«Зеленые» идеи будущего. ATP внедряет в России принципы устойчивого проектирования

Вопросы повышения энергоэффективности в строительстве объектов производственного, коммерческого и жилого назначения приобретает в России особую значимость. Ответом на дорожающие услуги монополий и решением многих проблем в эксплуатации недвижимости становится применение принципов устойчивого проектирования. В России безусловными компетенциями в этом направлении обладает проектная компания «АТП ТЛП архитекторы и инженеры». О сути устойчивых подходов, особенностях российского опыта и перспективах зеленых стандартов рассказывают генеральный директор компании Владимир Гортон, управляющий директор Кай-Уве Райтманн и директор проектов компании Евгений Ляшок.

3d5bb7b70582e9b7b1e7e4934f0a5527.jpg

– Что означает термин «устойчивая архитектура»?

В. Гортон: – Устойчивость окружающей среды – это перевод широко распространенного на западе термина Sustainability. Более привычное выражение для нашего уха – «зеленая» архитектура и строительство. Это направление вышло на пик популярности в Европе в начале 2000-х годов. Подорожание энергоресурсов сильно сказалась на секторе коммерческой недвижимости. Арендаторы офисных и торговых центров не хотели платить огромные платежи, и инвесторам пришлось озаботиться вопросами повышения энергоэффективности строящихся и уже существующих зданий. То есть в основе «зеленых» технологий лежал экономический расчет.

Наша головная компания – холдинг ATP Planungs- und Beteiligungs AG – одна из первых в Европе начала разрабатывать это направление. Уже с начала 2000-х годов офис организации во Франкфурте специализировался на проектировании зданий с «нулевыми» выбросами, то есть с применением инновационных технологий, обеспечивающих повышение энергоэффективности. В 2013 году в пригороде г. Вена по проекту ATP был построен торговый курорт G3 – первый объект в Австрии, который подлежал оценке воздействия на окружающую среду по системе BREEAM. В проектировании, строительстве и эксплуатации здания акцент был сделан на экономических, экологических и социально-культурных аспектах устойчивости. Его энергоэффективность обеспечили высокая доля дневного света, энергосберегающее освещение и интеллектуальное программное обеспечение для управления всеми инженерными системами.

Сейчас требования энергоэффективности в Европе проникли во все сегменты недвижимости и сферы деятельности человека. Я убедился в этом на личном опыте в одном из небольших курортных деревушек в Италии. К моему удивлению, в номере оказались холодные батареи. На мой вопрос «Почему?» администратор отеля ответил, что в номере открыто окно, а батареи работают только при закрытых окнах. То есть для бизнеса это важно, поскольку собственники предприятий видят в этом экономическую целесообразность.

– Каковы компетенции ATP в области устойчивого строительства?

В. Гортон: – В ATP Planungs- und Beteiligungs AG создано самостоятельное подразделение ATP sustain. В состав его коллектива входят в том числе сертифицированные аудиторы по трем основным системам сертификации зданий – BREEAM, LEED и DGNB. Кроме того, специалисты этого подразделения занимаются вопросами строительной физики и акустики. Их консультации помогают сертифицировать проектируемые или строящиеся здания, что позволит в будущем повысить их стоимость как актива для инвестора. То есть наличие экологических достижений и сертификатов повышает ценность объекта.

e64b441ca6c4db86f3316c5d67984fb1.jpg

Проведу параллель: как известно, эффективность здания закладывается еще на этапе выбора конструктива. Дом можно построить из дерева, металла или бетона – монолитного или сборного. Но даже по решению конструктива и элементам фасада видно, профессионал его проектировал или нет. То же самое можно сказать и о выборе «зеленых» технологий. 

Например, можно использовать геотермальные источники энергии для обогрева и охлаждения объекта. Но важно правильно произвести все расчеты: достаточно ли этой энергии для заявленной кубатуры? Что делать в межсезонье? Как поведет себя система в пиковые моменты – очень жаркую или, наоборот, холодную погоду? Специалисты без опыта проектирования подобных объектов или которые слабо погружены в эту тематику вряд ли смогут обеспечить хороший результат. Тут важно, чтобы в коллективе работали эксперты разных направлений, которые дополняли бы компетенции друг друга. Именно так сформирован коллектив ATP Sustain. В его составе не более 20 человек, но все они опытные и высоко профессиональные специалисты.

Наше взаимодействие с ними давно налажено: наши главные инженеры формируют задачу и отсылают им первые проектные решения. Как правило, этого бывает достаточно для разработки «устойчивого» концепта, в котором прописываются все разделы, связанные с Sustainability Solutions. Это решения по энергоэффективности, минимизация потери тепла, выбор фасадов, вопросы строительной физики, акустики, вентиляции. Эти решения, как правило, не влияют на конструктив и формат здания, поэтому это взаимодействие можно осуществлять дистанционно.

– Как «зеленые» идеи приживаются в России?

В. Гортон: – В России есть своя специфика. Стоимость энергоресурсов у нас в стране остается сравнительно невысокой. Для бизнеса затраты на коммунальные расходы – отопление и водоснабжение – в сегменте коммерческой недвижимости оказываются не так уж велики. Поэтому широко используются только возможности энергоэффективного освещения, то есть вместо люминесцентных ламп используются светодиодные. Но ситуация постепенно меняется. Из нашей практики: если семь лет назад возможностями «зеленых» технологий интересовались 1-2 девелопера из 10, то сейчас – каждый второй. 

Особенно заметен этот интерес в области строительства объектов в сфере производства, где сроки эксплуатации растянуты во времени. В этих случаях бизнес задумывается о повышении энергоэффективности, потому что высокие затраты на расходы по эксплуатации и содержанию влияют на стоимость конечного продукта. Это актуально и для жилой недвижимости.

Мы специализируемся именно на решениях по эксплуатации. Правильный их выбор позволяет не только снизить коммунальные расходы, но и оптимизировать затраты на оборудование. Поэтому принципиально важным становится выбор инженерных решений. Приведу пример: в жилом доме 50 этажей. Заказчик пытается сэкономить на размещении водозаборных узлов на каждом этаже. Мотивируя это тем, что подводка канализации и установка поддона на каждом этаже удорожает стоимость проекта. 

Предполагается, что уборщица будет ездить на лифте на первый этаж, чтобы набрать воду. Однако расчеты показывают, что при таком решении перепробег лифтов увеличился в полтора раза. А это уже существенные затраты, потому что лифт – это сложное электромеханическое устройство повышенной опасности, и для него необходимо производить ТО, замену комплектующих и механизмов. Надо ли говорить, что это решение оказывается менее эффективным, и более затратным по финансам.

44ebb4a0a0b8c5963bd22e0921d3debb.jpg

В целом, как говорят результаты наших исследований, «зеленые» технологии в России пока мало эффективны по причине дешевизны ресурсов. Это касается всех сегментов недвижимости – как объектов общественного, так и производственного назначения. Например, для одного из заказчиков мы рассчитывали возможность применения биогаза, но оказалось, что это экономически нецелесообразно. В другом проекте мы делали оценку эффективности вторичного использования воды, которой можно было бы отапливать поверхность загрузочных доков. Но выяснилось, что поставить газовую котельную будет стоит в 2,5 раза дешевле. 

Для еще одного заказчика мы рассчитывали возможность установки системы рекуперации воздуха в зоне фуд-корта в одной из крупных торговых центров. Наши расчеты показали, что даже при хорошем оборудовании процент рекуперации составит менее 30% и окупится она примерно за 17 лет, тогда как срок службы этой установки – 15 лет.

Да, есть заказчики, которые стараются применять элементы устойчивого проектирования и строительства, но пока это скорее идея или корпоративный стандарт (если говорить крупных международных корпорациях). Потому что на данном этапе никаких экономических выгод эти технологии не приносят.

– Тем не менее, в практике компании есть проекты в России, созданные с учетом «зеленых» технологий?

Евгений Ляшок: – Да, конечно. Яркий пример – ряд энергоэффективных решений для группы компаний IKEA. У них принят системный подход в области зеленых технологий и разработан целый сборник требований к проектированию по стандартам BREEAM. Напомню, эта система разработана в Великобритании и является международным критерием по устойчивости проектирования, строительства и функционирования зданий. Она пятибалльная, и складывается из суммы очков в следующих девяти категориях: управление строительством, здоровье и благополучие, энергия, вода, материалы, отходы, использование земли, экология и загрязнения. В частности, мы проектировали два новых здания, которые претендовали на наивысшую оценку. Другой клиент – Сбербанк, который также пересматривает свою политику по экологическим стандартам.

В целом могу сказать, что наша компания, являясь лидером в области комплексного и устойчивого проектирования, не может позволить себе проектировать плохо. Поэтому мы по умолчанию разрабатываем проекты, которые при необходимости могут получить «зеленые» сертификаты. Это часть нашей корпоративной философии. Мы также придерживаемся принципов Energy efficiency concept (концепция энергетической эффективности ), когда проект разрабатывается с учетом малейших деталей, вплоть до элементов ландшафтного дизайна. Это часть обязательной программы, которая делает среду более комфортной. Мы обращаем внимание российского заказчика на возможности, которые открывают «зеленые» подходы, в каждом новом проекте. Именно такой вектор мы себе обозначили.

– Что представляет собой объект, построенный по принципам устойчивой архитектуры? Какие инженерные системы и элементы должны быть оптимизированы и усовершенствованы?

Евгений Ляшок: – Если говорить про Россию, то сразу подчеркну, что Главгосэкспертиза в настоящее время в обязательном порядке требует разрабатывать раздел энергоэффективности при предоставлении проектной документации на проверку. Как правило, к этому разделу нет никаких замечаний. Более того, все современные сооружения, которые наша компания проектировала последние 5-7 лет, при необходимости пройдет нижний уровень сертификации по BREEAM. Потому что в проектах закладываются современные изоляционные материалы, а действующая нормативная база предусматривает параметры, которые достаточны для получения сертификата (например, расход объема воздуха на одного человека).

9cef0276321ef9316dca4606b197903c.jpg

Если говорить в целом про объект, претендующий на высший балл, то прежде всего важен выбор места для его строительства. Например, офисный центр должен иметь хорошую транспортную доступность. Если привозить сотрудников и посетителей автобусами за 15 километров, то выхлопы от СО2 вряд ли сделают проект экологичнее в целом. И если построить рядом со зданием велопарковку, то зимой она будет пустовать, потому что вряд ли кто согласится ездить своим ходом по заснеженному полю. Также в «зеленом» здании подразумевается рекуперация (повторное использование) ресурсов – воды, воздуха, тепла. 

Кроме того, важна возможность использования источников возобновляемой альтернативной энергии – солнца, термальных источников, ветра. Важен выбор строительных материалов. Наконец, огромную роль в оценке эффективности и повышении качества эксплуатации в подобных зданиях играет контроль. То есть на всех элементах и всем оборудовании должны стоять датчики и приборы учета.

– Какую роль в устойчивом развитии играет BIM?

Евгений Ляшок: – Реальная экономическая выгода от «зеленых» технологий будет ощутима лишь при правильном проектировании в BIM и доведении информационной модели до этапа эксплуатации. В этом смысле BIM является хорошим вспомогательным инструментом, чтобы добиваться эффективных решений. Впрочем, по нашим данным, на этапе проектировании BIM используется не более чем в 30-40% проектах, на стадии строительства – не более чем 1,5%, на этапе эксплуатации – не более 0,5%. 

По большому счету возможности BIM в эксплуатации пользуются единицы инвесторов – как правило, это корпоративные заказчики, управляющие коммерческими объектами большой площади. В целом BIM позволяет решать две задачи: на этапе проектирования – отслеживать возможные коллизии, а на этапе эксплуатации обеспечить контроль за эффективностью работы всех инженерных систем объекта.

– На ваш взгляд – нужны ли сегодня в России дополнительные инструменты государственного стимулирования «зеленого» строительства?

К. Райтманн: – Безусловно, и надо сказать, Россия находится в фарватере мировых «зеленых» тенденций. Напомню, год назад Европейской комиссией был принят так называемый Зеленый пакт для Европы (the European Green Deal) – план достижения нулевого суммарного выброса парниковых газов и нулевого суммарного загрязнения окружающей среды путем перехода от использования ископаемых к возобновляемым источникам энергии и сырья в странах-членах Европейского союза к 2050 году. 

Цель этого плана – борьба с глобальным потеплением и загрязнением окружающей среды. А в июле 2020 года Президент России Владимир Путин подписал Указ «О национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 года», где одной из целей обозначено снижение выбросов опасных загрязняющих веществ, оказывающих наибольшее негативное воздействие на окружающую среду и здоровье человека, в два раза к 2030 году. Так что вектор уже обозначен. 

ATP как проектно-инженерная группа вносит свой вклад «зеленое» будущее, проектируя здания, которые обеспечат меньше загрязнений CO2 и будут более эко-френдли и для наших современников, и для будущих поколений. Ведь эти сооружения будут стоять полвека или даже сто лет. Так что устойчивые принципы должны стать основой проектирования и строительства уже сегодня.

Людмила Изъюрова

Комментарии