Только в профиле

Памятник безответственности

Прошлый год может войти в историю Архангельска как Год Памятников. С весны 2010-го на Северную Двину взирает адмирал Кузнецов, вылез погреться на бронзовые льдины тюлень. Поговаривали об установке на Галушина к юбилею Победы неучаствовавшего в войне танка ИС-3, а в сентябре, с подачи мэра, стали обсуждать возможность переноса из Москвы опальной громадины церетелевского Петра. Город постепенно бронзовеет, и в погоне за новыми символами и брендами теряются из виду памятники, уже давно любимые северянами. Заблудился на просторах Севмаша английский танк Mk-V, на задворки запрятан «театральный» фонтан, под реставрационной сеткой рассыпается пивзавод – памятник архитектуры регионального значения.

Пивоваренный завод Суркова несколько раз за 2010 год оказывался героем репортажей о сохранности архитектурного наследия. В марте рабочая группа по созданию С(А)ФУ заявила о возможности передачи памятника новому университету. В апреле рухнула стена одного из цеховых корпусов, в мае сгорело подсобное помещение. В конце года стало известно, что торговый дом «Север», в 2004 году взявший здания в аренду на 49 лет, отказался от прав на памятник. Комплекс промышленных зданий вновь выставлен на аукцион на право оформления аренды. Тут-то бы и обрадоваться горожанам, радеющим за сохранение архитектуры старого Архангельска. Но проблема оказалась гораздо серьезнее, чем просто недобросовестное отношение арендаторов к памятнику.
Выяснилось, что ни у коммерсантов, ни у городской администрации, ни у Федерального университета, претендующего на недвижимость в центре города, нет сколько-нибудь внятного видения будущей судьбы памятника. Хотя идей по переустройству завода высказывалось с момента его закрытия множество: офисный центр, музей, лофт-проект, элитный жилой комплекс, реконструкция пивоваренного производства. Более того, до сих пор неизвестна степень разрушения памятника. Реставрацию «вслепую» начинать нельзя – от сохранности стен зависит сама возможность реализации того или иного проекта переустройства помещений. Разработка проекта стоит немалых денег, мужеством предложить их (ведь есть риск того, что эксперты вынесут проекту приговор) никто, видимо, не обладает. Снести здания, чего, наверное, хотели бы многие потенциальные инвесторы, нельзя, поскольку уничтожение памятника – дело, уголовно наказуемое.
Но если спуститься с уровня больших (по архангельским меркам) денег и политики, картина не становится радостней. Движение по спасению архитектурных памятников, в других городах ставшее точкой проявления гражданской инициативы, кажется, обошло наш город стороной. Писать открытые письма и обращения, по мнению поморской общественности, бессмысленно, выходить на пикеты – холодно и лень.
Здание не становится памятником сразу же после постройки. Иногда необходимо долгое время, чтобы постройку наделили смыслом, не обязательно совпадающим с ее первоначальным значением. Двадцать лет, прошедшие с закрытия Архангельского пивоваренного завода – достаточный срок, для того чтобы объявить цеховые корпуса на улице Попова памятником коллективному равнодушию и страху перед ответственностью, и если стены пивзавода рухнут, то руины скажут нам об этом еще более красноречиво.

Дмитрий Козлов
// PLUS, 2011, март

Комментарии