В России жилищная катастрофа?

В советское время небоскребы были верной приметой «загнивающего Запада». В новой России — превратились в символы прогресса и благополучия: в наших городах все больше высотных зданий, причем не только офисных, но и жилых — их, пожалуй, встречаешь даже чаще. Субъективные ощущения подтверждают объективные данные: средняя этажность новостроек в городах-миллионниках РФ сегодня 15,1 этажа — в 2,2 раза выше, чем в советское время!

83c80977c6116b352deca4720fc4167c.jpg

Нацпроект «Жилье и городская среда» (согласно этому проекту, к 2024 году объем строительства жилья в России должен вырасти в 1,51 раза, или до 120 млн квадратных метров в год).

Массовое строительство железобетонных многоэтажек — тупик для страны. Такое жилье опасно, неустойчиво к катаклизмам, ресурсоемко, крайне дорого в утилизации и создает большие проблемы для будущих поколений, считает академик Александр Кривов.

В России жилищный фонд составляет сегодня 3,7 миллиарда квадратных метров. Но надо еще учитывать его качество: около 40 процентов жилья не подключено к центральной канализации. Жилищный фонд надо увеличить до четырех с половиной миллиардов квадратных метров как минимум. При населении 150 миллионов человек это даст среднедушевой показатель в 30 «квадратов». Если фонд будет пять миллиардов, то обеспеченность повысится до 32–33 квадратных метров. Это минимальный показатель более или менее развитых стран.

Конечно, агрессивная безликая среда панельных муравейников, в которой и сегодня живут россияне, оказывает определенное воздействие на их поведенческие установки. Она формирует у них тотальную отчужденность и индивидуализм в самом худшем смысле. Эта среда не способствует общению людей — жильцы многоэтажных домов зачастую не знают даже своих соседей по лестничной клетке. Дворы в таких домах не выполняют свою главную функцию пространства социализации, а служат лишь промежуточной зоной между квартирой и улицей.

b4825a43b023da71cfc0b2823fe58615.jpg

Многоэтажные дома строительство очень дороги в строительстве и эксплуатации. В двадцатиэтажном здании «потери» площадей на незадымляемую лестницу, лифтовые шахты, коридоры, места для коммуникаций — 30–35 процентов. На строительство этих площадей надо потратить ресурсы, но их невозможно продать. В советское время были открытые данные по себестоимости строительства: себестоимость квадратного метра семнадцатиэтажного дома даже по отношению к девятиэтажке считалась на 30 процентов выше.

И у нас совсем не учитывается стоимость здания за время всего жизненного цикла. А на проектирование и стройку тратится в среднем всего 20 процентов от общих затрат на здание за все время его жизни. Остальные расходы — на эксплуатацию, ремонты и утилизацию материалов. Если учесть все затраты, то получится, что строительство многоэтажек — это трата огромных ресурсов сегодня и закладывание мины для будущих поколений.В России, за последние три года, построили более 3,3 миллиона новых квартир. В пересчете на десять тысяч человек получается 227 квартир. В среднем на каждого россиянина в стране приходится по одной комнате.

Это самый большой показатель среди проанализированных 29 стран Европы.

Но в 13 из 29 исследованных государств количество комнат в среднем на человека колеблется от 1,5 до 1,9. Россия же с результатом 1,1 комната в среднем на человека (такой же результат у Польши, Румынии, Словакии и Белоруссии) опережает лишь Украину и Казахстан

А что делать с современными железобетонными многоэтажками, когда у них истечет срок жизни? Согласно ГОСТу он определен в пятьдесят лет. Конкретная цифра сейчас не важна, исход один — снос. Возможен плановый капитальный ремонт. Но эти дома обладают низкой ремонтопригодностью. В одноэтажном доме поменять утепление и инженерные коммуникации довольно легко, но в двадцатипятиэтажном заселенном людьми доме очень сложно. В целом индустрии капитального ремонта многоэтажек у нас нет. В любом случае придется железобетонные дома сносить.

90415f1046d52f2a68e066d8bfe69203.jpg

Массовая типовая застройка приводит к неэффективному использованию земли. Те 17-этажные монстры, которые сейчас заполонили пригороды Москвы, по выходу квадратных метров с гектара ничуть не эффективнее плотной малоэтажной застройки в центре столицы. В Подмосковье бывшие колхозные поля и зеленые пояса вокруг столицы сдаются под застройку самого отвратительного качества, не обеспеченную коммуникациями и социально-экономической инфраструктурой.

Та же самая проблема и в других городах. Это похоже на яблоки со сгнившей сердцевиной. Окраины застраиваются многоэтажными домами, а исторический центр ветшает, поскольку весь бюджет уходит на новостройки и на поддержание в приемлемом состоянии существующего жилого фонда ничего не остается. Города расползаются, но не в виде американских субурбий (от латинского. suburbia — «пригород» — прим. «Ленты.ру») с ее комфортной для человека средой обитания, а в форме чудовищных безликих многоэтажных муравейников.

Вот Шанхай. Это действительно огромная многомиллионная агломерация, только сам Шанхай насчитывает 24–29 млн жителей, а ведь в его орбите еще ряд крупных городов. Это как если Москву рассматривать вместе с Тулой, Владимиром, Рязанью, Тверью, Ярославлем и Калугой. Кажется, что Шанхай — город-монстр. Но вот вам пример: его население составляет лишь 10 процентов от населения Китая. Опять же для сравнения, Москва уже давно преодолела эту отметку (от населения России соответственно).

Но самое любопытное: Шанхай развивается как промышленный город — там строятся предприятия, где требуется рабочая сила. Точно так же раньше появлялись советские промышленные города. К сожалению, не могу сказать того же про современные отечественные мегаполисы: у нас, наоборот, промышленность сворачивается, а производства в основном закрываются. При этом основная ставка делается на жилье. 

Между тем эксперты ЮНКТАД (Конференции ООН по торговле и развитию), анализируя ситуацию в целом по миру, констатируют: ставка лишь на рыночное жилье опасна для экономики (высокодоходное жилье привлекает капиталы из банков, и их не хватает для развития промышленности), а также бьет рикошетом по незащищенным слоям, которые просто не могут его себе позволить. Можно вспомнить и ведущего российского эксперта в сфере жилищной политики Надежду Косареву, президента Института экономики города: она утверждает, что ипотека не способствует развитию города… Вот и получается, что ставка на жилищное многоэтажное строительство, мягко говоря, необоснована и недальновидна.

В США и Канаде жилые многоэтажки не строят уже лет 30. Америка в основном одно- и двухэтажная примерно на 80 процентов. За исключением небоскребов в компактных центрах городов. Британцы, французы, немцы, скандинавы просто-напросто отказались от высотных микрорайонов. Считается, что это самое некомфортное жилье.

Это объясняется психологическим восприятием человека. У многоэтажной застройки возникает и множество побочных социальных эффектов. В основном нежелательных… Возьмите, к примеру, рост преступности в кварталах многоэтажных домов — это известный феномен.

2726dc428e34efb5ddf14b11123bd776.jpg

Согласно исследованию ДОМ.РФ и ВЦИОМ – 2021, из квартиры в индивидуальные дома хотят переехать более половины живущих в квартирах (59%, или 23,2 млн семей)!

Я часто говорю о технологии модульного домостроения, как о локомотиве создания предпосылок формирования «Малоэтажной России». Однако жилищная политика сегодняшнего дня, пропагандируемая Минстроем , толкает бизнес на удивительные вещи!

Публичный застройщик жилья ПАО «ПИК СЗ» (ГК «ПИК») намерен привлечь свыше 36 млрд руб. инвестиций в собственную компанию модульного строительства. Об этом со ссылкой на информированных участников рынка пишет «Коммерсант». Новая компания получила название Units. Сергей Гордеев сообщал, что Units соберет первый девятиэтажный модульный дом уже в октябре текущего года.

Ранее в марте владелец ПАО «ПИК СЗ» дал прогноз, что через 10 лет все российские застройщики перейдут на модульную технологию возведения индустриального жилья. И ГК «ПИК» исключением не станет, отметил тогда Гордеев.
Модульная технология строительства предполагает, что возводимое здание монтируется на стройплощадке из готовых крупногабаритных модулей. Последние предварительно производятся в заводских условиях и доставляются на стройку. Монтаж многоквартирного дома по такой технологии занимает всего пару недель.

Группа «Эталон» намерена адаптировать разработки британской компании для использования в России. «Модульное домостроение позволяет на 40% сократить строительный цикл и на 20% строительные расходы, обеспечив при этом высокое качество жилья и широкий выбор планировочных решений. Мы считаем, что у этой технологии есть огромный потенциал применения в строительстве многоквартирных домов в российских городах»,

Ну, а теперь о самой злободневной теме сегодняшнего дня – пандемия CJVID-19.

«Высотный дом — это тот же лайнер, только поставленный на землю, — считает эпидемиолог Шай Лин, профессор Хайфского университета. — Возможно, здания, где уровень заражения жильцов будет особенно высоким, придётся закрыть на тотальный карантин».

26fc300c1c39e08124b4c8a6c8707bc2.jpg

Опасность подстерегает жильцов и в лифтах. Даже если вы дезинфицируете кнопки, нельзя быть уверенным в том, что на дверях и стенках лифта не остались частицы слюны человека, заражённого коронавирусом.

В подъездах многоквартирных домов можно легко столкнуться с активным распространением коронавирусной инфекции — эти места являются самыми «забытыми» с точки зрения проведения противоэпидемических мероприятий

Кроме того, в них низкий уровень освещенности, что позволяет вирусу дольше оставаться на поверхностях, подчеркнул бывший главный врач России Геннадий Онищенко.

Способен ли коронавирус переломить общемировой тренд на сосредоточение населения в мегаполисах? Еще недавно большинство экспертов были уверены, что ни сельская местность, ни малые города не могут составить конкуренцию сверхконцентрированному проживанию, и тому есть целый ряд фундаментальных причин. Например, дороговизна современной инфраструктуры для качественной жизни — в том числе рабочих мест, учреждений здравоохранения, образования, дорожной сети, связи. Однако коронавирусный карантин показал, что многие профессии допускают удаленную работу, а вот разница между самоизоляцией в четырех стенах и на даже небольшом, но своем участке земли разительна...

Комментарии