Цифровизация строительства: правовое регулирование BIM

Внедрение технологий информационного моделирования в России осуществляется с 2014 года, однако, вопросы правового регулирования данной сферы еще только начинают обсуждаться в публичном поле. Так, в конце июня в Московской торгово-промышленной палате прошла совместная конференция компаний Bilfinger Tebodin и Beiten Burkhardt, где данной проблематике был посвящен отдельный блок. 

01be5fe495be8e42d107b737f6b50a53.jpg

Цифровизация строительной отрасли невозможна без применения технологий информационного моделирования, которые, в свою очередь, нуждаются в хорошо проработанной нормативной системе. В конце июня Градостроительный кодекс был впервые дополнен положениями, посвященными информационной модели.

Нормативная база BIM многогранна. Она находится на пересечении разных юридических институтов и даже отраслей права. Требования к BIM-модели, как продукту проектной деятельности, опосредованы нормами административного права, ведущее значение в которых, без сомнения, принадлежит Градостроительному кодексу РФ. С другой стороны, нормы гражданского законодательства помогают определить специфику BIM-модели, как объекта гражданских прав: начиная со структуры договора на ее подготовку и заканчивая порядком распределения прав на BIM-модель.

Как следствие, на практике могут возникать различные споры, связанные с BIM-моделью, и при их разрешении судам приходится руководствоваться целым набором различных правовых актов, опосредующих государственно-властные отношения в сфере проектирования и гражданские, основанные на принципе диспозитивности.

Следует заметить, что в настоящее время в судебной практике можно найти лишь несколько споров, предметом которых была BIM-модель. К наиболее свежим судебным актам можно отнести решение Арбитражного суда Свердловской области по делу № А60-2696/2019 от 24.04.2019. Помимо прочего, суд пришел к выводу, что договор на разработку BIM-модели опосредован нормами Гражданского кодекса РФ о подряде, из чего следует право заказчика на отказ от договора в порядке, предусмотренном нормами о подряде. Природа же BIM-модели, как сложного объекта гражданских прав предметом судебного исследования еще не была. 

Другой проблемной сферой являются вопросы степени детализации BIM-модели и ее соответствия условиям договора. Данный вопрос был предметом рассмотрения АС города Москвы по делу № А40-48052/18-151-356 от 20.07.2018 (решение оставлено в силе определением 9 АСС от 08.10.2018). Стороны договора по-разному трактовали состав и содержание обязательств подрядчика по детализации проработки BIM-модели. В конечном итоге суд пришел к выводу, что качество работ подрядчика не соответствовало требованиям заказчика.

Как представляется, по мере роста «популярности» BIM-моделирования в строительной сфере, судебная практика по BIM будет только пополняться. Именно поэтому особую актуальность приобретает необходимость проработки регулирования BIM в корпоративных договорах и структуре строительного законодательства. В текущей ситуации для предотвращения возможных конфликтов в области передачи прав на модель заказчик и подрядчик должны детально оговорить и зафиксировать не только условия распределения и перехода прав, но и техническое задание BIM-модели. В случае если последнее составлено недостаточно подробно, споры на этапе реализации практически неизбежны.

По оценкам экспертов Bilfinger Tebodin, в России огромное поле для развития нормативно-правового регулирования цифрового моделирования в строительстве. Упомянутые новеллы Градостроительного кодекса РФ служат наглядным примером того, что законодатель откликнулся на запрос, продиктованный реалиями современной строительной сферы РФ. 

В тоже время, очевидно, что законодательству предстоит пройти большой путь в вопросе формирования эффективной и гармонизированной нормативной базы BIM-моделирования.

Еще одним примером возросшего интереса государства к BIM-моделированию можно считать шаги Минстроя России и Департамента жилищно-коммунального хозяйства в области создания правил, опосредующих процессы информационного моделирования зданий. К ним относятся СП 328.1325800.2017 «Информационное моделирование в строительстве. Правила описания компонентов информационной модели»; СП 331.1325800.2017 «Информационное моделирование в строительстве. 

Правила обмена между информационными моделями объектов и моделями, используемыми в программных комплексах»; СП 333.1325800.2017 «Информационное моделирование в строительстве. Правила формирования информационной модели объектов на различных стадиях жизненного цикла»; СП 404.1325800.2018 «Информационное моделирование в строительстве. Правила разработки планов проектов, реализуемых с применением технологии информационного моделирования».

В Распоряжении Правительства РФ от 30.09.2018 № 2101-р «Об утверждении комплексного плана модернизации и расширения магистральной инфраструктуры на период до 2024 года» предполагается использование BIM-моделирования в системе управления реализацией транспортной части плана. Заинтересованность государственных ведомств в BIM-технологиях проявляется в стремлении использовать отечественное программное обеспечение. Так, в 2018 году был опубликован Приказ Минкомсвязи России от 20.09.2018 № 486 «Об утверждении методических рекомендаций по переходу государственных компаний на преимущественное использование отечественного программного обеспечения, в том числе отечественного офисного программного обеспечения».

Достижением следует считать включение определении BIM-модели в Градостроительный кодекс РФ. Building Information Modeling / информационная модель объекта капитального строительства определяется как совокупность взаимосвязанных сведений, документов и материалов об объекте капитального строительства, формируемых в электронном виде на этапах выполнения инженерных изысканий, осуществления архитектурно-строительного проектирования, строительства, реконструкции, капитального ремонта, эксплуатации и (или) сноса объекта капитального строительства.

Дальнейшее совершенствование отечественного законодательства может быть основано на восприятии зарубежного опыта. Одними из возможных источников знаний и практик является системы международных правил, которые уже достигли устойчивого состояния. Так, в США закреплены национальный стандарт BIM (NBIMS) и официальное руководство по информационному моделированию BIM Execution Planning. 

В Великобритании действуют стандарты BS 1192:2007+A2:2016, BS 1192-4:2014, BS 8536-1:2015, AEC (UK) BIM Technology Protocol, которые регулируют управление информацией и информационной безопасностью, а также содержат инструкции для проектирования и управления объектами в области строительной инфраструктуры. Использование приведенных стандартов, как представляется, позволяет снизить вероятность конфликтов на этапе реализации проекта и последующей эксплуатации объекта строительства, а также при в передаче прав на BIM-модель от подрядчика к заказчику.

Главным преимуществом международных стандартов является создание единого всестороннего регулирования вопросов использования цифровых технологий в строительстве. Российские пользователи BIM могут интегрировать те или иные положения в текст заключаемых договоров на разработку BIM-модели, что будет способствовать успешной реализации проекта. В свою очередь зарубежные стандарты могут стать хорошей базой для детализации законодательства в сфере цифрового строительства.

Переход в BIM-среду строительного сообщества является последовательным шагом с точки зрения эволюции процесса проектирования, строительства, а также эксплуатации объектов. Помимо улучшения качества продукта и уменьшения стоимости и сроков, данные технологии позволяют сделать строительный бизнес максимально прозрачным для всех участников проекта. Информация по стоимости, срокам, качеству применяемых материалов будет общедоступна и позволит максимально снизить риски коррупционных схем в процессе реализации проектов. Именно по этой причине развитие законодательного регулирования BIM является важным процессом, который нуждается в грамотном оформлении и доработке.

Текст подготовлен Юрисконсультом Bilfinger Tebodin Артемом Челоховым 

6f6a9ab1902e7d59376bae5a77abdb8c.jpg

Комментарии