Куда прилетают орланы? (Владивосток и архитектура биоразнообразия - утопия навсегда?)

Куда прилетают орланы? (Владивосток и архитектура биоразнообразия - утопия навсегда?)

опубликовано: "Аргументы и факты — Владивосток", №37, 15.09.2021, стр.3 (гость номера)

Интервью об экологически-дружелюбном, комфортном для его жителей, устойчивом к климатическим изменениям городе - Владивостоке

ВЕКТОРНЫЕ ФАКТОРЫ

- Павел Анатольевич, ваша деятельность связана с экологической архитектурой и дизайном. В частности, вы являетесь сторонником строительства так называемых пассивных солнечных домов. В чём уникальность таких построек?

- Сложился стереотип, что солнечный дом основан на инженерных системах. Можно зайти в магазин, купить китайские коллекторы и фотопанели, и будет тепло, свет, горячая вода. На самом деле, энергию солнца на земле ещё умело использовали архитекторы Древних Китая, Рима и Греции. Принцип простой - я разворачиваю дом окнами на солнце. Ранее, в этом контексте я ссылался на мировой опыт, а в 2017 году в Вольно-Надеждинске построили такой дом по простейшей схеме, включающей окна на юг и атриум - специальное открытое пространство на два этажа, через которое тёплый воздух идёт наверх, холодный спускается вниз. Эта простейшая схема дает 50% -ную экономию за отопление.

037132449f89789e105eb79b31e7df54.jpg

пассивный солнечный дом в Вольно-Надеждинске так и остался единственным в пригороде Владивостока - хотя его собственник платит за электроотопление зимой в три раза меньше, чем его соседи ....

- Получается, что способность собирать тепло закладывается в архитектурный проект дома?

- Люди почему-то думают, что архитектор - человек, который что-то декорирует. Но это специалист, который в первую очередь работает с формой и пространством. Каждый житель Владивостока на себе хорошо ощущает, какой город солнечный и ветреный одновременно, и как рельеф местности и строения способны менять силу ветра и солнца, усиливая стихии или ослабляя их. Солнце и ветер - векторные (направленные) факторы, и я, как архитектор, могу их менять. Где-то их собирать, чтобы было теплее, а где-то рассеивать, чтобы стало прохладнее.

- Сколько говорят о ветряных и солнечных генераторах, а по-прежнему топят углем. Почему?

- Это один вопрос, а другой заключается в том, что до установки генераторов над постройками должен поработать архитектор. Допустим, вы ставите устройство для преобразования кинетической энергии ветрового потока в механическую на обычный стандартный дом с плоской кровлей. При ударе ветра образуется «береговой» эффект, ветер идёт выше, при неверных расчётах теряется мощность преобразованной энергии, и вы впустую теряете деньги. Архитектор способен, напротив, эту мощность усилить.

- То есть, после стройки ничего сделать нельзя?

- Почему? Если дом уже построен, я могу работать с ландшафтным дизайном участка - где-то посадить деревья, где-то убрать. Ни для кого не секрет, что деревья – отличная защита от ветра и от жары. Кстати, подобные леосозащитные полосы сделали железнодорожники близ Надеждинска (верно) Правда, чтобы деревья выросли в несколько этажей, понадобиться несколько лет…

229308ee954f2be4a4f06428d7ee9e22.jpg

экогород-Владивосток, в его возможных вариантах и решениях, графика Павла Казанцева

ЛИВНЁВКИ НЕ СПАСУТ!

- Возьмём Владивосток. Какие современные технологии могут улучшить экологическое состояние города?

- Глобальная задача - это сохранение природного каркаса. Мы живём в эпоху значительных изменений климата. Городская среда должна быть к этому готова. Если говорить несколько упрощённо, то природный каркас состоит из трёх основных элементов - водоразделы и вершины сопок, низины, где текут реки, и городской береговой черты. Их необходимо по возможности, сохранять в естественном состоянии, или восстанавливать. Китайцы, например, запрещали под страхом смертной казни рубить лес на сопках, потому что это защита местности от штормовых осадков, ливней.

- А у нас рубят вольно сопки повсеместно.

- Хозяин китайской рисовой плантации с испокон веков твёрдо знал, что лес на вершинах питает роднички у подножия горы, и без них не будет урожая, и значит, он разорится. У нас такого опыта и понимания нет, можно сколько угодно рубить лес, а если на полях и огородах ничего не вырастет – идти в магазинах покупать продукцию азиатских соседей. Те же высотки на сопках влияют и на изменение климата. Дома, продуваемые ветрами, холодные, поэтому больше сжигается газа для отопления, растёт парниковый эффект. А лес, поглощавший СО2, вырубили.

- Разве инвесторы и подрядчики не заинтересованы в улучшении домов на стадии проектирования?

В сложившейся экономической модели строительного рынка застройщика в основном, интересует уровень продаж, а не то, как изменится климат, и смогут ли жильцы сэкономить на оплате по ЖКХ. Допустим, я могу спроектировать дом, где жильцу придётся платить в два раза меньше, но инвестор при этом никакой прибыли не получит. К тому же квадратный метр солнечного дома на рынке будут стоить процентов на 10-20 дороже, отсюда - низкий спрос на солнечные технологии. Люди купят более дешевое жилье.

- В июле в администрации края прошла конференция «Формирование видения Владивостока до 2050 года». Вы, в частности, предлагали, эффективно защитить город от наводнений и тайфунов с помощью естественной природной дренирующей системы.

- Если мы хотим, чтобы наши потомки благополучно жили в нашем городе через 50 или 100 лет, мы должны понять роль озеленения наших дворов и зданий: зеленых фасадов и кровель, в целом зеленого каркаса города, в сохранении климатической устойчивости территории. Хотя, для начала нужно нашим метеорологам сделать прогноз – о тенденциях изменения климата.

- Разве такие долгосрочные прогнозы возможны?

- В Ванкувере это сделали, официальный прогноз разместили на городском сайте, и в соответствии с ним планируется развитие территории. Допустим, во Владивостоке будущего спрогнозируют в два раза больше дождей или наоборот, больше засушливых дней - а это уже два принципиально разных подхода к архитектуре уже сегодня. Если первый вариант - тут уместно развивать технологии «города-губки», или пористого, впитывающего влагу дождей, города. У китайцев на это счёт разработана целая госпрограмма. Наша трагедия заключается в том, что дороги идут по низинам, ручьи и речки увели в коллекторы. Я был свидетелем, как члены градостроительного совета отчитывались перед губернатором о парке Минного городка, который постоянно топит, несмотря на то, что коллекторы постоянно чистят. Но они не спасают.

С растущим объемом осадков никакая ливнёвка не справится, нужно делать поверхностный сток, а это совершенно другая планировка улиц. Владивосток когда-то был лесом, губкой, впитывающей влагу, и мы должны вернуть городу эту пористость среды. Самый простой вариант - зеленые кровли, газоны вместо асфальта.

- И как это воплотится на деле?

- Только один из приемов, в городах Канады, Новой Зеландии, … асфальтированные дороги расположены выше газонов, у нас - наоборот. Воде некуда деваться, она по трассам стекает, очередной мэр ругается, но всё напрасно. А за рубежом газон - естественное дренирующее устройство, под ним галька, а дальше трубы. Излишки воды затапливают газон, он задерживает воду и постепенно её впитывает, и нет лишней нагрузки на ливнёвки.

6a10d2edfc96da78dfd25d2e3dad5dd8.jpg

Центр восстановления природных ландшафтов побережья, автор - Александра Серегина, Дальневосточный федеральный университет

ЖИВЫЕ БЕРЕГА

- Сегодня интернет переполнен предложениями о продаже эко-домов в эко-поселках. Это имеет прямое отношение к благоприятной экологической обстановке?

- Это словосочетания чаще используют в рекламных целях. В идеале построив эко-дом, я не должен принести вреда экосистеме, по максимуму восстановив растения, среду обитания птиц, насекомых. У нас по принципу экологического стандарта в основном не работают. Хотя при Союзе архитекторов России создан Совет по зелёной архитектуре, и он активно занимается образованием отечественных зодчих и продвижением зеленых технологий. Вслед за всем миром в России начинают строить дома средней этажности из деревянных каркасов. А, допустим, наш солнечный дом в Вольно-Надеждинске построен из плотно упакованной соломы по европейским стандартам. И он прошёл испытания на прочность от пожаров.

- Вы часто выступаете на больших публичных мероприятиях городского и краевого масштаба. Какова реакция слушателей?

- Пока большинство жителей города все-таки реагируют безразлично. Хотя, когда те же жители, как рыбаки выходят на лед, все автоматически садятся к ветру спиной. А дома стоят, как попало, без учета активности солнца и ветра. Изменить привычки человека очень трудно…

Даже в США, где глубокие исторические традиции солнечной архитектуры, законодательную базу об альтернативной энергии экологические активисты «продавливали» с конца 60-х годов прошлого века, но в приоритете была ядерная и нефтяная промышленность. И только в 2009 г. Барак Обама выделил масштабные инвестиции в чистые источники энергии, назвав эти технологии технологиями будущего. Сегодня самые передовые солнечные архитекторы - японцы и германцы. Но понятно, что выбор технологий строительства зависит от климата территории.

- Вы говорили еще о сохранении побережья. Больной вопрос для города.

- Благоустраивают набережные Владивостока, что, несомненно, радует, но, например, Золотой рог, даже если его полностью очистить от сбросов, останется мертвым. Необходимо восстанавливать подводный ландшафт, благоприятный для обитателей моря и береговой черты, уничтоженный портовыми сооружениями. Удивительная история - на набережной Цесаревича под мостом остался каменистый берег, а рядом сквер, и поэтому туда прилетают охотиться орланы. Вырубите деревья, забетонируйте откос – этих гордых и прекрасных птиц больше не увидите

- И всё-таки, сегодня во Владивостоке есть наметки на оптимизм в плане экологической архитектуры?

- Нагорный парк – огромный шаг к сохранению городского лесного массива на водоразделе. Парк поддерживает водность территории ниже по склону. Надеюсь, что и Минный городок после реконструкции сохранит свою функцию накопления и сохранения водных источников.

- А борьба с ледяным дождем вам, солнечным архитекторам по плечу?

-Архитектор не в силах напрямую изменить стихию, отключить ледяной дождь. Но можно построить дома, в которых если и откажут инженерные сети - жители не заметят катаклизма. Это целый пласт работы на будущее. Главное, создать зеленый город, на основе современных технологий…

- ДВА СЛОВА В ОКОНЧАНИЕ:

Чтобы стать комфортным, пригодным для проживания и через 50, 100 лет, Владивостоку нужны не только пляжи, скамьи в скверах и велодорожки, а в целом устойчивая к климатическим изменениям, экологически дружелюбная архитектура городских пространств. И формировать ее надо уже сегодня, время для споров истекло

журналист — Елена Жукова

сайт издания "Аргументы и факты - Владивосток" https://vl.aif.ru/

размещение полной версии статьи на сайте Приморской организации Союза Архитекторов РФ https://www.primsar.com/post/интервью-в-газете-ар...

e1aac9a5d320b4abe8c0829e30e3e862.jpg

По итогам фестиваля ЗОДЧЕСТВО 2021  архитектура Центра прибрежных ландшафтов на мысе Артур, Владивосток отмечена Серебряным знаком в номинации Экоустойчивая архитектура. Автор - Александра Серегина:

Сегодня побережью Владивостока уделяют большое внимание, благоустраивают набережные и пляжные зоны. При этом, совершенно упускается из виду, что побережье вновь оживет тогда, когда в береговую черту будут возвращены утраченные естественные ландшафты. И это не обязательно скалы и песчаные отмели: естественные формы может с успехом воспроизводить и архитектура.....

d6c1c05f32bbaeaf785dcb41d8b30b6b.jpg

Диплом союза архитекторов получил проект реновации территории завода Восточная Верфь, автор Софья Туценко

Архитектурный проект из Приморья взял награду на престижном международном фестивале

http://as.help/news/arkhitekturnyy-proekt-iz-primo...

https://www.primsar.com/post/итоги-международного-...

Комментарии