Из чего складывается технологическое лидерство компании в сфере проектирования? Интервью председателя совета директоров «Гипрогорпроект» Андрея Шишкина

Интервью председателя совета директоров Градостроительного института пространственного моделирования городов «Гипрогорпроект» Андрея Шишкина для интернет-портала «Строительный эксперт»

— Градостроительный институт «Гипрогорпроект» заявляет о себе как о технологическом лидере на рынке проектирования. Что подразумевает технологическое лидерство и почему выбрана такая стратегия развития компании?

— Технологическое лидерство проектной организации предполагает, что она быстро внедряет все появляющиеся на мировом рынке инновации и умножает накопленный опыт на собственные разработки в сфере моделирования, проектирования, пространственного развития территорий, генпланирования, реставрации и других областях. «Гипрогорпроект» — это новый проектный институт, который был создан опытными инвесторами с нуля несколько лет назад. Упор на мощную технологическую базу делался изначально при формировании организации. 

Были закуплены современные аппаратные и программные комплексы, созданы лаборатории, заложены в бюджет расходы на обучение сотрудников. То есть, компания на старте получила необходимый базис для того, чтобы развиваться как технологически сильный игрок на рынке проектирования и градостроительства. Такая стратегия была выбрана потому, что она максимально соответствовала актуальной повестке и планам государства по цифровизации стройкомплекса.

— Сколько нужно инвестировать в технологии, чтобы сейчас быть успешным на рынке проектирования и градостроительства?

— Очень важно понимать зависимость подобного процента от размера компании: чем крупнее проектная организация, тем у нее больше ресурс и больше потребность в технологическом развитии. В год в расчете на одно рабочее место мы инвестируем в развитие до миллиона рублей. В среднем для организации, желающей быть лидером во внедрении инноваций, это до 30% от прибыли компании.

— Насколько важны на данном этапе развития ТИМ на российском рынке уникальные собственные разработки, свои библиотеки и спецификации? Есть ли у вашего института такая база?

— Да, у нас есть собственные разработки, и они очень важны для эффективной деятельности и развития. С одной стороны, для участников российского рынка сейчас огромным подспорьем является активная работа сообщества пользователей. Например, пользовательские шаблоны, разработанные для Autodesk Revit, экономят проектировщикам сотни часов, а популяризация программы приводит к появлению у производителей готовых семейств их оборудования и материалов, что тоже значительно упрощает работу. С другой стороны, любая уважающая себя компания все равно имеет внутреннюю библиотеку, которая соответствует общепринятому стандарту сообщества, но заточена под внутренние процессы организации. Крупные проектные организации, даже если они берут находящиеся в свободном доступе готовые решения, все равно адаптируют их под себя с учетом специфики своих процессов.

При этом стоит отметить, что у большинства компаний базовые разработки пересекаются в стандартных сценариях по таким задачам, как автоматическое построение отделки, расчет квартирографии и т.д. Собственные решения для упрощения работы могут позволить себе не все компании, но высокий уровень автоматизации процессов — это как раз то, что отличает лидеров рынка.

— Какая команда BIM-специалистов нужна для успешной деятельности современной проектной организации?

— Глобально многое зависит от уровня владения программами и грамотности проектировщиков и поставленных перед BIM-специалистами задач. В одном случае команда проекта самостоятельно справляется со всеми задачами, а BIM-координатор подключается лишь в редких специфических ситуациях, а также на этапе проверки и передачи модели заказчику. В другом случае большое количество базового функционала по ведению и сопровождению моделей выполняют BIM-специалисты, а у архитекторов, инженеров и других участников проекта остается больше времени на их специализированные задачи.

Среднее соотношение BIM-специалистов к проектировщикам в команде составляет примерно 1/20. Но, если мы говорим о желании организации выстроить максимально эффективный и по возможности автоматизированный процесс, то нужен больший ресурс BIM-отдела. Его наличие напрямую повышает качество выполнения проекта с технологической точки зрения.

— Применение ТИМ позволяет сокращать сроки и бюджеты проектирования и строительства — насколько этот тезис соответствует практике? Приведите примеры ваших проектов, в которых удалось добиться значительных успехов в этом плане.

— На данный момент все практики уже давно поняли, что этот тезис не совсем корректный. Создание качественной трехмерной информационной модели — весьма трудоемкий процесс, который позволяет выиграть не в сроках и бюджете на проектирование, а в качестве продукта. Для проектной организации разработка моделей требует определенных временных и финансовых затрат, складывающихся из стоимости программного обеспечения, зарплатного фонда BIM-специалистов и BIM-технологов. 

При этом информационное моделирование дает возможность выдать максимально точные данные по объемам, устранить геометрические пересечения и другие недостатки проекта. Это исключает необходимость в дополнительных затратах на переделки. Поэтому с точки зрения заказчика применение ТИМ выгодно точной стоимостью проектирования, исключением необходимости корректировки проекта, отката на несколько шагов назад и связанной с этим переплаты. В мировой практике заказчик экономит на проектных работах до 10%, и до 20% на этапе строительства за счет точного попадания в сроки и с заданным качеством. То есть, рынок должен прийти к тому, что качественную работу проектировщиков необходимо оплачивать соответственно.

— Какие технологии в сфере проектирования сейчас в тренде? Как эти тренды будут меняться?

— В качестве трендовых технологий можно назвать генеративный дизайн. Эта технология, с одной стороны, находится на слуху уже не первый год, с другой стороны, в последнее время был сделан большой шаг в сторону реально работающих решений, позволяющих в автоматическом режиме подбирать схему застройки и планировки. Второй важный тренд — это переход на облачные сервисы, с помощью которых можно работать с данными из любой точки и с любого устройства, что особенно важно в проектировании и строительстве, где модели могут быть крайне ресурсоемкими, а данные сложно организованными.

— Насколько близка и реальна сейчас перспектива внедрения цифровых двойников городов в регионах как инструмента управления городом?

— Цифровой двойник как инструмент управления городом — это все еще будущее, хотя уже приближающееся к нам. При этом оговорюсь, что под «цифровым двойником» мы понимаем модель, которая получает данные напрямую от физических объектов, и дает возможность, например, мэру города видеть ситуацию по различным срезам в режиме реального времени.

Системы «умного города», работающие на базе ГИС-данных и позволяющие считывать информацию в онлайн-режиме, есть в нескольких городах России. Особенного успеха достигла в этом плане столица. В регионах в широком смысле до этого этапа надо еще дойти, как в плане создания достаточно насыщенных данными моделей города, так и в плане наполнения объектов цифровыми системами. Кроме того, нужны платформы, которые, которые позволят объединить первые две составляющие. На данном этапе есть успешный кейс по созданию пилотных проектов умных городов госкорпорации «Росатом», однако функционал этого решения пока ограничен.

— С 1 января 2022 года вводится обязательное применения технологий информационного моделирования в проектах, реализуемых по госаказам. Как вы оцениваете готовность исполнителей и заказчиков к этому изменению? Не будет ли переход на BIM формальным?

— На самом деле уже сейчас сформировалось понимание термина «ТИМ» как переосмысленного отечественного аналога «BIM». От формулировки «трехмерной информационной модели» мы ушли в сторону более расплывчатого понятия организованных цифровых данных. Совсем недавно появился проект внесения изменений в Постановление № 1431 «Об утверждении Правил формирования и ведения информационной модели», в котором предлагается убрать упоминание трехмерности. Необходимость данной поправки объясняют неготовностью субъектов РФ к формированию требований и к работе с 3D-моделями. 

Таким образом, с одной стороны, переход на BIM фактически переносится, и это объективная необходимость, поскольку в целом по стране картина сложная — в части регионов приемка BIM-моделей государственными заказчиками поставлена на поток, в остальных — только начинает формироваться понимание того, что такое информационное моделирование. С другой стороны, у предложенной поправки есть и плюсы: сохраняется возможность реального, а не формального перехода. В любом случае за 2021 год система пришла в активное движение в ожидании радикальных перемен. Процесс ожил, и это самое важное.

— Какие факторы сегодня препятствуют развитию технологий в области проектирования?

— Основным тормозящим фактором, на мой взгляд, является общая косность и сложность структуры строительного бизнеса. Например, часть требований к выпуску проектной документации уже устарела и требует пересмотра. Сюда же можно отнести и невозможность полноценно сдавать документацию в электронном виде. Для самих проектировщиков, как и для их заказчиков, зачастую, сложно перестраивать привычные и понятные процессы. Кроме того, большой проблемой становится кадровый голод. Цифровизация требует наличия достаточного количества специалистов новой формации, их нехватка в той же BIM-сфере сейчас достигает 70%.

— Как вы планируете удерживать и закреплять технологическое лидерство? Какие планы по развитию компании?

— Я бы сказал, что в современном мире цифровизации и технологической гонки явно присутствует эффект Красной Королевы, когда просто для того, чтобы стоять на месте, надо очень быстро двигаться. То есть, важно постоянно быть на гребне инноваций, изучать рынок на предмет новых решений и внедрять перспективные идеи в свои бизнес-процессы.

Комментарии