Авраамий Завенягин – самый эффективный сталинский менеджер

В связи с недавней экологической катастрофой в Арктике, имя и дела «градоначальника» Норильска и «Норникеля» Авраамия Павловича Завенягина, оказались востребованными в современной России.

Авраа́мий Па́влович Завеня́гин (1 [14] апреля 1901, станция Узловая — 31 декабря 1956 Москва) — организатор промышленности, инженер-металлург, куратор советской металлургии и атомного проекта, генерал-лейтенант МВД -1945 год. Дважды Герой Социалистического Труда (1949, 1954), лауреат Сталинской премии (1951). Член ЦИК СССР 7 созыва, депутат Верховного Совета СССР 1—4 созывов. Кандидат в члены ЦК КПСС (1934—1939, 1952—1956), член ЦК КПСС (1956). Имя Завенягина носит Норильский горно-металлургический комбинат.

Талантливый юноша

14 апреля (1-го по ст.ст.) 1901 года у машиниста паровоза станции Узловая Тульской губернии Павла Устиновича Завенягина и его жены Пелагеи Владимировны родился сын, которого крестили Авраамием.

Когда Авраамию исполнилось 11 лет, его отправили «грызть гранит науки» в реальное училище в город Скопин Рязанского уезда. В нем рано проявился талант организатора.

Будучи учащимся Скопинского реального училища, 17-летний А. Завенягин стал активным организатором молодежи в Туле, Узловой, Скопине и Рязани. В апреле 1917 г., шестнадцатилетним юношей, вступает в партию.

С комиссарским упорством

В 1919 Завенягин, редактор рязанской газеты «Известия», назначается начальником политотдела Рязанской пехотной дивизии, с боями прошедшей до Донбасса.

В 1919-1920 годах его избирают членом Центрального Исполнительного Комитета Украинской республики.

Молодой партиец занимается мобилизацией населения на борьбу с адмиралом А.В. Колчаком, формирует пехотную дивизию в связи с наступлением генерала А.И. Деникина, и возглавляет её политический отдел. Участвует в боях против местных банд, возглавляя революционный комитет в городе Старобельске.

В июне 1922 - сентябре 1923 года А. Завенягин – ответственный секретарь окружкома ВКП(б) в городе Юзовке.

В Московской горной академии

В 1923-м по партийной линии был направлен в Москву, где становится проректором по административным и хозяйственным вопросам Московской горной академии и одновременно её студентом, изучающим доменное производство.

В 1930-м после разделения Академии на шесть самостоятельных вузов стал первым ректором Московского института стали и сплавов (МИСиС) и одновременно возглавил в Ленинграде Государственный институт по проектированию металлургических заводов Гипромез.

Директор Днепровского металлургического завода

В январе-августе 1933 года для ввода в эксплуатацию трёх полностью механизированных доменных печей Завенягин был назначен директором Днепровского металлургического завода в Каменском (ныне — Украина, в 1936—2016 годах — Днепродзержинск).

Он успел не только возродить к жизни металлургический завод в Днепродзержинске, но вывести его на первое место в стране среди предприятий черной металлургии.

Во главе строительства «Магнитки»

В тридцать два года А.П. Завенягин возглавил строительство одного из крупнейших объектов периода индустриализации – Магнитогорского металлургического комбината, бывшего на то время самым крупным в мире предприятием металлургической отрасли.

Новый директор быстро понял основную проблему — комбинат нуждался в радикальном расширении сырьевой базы, рудника. Завенягин решил организовать добычу руды открытым способом.

В отечественной практике такой подход был новым, поэтому требовался специалист, который сможет воплотить его в жизнь. Таким человеком был профессор Борис Боголюбов, крупнейший в стране знаток рудного дела, в свое время руководивший проектированием Магнитогорского рудника.

Но Боголюбов еще в 1931 году был арестован как вредитель и приговорен к десяти годам ссылки. Завенягин через Орджоникидзе начал добиваться его освобождения и добился. Вскоре Борис Боголюбов приехал на Магнитку. Пока профессору подыскивали жилье, Завенягин поселил его в своей квартире.

В 1935 г. (т. е. через четыре года после начала строительства) Магнитогорский комбинат уже работал, причем не нуждался в дотациях государства, что для тяжелой промышленности являлось фактом очень редким. По стоимости Магнитка равнялась восьми ДнепроГЭСам.

В том же году Магнитогорский комбинат выплавил чугуна больше, чем Италия и Канада вместе взятые.

Здесь будет город-сад

«Завенягинские сады» стали той «национальной» идеей, которая открывала путь к формированию устойчивого рабочего коллектива завода и оказала впоследствии сильное влияние на социальный состав населения города.

aa94566c3d16fec09456be64c89793fc.png

Вид на доменный цех

«Нам виделся новый чудесный город, — вспоминал он позже. — Мы говорили о том, что жилые дома социалистического города должны иметь привлекательный, жизнерадостный вид. Чтобы решить жилищную проблему, мы пошли и на строительство индивидуальных домов для рабочих».

Завенягин взял и да и разбил около своего дома садик — посадил яблони, вишни и цветы.

Умение работать и понимать людей труда, отличные знания, богатый жизненный опыт и незаурядные способности организатора позволили молодому руководителю добиться удивительных успехов.

Сталинская проверочка

Увы, не вся жизнь Завенягина была усеяна яблоневыми лепестками. Весной 1936 года НКВД сфабриковал дело «О деятельности диверсионной троцкистской организации на Уралвагонстрое», в ходе которого арестовали около двух тысяч человек.

В том числе руководителей. Сталин потребовал от Орджоникидзе выступить на мартовском (1937 года) пленуме ЦК ВКП (б) с докладом «Об уроках вредительства, диверсии и шпионажа японо-немецко-троцкистских агентов».

Орджоникидзе очень переживал, вызвал Завенягина в Москву, на должность заместителя наркома тяжелой промышленности, и… внезапно умер от сердечного приступа. А на самом деле покончил жизнь самоубийством.

Выступать на форуме пришлось Завенягину. О вредительстве Авраамий Павлович говорил мало, почти ничего. А вот отсутствию порядка в тяжелой промышленности посвятил много времени, сформулировав, таким образом, еще в 1937 году основные проблемы планового хозяйства.

В марте 1938 года новый наркомтяж Лазарь Каганович устроил по указанию Сталина Завенягину «проверочку»: потребовал завизировать согласие на арест академика Губкина.

Авраамий Павлович не только не завизировал, он напрямую позвонил Сталину и заступился за своего учителя. Губкина оставили в покое, но семья Завенягина начала обреченно «сушить сухари».

Норильск был нужен Завенягину, а Завенягин был нужен Норильску.

22 марта 1938 года Завенягин сам написал письма Сталину и Молотову: «Вот уже неделя, как я жду решения вопроса о моей дальнейшей судьбе. Не буду говорить о том, как это тяжело. Но, если возможно, прошу ускорить решение. Я был бы рад работать в самых тяжелых условиях, я с интересом поработал бы в условиях Севера или Сибири многие годы».

Он написал все это не просто так ибо точно знал, что проверка НКВД в августе 1937 года выявила катастрофическое положение дел на строительстве Норильского комбината.

Через несколько дней после получения письма Молотов вызвал Авраамия Павловича на заседание политбюро, где объявил: «Мы решили вас не добивать. Поедете в Норильск. Проявите себя на новом месте».

Завенягину нужен был Норильск. Норильску нужен был Завенягин.

На строительстве Норильского горно-металлургического комбината

И в 1938 году Завенягин спускается из московского наркоматовского кабинета на промёрзлую землю, возглавив начатое в 1935 году и буксовавшее строительство Норильского горно-металлургического комбината.

6ba796aa52e6e7f46935df3b505fafb2.png

Порт Дудинка

В поселок Норильск, он же Норильлаг, Завенягин приехал 28 апреля 1938 и увиденное превзошло его худшие ожидания

8 000 заключённых Норильлага явно не хватало, чтобы победить вечную мерзлоту. К концу 1939 года по инициативе Завенягина на объекте их трудилось уже более 29 000

Но при этом первым из распоряжений станет приказ о строительстве к 1 сентября школы для норильских детей. Приказ был выполнен в срок… А попробуй не выполни!

Взявшись за проект добычи никеля за Полярным кругом, Авраамий Павлович опять принялся строить город, в котором рабочий будет чувствовать себя хозяином страны.

На шестой день пребывания в Норильске Завенягин издал приказ о немедленной организации Опытного металлургического завода.

Норильский комбинат первоначально рассматривался правительством как сырьевой придаток уже действующих никелевых предприятий: в Норильске планировалось добывать руду и в примитивных плавильных печах получать черновой металл — файнштейн (полупродукт), а уже его вывозить на Урал и получать никель на электролизных мощностях «Южуралникеля» и «Уфалейникеля».

У Авраамия Завенягина было на этот счет другое мнение — он стал пробивать проект металлургического комбината полного цикла.

В результате первая промышленная плавка состоялась 6 марта 1939-го.

Сторонник полного металлургического цикла в одном месте, Завенягин смог добиться этого в Норильске и 29 апреля 1942 года Норильский комбинат дал первый металлический никель.

Законы управления Завенягина

Авраамий Павлович Завенягин во время возведения Горно-металлургического комбината в Норильске сформулирует жесткие законы работы, поведения и жизни для себя и подчиненных:

«Первый закон: максимальная работа в нечеловеческих обстоятельствах.

Второй: спасение (в том числе собственное) — в неординарных решениях.

Третий закон: молодость — скорее достоинство, чем недостаток».

Он вдохнул веру в осуществимость идеи «Норникеля», в успех строительства. На личном примере доказал, что работать и работать эффективно – можно в самых невероятных по тяжести обстоятельствах.

Авраамий Павлович заложил город Норильск, выбрав для него площадку и сформулировал принципы градообразования на Крайнем Севере.

686b3c455edb8995d264cf837ec5057b.jpg

Панорама современного Норильска

Ныне ГМК имени А.П. Завезягина «Норильский никель» – главное градообразующее предприятие, которое производит 96% российского никеля, 55% меди и 95% кобальта. Это крупнейший в мире производитель цветных металлов.

Современному «Норникелю» до завезягинского – тянуться и тянуться!

Решение сложнейших технических задач, пионерного значения, оказалось под силу советским ученым, инженерам и техникам.

Обращают на себя внимание оригинальные и на сегодняшний день конструктивные решения покрытия-легкие, изящные фермы со связями в виде структур, такие же облегченные колонны, снижающие нагрузку на фундамент и снижающие расход дорогостоящего металла.

1329ed115c07f0cf00beeccdf93f0a97.png

Конструктивное решение цеха «Норникель»

Очевидно, что точность расчета конструкций явно превосходит сегодняшнюю. Строители Норильска возводили здания на твердой скальной породе, что напрочь отметает версию причины экологической катастрофы.

В 1960-х и 1970-х годах по планам Завенягина шло строительство улиц, расположенных перпендикулярно преобладающему направлению ветра. Обеспечивая защиту города от шквальных ветров и снежных заносов, архитекторы отдали предпочтение замкнутой планировке кварталов.

По всем понятиям – генерал

При осознании властью, что без дармовой рабочей силы индустриализацию страны не завершить, было принято кадровое решение назначить бывшего заместителя наркома тяжёлой промышленности, а ныне — директора производства, заместителем наркома внутренних дел.

В функции нового замнаркома входило общее руководство промышленно-строительными структурами ГУЛаг НКВД.

К 1 января 1941 года ГУЛАГ НКВД располагал 2 990 000 заключёнными и 930 000 ссыльными.

Они и стали основной движущей силой строительства в неприспособленных для жизни местах.

С официальным переходом промышленности на военные рельсы, 9 июля 1941 года Завенягину пришлось надеть форму с двумя ромбами старшего майора госбезопасности в петлицах, как у армейского дивизионного комиссара.

14 февраля 1943 года ему было присвоено звание комиссара госбезопасности 3-го ранга.

9 июля 1945 года по постановлению СНК СССР №1663» специальные звания начсостава НКВД и НКГБ были заменены на общевойсковые, и Завенягину в числе 50-и руководителей НКВД после переаттестации было присвоено воинское звание генерал-лейтенант.

Урановый проект

В 1943 году Завенягин вошёл в узкий круг руководителей уранового проекта, в зоне ответственности которого было производство ядерного топлива, от руды до плутония.

Роль А.П. Завенягина в рамках работ по советскому атомному проекту была очень высокой. Он был среди тех организаторов науки и производства, кто наиболее активно способствовал созданию у нас в стране термоядерного оружия (напомним, что по этому направлению мы уже не отставали от американцев, а во многих существенных моментах обогнали их).

В 1943 году в системе Главного управления лагерей НКВД было организовано Специальное (девятое) управление, руководителем которого стал Авраамий Павлович.

На «девятку» были возложены задачи разведки урановых месторождений, добычи и переработки урановых руд, строительства и эксплуатации рудников, обогатительных фабрик, заводов по переработке урановых руд и концентратов, а также разработки технологии получения из них металлического урана.

Уже к концу года поиски урана в Средней Азии, Казахстане, Сибири, на Дальнем Востоке, Алтае, Кавказе, Урале вело около 320 геологических партий, подчиненных НКВД. На Табошарском месторождении началось строительство четырех новых рудников и двух опытных металлургических заводов.

Результаты работы завенягинского управления в августе 1945 года зафиксировал Игорь Курчатов в отчете Сталину: «В последнее время геологоразведкой уран обнаружен в сланцах Эстонской ССР и Ленинградской области, в Норильске… В настоящее время разведанные запасы урана в СССР по всем категориям составляют 300 тонн».

Благодаря Завенягину в СССР был получен металлический уран

Теперь нужно было решать следующую задачу — наладить производство металлического урана. Первый слиток, около килограмма весом, был получен в декабре 1944 года в Государственном институте редких металлов, который фактически подчинялся Завенягину.

Для промышленного производства радиоактивного металла было решено перепрофилировать Ногинский завод № 12 Наркомата боеприпасов (сегодня — Электростальский машиностроительный завод). При этом правительство разрешило производить запланированные строительно-монтажные работы без рабочих чертежей, руководствуясь эскизами и указаниями проектантов на месте, но под личную ответственность Завенягина.

К концу 1945 года завод выпустил первые 137 килограммов металлического урана. Можно было приступать к строительству первого отечественного атомного реактора.

Создание ядерной шарашки

Завенягин лично курировал обеспечение Ногинского завода №12 в Подмосковном городе Электросталь оборудованием для получения металлического урана. Именно там трудились вывезенные из побеждённой Германии участники атомного проекта Третьего Рейха,а в электропечах завода были выплавлены урановые блоки для первого советского реактора Ф-1.

Потом в жизни Завенягина были и первый плутоний, и первая атомная бомба, и первый в мире энергетический атомный реактор. И начало строительства первого в мире атомного ледокола.

Завенягин «светился» и «звездился»

В августе 1949-го он лично контролировал изготовление плутониевых полусфер для первой советской атомной бомбы, а потом сопровождал РДС-1 («изделие 501») из Сарова на Семипалатинский полигон, где в его присутствии произвели окончательную сборку «изделия», установив в бомбу поршень нейтронного инициатора.

Первый атомный взрыв в Советском Союзе был произведён в 7:00 29 августа.

Не подлежащим опубликованию Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 октября 1949 года Завенягину, 11-му в алфавитном списке из 33-х специалистов, было присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот».

У истоков мирного атома

В 1950-м Завенягин санкционировал проектирование и постройку первой в мире атомной электростанции, т.е. стоял у истоков «мирного атома», включая и строительство советского атомного флота.

Завенягин оказался единственным из ближайших соратников Лаврентия Павловича Берии, который после его ареста и расстрела 23 декабря 1953 года не только сохранил высокую должность, но при реорганизации атомной отрасли и переподчинении её созданному Министерству среднего машиностроения стал сначала первым заместителем министра, а в феврале 1955 года — министром.

Но ранее «за исключительные заслуги в развитии новых отраслей промышленности», а именно, за успешное испытание первой водородной бомбы, 4 января 1954 года Завенягину опять же закрытым указом Президиума Верховного Совета было присвоено звание дважды Героя Социалистического Труда.

На закате жизни

Совершенно неожиданно Завенягина, бывшего начальника Норильлага, являвшегося заместителем наркома внутренних дел на протяжении двенадцати лет, в 1956 году избрали членом ЦК на XX партсъезде, посвященном разоблачению культа личности Сталина. А также утвердили «абсолютно секретным» министром среднего машиностроения, отвечающего за атомную промышленность.

Умер Авраамий Павлович в последний день 1956 года.

По официальной версии — от сердечного приступа, по неофициальной — от лучевой болезни. Похоронили Завенягина в Кремлевской стене.

Заключение

Разные по форме, но восторженные по сути характеристики Завенягина принадлежат людям очень несхожим по характеру, жизненному опыту, интеллекту, молодым и старикам, видевшим Авраамия Павловича в разных ситуациях.

В принципе, этому человеку ошибки были не свойственны. Многие специалисты, весьма осведомленные в своей и соседних отраслях, не раз наблюдавшие Завенягина в работе и не отличающиеся излишней эмоциональностью, утверждают: «При нем экологической катастрофы «Норникеля» и быть не могло!»

Идеализирует Завенягина? Наверное. Но почему-то именно его, а не Потанина, Дерипаску и Прохорова.

Поражает профессиональный уровень и размах деятельности этого человека. Человека, создавшего феномен Норильска, включающий собственную школу роста кадров, не имевшую аналогов систему материально-технического снабжения автономного района вдали от железных и автомобильных дорог, психологический климат, способствующий выживанию в экстремальных условиях, и многое-многое другое.

Завенягин был человеком сталинского времени. И преступно – в моральном смысле – относиться к нему с мерками сегодняшними.

Аврамий Завезягин сохранял человечность в условиях, в каких это мало кому удавалось. Кстати, в глазах заключенных его авторитет был исключительно высок. А сколько набирается спасенных им от голода, от холода, от смерти...

Сергей Санников
Борис Скупов

Комментарии