировщик получит новые инструменты, а продукция производителя станет более востребованной среди инженеров-строителей или архитекторов, потому что с ней удобнее работать.

Президентом России дано поручение: к 1 июля 2019 г. «оцифровать» весь отечественный стройкомплекс. При этом обнажился целый комплекс задач, требующих первоочередного решения. Что на сегодняшний день наиболее актуально?

- Мое знакомство с BIM на государственном уровне состоялось в 2016 г. Представителей BIM-сообщества воодушевило то, что проблемой заинтересовались на самом высоком уровне. Началась работа по формированию «дорожной карты», были организованы подкомитеты, рабочие группы, сразу обозначился круг тех людей, кто действительно активно участвует в процессе и тех, кто пытается снять сливки. Так или иначе, «карта» была сформирована. Проблема в другом. Все представители экспертного сообщества, участвующие в работе структурных подразделений Минстроя, по сути, занимаются этим на общественных началах, отрываясь от собственной работы. 

Нас вызывают в Минстрой, и мы едем туда по первому звонку, отменив все свои совещания и важные деловые встречи, а потом сидим ночами в офисе, чтобы как-то наверстать упущенное. Хуже всего то, что все предложения экспертов потом появляются в какой-то непонятной реинкарнации… Думаю, если бы нам, экспертам, оплачивали знания из казны, к нашему мнению относились иначе. Для реализации всех идей BIM aнеобходимо организовывать BIM Task Group, которая бы ежедневно формулировала и решала задачи BIM на уровне государства.

bce954ea833f323702fe0c8d2b89bea4.jpg

Что нужно сделать в области стандартизации для скорейшего внедрения BIM?

- Необходимо имеющиеся нормативы дополнить рекомендациями по их применению. Это важно, поскольку разработано достаточно документов добровольного применения и специалисты просто не знают, как их использовать в своем деле, будь то приемка BIM моделей, или актирование работ на стройке.

Далее, требуются методички по оценке стоимостных показателей BIM-проектов и результатов от их реализации. Для этого нужны статистические данные, сбором которых должны заниматься как проектировщики, так и органы государственной и негосударственной экспертизы.

И, наконец, последнее. Следует разработать единые требования к BIM-продукту в каждой его части: проектной, сметной, строительной, эксплуатационной. Эта работа должна проводиться на «пилотных» проектах. В коммерческом секторе уже видно, что имея базовый BIMстандарт, каждый заказчик трансформирует его для себя, зачастую увеличивая трудоемкость проектирования.

Вы входите в состав экспертной группы III Всероссийского конкурса «BIM-технологии». Что Вы ждете от этого мероприятия?

- Хотелось бы услышать новые имена и увидеть больше конкурсных работ от представителей регионов. Жду повышенной активности, не обязательно проект должен быть сверх сложным и не надо стесняться заявить о себе на простом, но качественно выполненном BIMпроекте. Эти люди, компании должны быть заинтересованы в том, чтобы о них узнали в Москве, Санкт-Петербурге, чтобы к ним обращались крупные заказчики, стремящиеся развивать свои региональные проекты. 

Что касается ПО, которое используют конкурсанты, то для нас, экспертов, гораздо важнее не вендор, а сам BIM-проект, представленный на рассмотрение жюри. 

Комментарии