Портал для специалистов архитектурно-строительной отрасли

+7 (495) 380-3700

info@ardexpert.ru

Спасо-Зашиверская церковь – нетленное чудо древнерусского деревянного храмового зодчества

Интернет–энциклопедия «Храмы России» полагает вполне приемлемым прилагательное «нетленный» для этого единственного в своём роде образца древнерусской архитектуры на всём пространстве от Урала до Тихого океана, от Кижей до Индигирки – самого старого (315 лет) сохранившегося деревянного православного храма страны.

fa84987832667e0d79eb8304982122d7.jpg

Официальное название уникального храмового памятника деревянного зодчества времён освоения Сибири утвержденное Московской Патриархией: «Церковь во имя Спаса Нерукотворного Образа из Зашиверска».

Большинство памятников деревянной архитектуры Сибири в силу своей недолговечности полностью исчезли с лица земли. Те же, которые сохранились, либо претерпели множество реконструкций, либо были выстроены заново.

Уникальность Спасо-Зашиверской церкви, по словам специалистов, заключается прежде всего в том, что она дошла до нас такой, какой была построена триста лет назад.

Церковь Сохранилась почти в первозданном виде, за исключением внутренних перестроек. Сохранность здания обеспечила, прежде всего, прочность брёвен из лиственницы, со временем «окаменевших».

Ко времени проведения экспедиций СО АН СССР в 1969-1971 годах была частична повреждена кровля крыши и пол церкви, уничтожена печь и перегородки в трапезной, выявлена осадка стен в результате повреждения нижних частей церкви.

488fa41c054523e5350b95ea53fbce42.jpg

Являясь образцом традиционного древнерусского шатрового храма, Спасо-Завишерская церковь имела ряд особенностей, характерных для северных церквей. Ее внутреннее и внешнее устройство во многом было определено необходимостью учитывать особенности местного резко-континентального климата.

Планировочно церковь состоит из трёх помещений, находящиеся на единой оси: церкви, алтаря и трапезной. Здание церкви имеет два яруса: четверик (церковное помещение) и восьмерик, над которым поднимается шатёр с шейкой и главкой луковичной формы.

Трапезная в форме квадрата, имевшая мирское назначение, имела наибольшую площадь — 6,17 на 5,99 метров.

Здание храма не имело фундамента, нижние бревна – так называемые венцы, были положены прямо на почву, а уровень пола значительно поднят над землей. Пол был сделан двойной, с воздушной прослойкой, а под печью установлен камень, чтобы тепло не могло растопить вечную мерзлоту и привести к проседанию здания. Сама печь располагалась в трапезной, откуда тепло поступало в церковное помещение.

60ee6e50db99c7af4cc13c2c78fdb31d.jpg

Собственно церковь имела размеры 5,3 на 4,35 м. Тепло зимой достигалось за счёт низких двойных потолков (высота помещения в трапезной составляла 3,14 м) и двойного пола, маленьких слюдяных окон, размещённых на южной стороне: так, в самой церкви имелось три окна размером 51 на 49 см, в трапезной — два совмещённых окна размером 52 на 49 см.

Потолок в храме не совпадает с потолком сруба – он расположен значительно ниже. Это не только сделало помещение более уютным, но также избавило от необходимости обогревать лишнее пространство. Окна в церкви маленькие и располагаются только на южной стороне.

При строительстве храма зодчие не использовали украшений – красота достигалась за счет четко выверенных соотношений частей всей конструкции. Особую нарядность зданию придают главки, покрытые лемехом – резными дощечками из лиственницы.

Изготовление лемеха и покрытие им криволинейных объемов было очень трудоемкой работой, но строителей это не смущало. Лемех главок и поверхность крыши церкви были выложены с учетом расположения колец дерева, что впоследствии предохраняло здание от протекания дождевых вод.

В 8 метрах западнее церкви находилась колокольня того же года постройки, высотой до креста 12,5 м. Ко второй половине XX века оказалась в полуразрушенном состоянии. В первозданном виде сохранилась лишь нижняя часть из 14 венцов четверика и 4 венцов восьмерика. В стене имеются вырубленные в брёвнах бойницы размером 5 на 5 см. Шатёр колокольни завершает главка с крестом.

82e50a770bbacd02b55ebe23edeab9cb.jpgА Л. Биркенгоф так отзывался о зодчих Спасской церкви («Потомки землепроходцев», 1972): «Скромными средствами из дерева и щепки творили строители Зашиверского храма своё прекрасное произведение. В тоске по далекой родине они вложили свою русскую душу в постройку, и здесь в «Юкагирской землице» они создали памятник для себя — о Руси, потомкам — о себе и своих славных подвигах».

Якутская Помпея – заброшенный город Зашиверск

Говорить об истории нетленного чуда храмового деревянного зодчества не сказав ни слова про так называемую Якутскую (Северную) Помпею – прямое преступление.

Заброшенный город Зашиверск находится в Якутии, на территории Момского улуса. Название города переводится как "город за шиверами" (за порогами). Зашиверское зимовье было основано в 1639 году на излучине реки Индигирки, окруженной рекой и крутыми горами, отрядом служилых людей под предводительством Постника Иванова.

Удачное расположение зимовья на перекрёстке жизненно важных путей сообщения способствовало дальнейшему его развитию. К середине ХVII века в зимовье появились новые постройки, оно было обнесено острожной стеной со сторожевыми башнями.

0fc43345aab33afeeff06d23fe4f0671.jpg

Новые поселенцы стали собирать с местных жителей ясак (в основном, пушнину, а также кабарговую струю и мамонтовую кость. Зашиверский острог неоднократно выдерживал осаду ламутов и юкагир. И посему несколько раз за время своего существования город перестраивался и укреплялся.

1700 году в поселении местными плотниками была построена церковь во имя «Спаса Нерукотворного Образа». По преданию ее строитель – зашиверский мещанин Михаил Хабаров.

Храм представляет из себя шатровую постройку на подклете с трапезной, обходными галереями и отдельно стоящей шатровой колокольней. Храм построили из лиственницы, без единого гвоздя.

Строительство Спасо-Зашиверской церкви способствовало продвижению христианства на северо-восток Сибири. Местное население крестилось весьма охотно. В начале 19 века приход зашивеской церкви насчитывал более двух с половиной тысяч новокрещенных, практически все – аборигенное население причта.

В 1783 году острог Зашиверск стал уездным городом Якутской провинции Иркутского наместничества. К этому времени население города составляло до 500 человек.

Зашиверские ярмарки стали постоянными, проводились в декабре и в январе. На ярмарки собиралось всё население Индигирки.

Однако в 1803 году Зашиверский уезд был упразднён. Город покинули казаки, из жителей остались священник и несколько семей мещан и «инородцев». В общем итоге в таком порядке город просуществовал еще полста лет. Пока в середине XIX века не произошло событие, ставшее началом конца славной истории Зашиверска.

Здесь началась эпидемия черной оспы. С этим трагическим событием связано много легенд изложенных в книге академиков А.П.Деревянко и А.П.Окладникова «Древний Зашиверск», которую автор настоящей публикации настоятельно рекомендует прочесть каждому любознательному человеку.

Согласно легенде, однажды во время ярмарки, увидев богато окованный сундук с церковной утварью, проходящий мимо шаман приказал немедленно вырубить во льду Индигирки прорубь, а затем бросить в неё этот сундук.

Но священник сказал, что скорее бросит в прорубь самого шамана, чем тот сундук, полный сокровищ. Когда сундук был насильно открыт, аборигены бросились к нему и расхватали блестящие предметы, цветные ткани и другие предметы. Назавтра в городе появилась страшная гостья - чёрная оспа. Вымерли все зашиверцы, уцелела только одна маленькая девочка.

Шли годы, десятилетия и даже прошло столетие. Здания, составлявшие некогда процветающий город, постепенно ветшали, гнили, превращаясь в бугры, заросшие бурьяном, сливаясь с окружающим ландшафтом.

075ce7f41ede364615364c42aea25dfb.jpg

В конце 50-х годов прошлого столетия лётчики полярной авиации выполняли плановый полёт. Маршрут хорошо известен, незначительное отклонение некритично: ситуация, что называется, «под контролем».

И вдруг в разрыве облаков предстаёт картина поистине сказочная: внизу среди безлюдных пространств видны останки неизвестного поселения!

На печальном фоне смерти и запустения, как символ вечности и красоты, как вызов времени, как память о былом история и природа явило для потомков удивительное по красоте и чистоте первозданности прекрасное произведение русского деревянного храмового зодчества – Церковь во имя Спаса Нерукотворного Образа.

Когда летчики полярной авиации привезли в Академгородок Новосибирска маленькие фотографии, сделанные с воздуха, на которых посреди безлюдных пространств индигирской лесотундры отчетливо выделялась одинокая деревянная церковь, академик Алексей Павлович Окладников сразу понял, что это открытие всесоюзного масштаба.

Стали искать материалы – выяснили, что на том месте был город Зашиверск, все население которого вымерло от черной оспы еще в середине 19 века. От города ничего не осталось, кроме церкви конца XVII века.

Весной 1969 года Окладников собрал экспедицию, в состав которой вошли фотографы, историки, выдающиеся исследователи деревянного зодчества и архитекторы.

56f3bc35b4f7fbc204360b0fe452a8c0.jpg

Вспоминает профессор и проректор НГАХА Николай Петрович Журин – участник экспедиции 1969 года под руководством академика Окладникова:

«Малюсенькие фотографии, выполненные в 30-х годах летчиками полярной авиации, которые видели сверху эту церковь… Там и населенных мест-то вокруг никаких нет. Совершенно дикий лунный ландшафт и вот этот оазис…

Мы спрашивали у Алексея Павловича Окладникова – что это такое, что за церковь? Окладников был человеком совершенно зажигающимся на такие вещи. Он откликнулся, собрал в 1969 году удивительную экспедицию, куда были включены историки, археологи, и конечно, архитекторы. Это были крупные имена – Ащепков, Маковецкий, Баландин. И я, тогда еще очень молодой аспирант. Мне было 23 год….

Мы долго летели над каким-то лунным ландшафтом: круглые озерца, совершенное безмолвие, камень – что-то совершенно неземное. И вдруг, когда стали заходить на посадку (день был серый хмурый), мы увидели настоящий оазис – гора, река, огибающая это реку, и… маленькая церковь. Удивительное ощущение.

И когда вертолет стал садиться, я помню, оператор Олег Максимов, все кричал: «Траву не мните, цветы не мните!» Чтобы все это первородное осталось. Вертолет улетел, а мы остались…

Конечно, мне приходилось видеть и другие сибирские церкви – в Илимске, в зоне затопления, деревянные церкви европейской России. Здесь, на Индигирке, все как-то сошлось вместе.

Удивительно, и сама церковь, и традиции деревянного строительства были перенесены на совершенно немыслимые расстояния, туда, где и леса-то никакого не было… они же по воде все это сюда доставляли, и делали все так, как они, придя сюда с русского Севера, умели. Самое удивительное, что эта церковь простояла как «законсервированная», со всеми своими конструкциями, устройством кровли, повалами и другими средствами борьбы со снегом, дождем…

Она простояла. И все конструкции эти, все идеи деревянного зодчества, они сработали, они её защитили. Это очень важная часть этого своеобразного эксперимента с деревянной постройкой в совершенно экстремальных условиях».

db6c9465c219776c13a69443d38d95a8.jpg

Первая экспедиция провела раскопки, сделали зарисовки, обмерили здание церкви, составили чертежи. Благодаря суровому арктическому климату, затрудняющему деятельность жуков-древоточцев и бактерий, уничтожающих дерево, а также мастерству зодчих, Спасо-Зашиверская церковь сохранилась практически полностью.

Тогда же, в 1969, были найдены колокола. Одни, 17 века, обнаружили на складе металлолома с. Чикурдах. Другой, середины 18 века, служил водникам с. Дружина для оповещения начала рабочего дня.

Замысел А.П.Окладникова по спасение нетленного чуда русского деревянного храмовогого зодчества

Как и какими путем академик А.П. Окладников добился от Якутского правительства решения о передаче Спасо-Зашиверской церкви в дар Сибирскому отделению АН СССР для создаваемого в Академгородке музея под открытым небом – доподлинно неизвестно.

Но уже в 1971 году деревянная церковь с берегов Индигирки должна был переехать под Новосибирск, где по инициативе академика Окладникова создавался историко-архитектурный музей под открытым небом.

История самого музея непроста. В 70-х годах было задумано, что здесь, под новосибирским Академгородком со временем соберется коллекция шедевров деревянного зодчества Сибири. Однако с созданием музея возникло немало проблем, количество которых в смутных 90-х только увеличилось.

По мнению А.П Деревяннко: «Достаточно много объектов, которые совершенно никак централизованно не финансируются уже лет 15. Реставрационные работы, работы по консервации, которые мы ведем очень небольшие и связано это с финансовыми трудностями».

Деревянное сооружение всегда живое. Через определенный период времени нужно менять конструкции, в частности кровлю, заново конопатить участки стен. И сейчас самое главное – сохранить этот объект в том виде, в том состоянии, в каком он был перемещен сюда, в Новосибирск. Требуются источники финансирования для продолжения реставрации, восстановление иконостаса, интерьера, доведение церкви до ее изначального вида, какой она была 300 лет назад, на момент постройки.

6ddab10031a54eb3f721afce66322a57.jpg

В планы Министерства культуры РФ финансирование музея под открытым небом не входит. Бремя заботы о сохранении уникальных 300-летних памятников истории и архитектуры, аналогов которым нет на всем пространстве от Урала до Тихого океана, взвалило на себя СО РАН. Бремя тяжелое и, по нынешним временам, практически непосильное.

В 1971 году предстояло перевезти и саму церковь. А также провести более детальные археологические исследования территории Зашиверска. Руководителем второй экспедиции на Индигирку в 1971 году стал Анатолий Деревянко.

Вспоминает Анатолий Деревянко – академик, директор Института археологии и этнографии СО РАН – руководитель второй экспедиции 1971:

«Разборка строения – это тяжелейшая физическая работа. Лиственничные бревна весом по 300-400 кг… Тундра в это время уже растаяла, но под 30-40 см ледяной жижи – вечная мерзлота. Абсолютно все работы – вручную.

Самая сложная проблема – разобрать шатер – купол Зашиверской церкви. И тут помог совершенно фантастический случай: к нам прилетели вертолетчики. Они, пролетая мимо, увидели наш лагерь и приземлились.

Мы разговорились, поделились нашими проблемами, а пилоты говорят: «Так давайте снимем вертолетом». Я заинтересовался этой идеей. Подсчитали вес, конечно, Ми-8 должен был легко поднять эту удивительную ажурную конструкцию с куполом и крестом.

Фантастический профессионализм экипажа! Они зависли чуть выше креста, вся конструкция дрожала от ветра. Закрепили фалы, вертолет начал подниматься, но тут один фал зацепился за доску. Все накренилось. Это было мгновение, но как тогда сердце упало – до сих пор помню. Тут же все выровнялось, и через 10 секунд шатер с луковицей опустился к нам «в руки»…

До сих пор я очень благодарен этому экипажу. Но оказалось, что они работали с какой-то экспедицией. И один молодой ученый из Якутского научного центра сфотографировал весь этот процесс. Фотография была опубликована в местной прессе, и каким-то образом все это дошло до Москвы, Аэрофлота.

И был большой скандал – нарушение техники безопасности, работы без разрешения и т.д. Командира экипажа даже хотели лишить права полетов. Пришлось нам обращаться к Михаилу Алексеевичу Лаврентьеву (президент СО АН СССР) с просьбой написать письмо руководству Аэрофлота. 


Письмо это сыграло свою роль: вместо освобождения от работы командиру экипажа была объявлена благодарность.

Это чудо великое, что церковь, простояв заброшенной более 100 лет, сохранилась. Это уважение к памятнику тех людей, что бывали здесь, что никто ее не тронул и не случилось беды. Благодаря доброй воле якутского руководства она была спасена. И сегодня экспонируется на территории нашего музея».

Вторая экспедиция, организованная в 1971 году, произвела все необходимые пометки, разобрала церковь и переправила сначала на север вокруг всей Восточной Сибири по Индигирке и морем, затем на юг, по реке Лене, и в завершение всего пути – железной дорогой на запад, в Новосибирск.

Однако грандиозным планам по восстановлению всего Зашиверского острога не удалось сбыться. Сама церковь долго хранилась в Институте истории, философии и филологии СО РАН.

С большим трудом нашли людей, которые умели работать топором и под руководством главного архитектора СО РАН А.А. Кондратьева, храм с колокольней все-таки были восстановлены. Но из-за недостаточности финансирования музей так и не был открыт.

Реконструкция храма во имя «Спаса Нерукотворного образа» в Ленском историко-архитектурном музее-заповеднике «Дружба»

Идея создания музея землепроходцев – Ленского историко-архитектурного музея-заповедника «Дружба» – принадлежит народному писателю Якутии, видному общественному деятелю Дмитрию Кононовичу Сивцеву (Суоруну Омоллону).

Стремясь показать начало, исток единения народов Якутии, Суорун Омоллон в 1982 году, в канун празднования 350-летия города Якутска, предложил создать «эстетическую зону» на месте основания Петром Бекетовым Ленского острога.

Музей-заповедник расположен на правом берегу реки Лена, в 70 километрах от Якутска, на прибрежной террасе Ой-Бэс. Администрация Усть-Алданского улуса выделила для музея 40 гектаров земли.

Основой комплекса стали деревянные архитектурные объекты, большинство памятников было воссоздано заново. Строительство велось на пожертвования трудовых коллективов Якутии и личные взносы граждан республики.

Так сказать идеологической основой музея заповедника послужила документально подтвержденное предание о русском казаке Дежневе и якутской красавице Абакаяде.

Семен Дежнев был женат на якутке Абакаяде Сючю. Они обвенчались в церкви. Абакаяда первой из якутов приняла крещение. Дежнев тесно дружил с якутами, знал якутский язык. Его охотно отправляли в улусы для примирения враждующих между собой родов. Музей «Дружба» расположен в местности, где как раз родилась и выросла красавица Сючю.

Центром музея-заповедника является точная копия Спасо – Завишерской церкви.

Учитывая огромную историческую ценность и в целях сохранения, церковь по распоряжению Правительства Якутской АССР в 1970 году передали в дар Сибирскому отделению Академии наук СССР – в 1971 году разобрали и доставили в Академгородок-на-Оби (под Новосибирском).

Но как утверждал автору настоящей публикации незабвенный Суорун Омоллон: «В Якутии же до сих пор жалеют о том, что позволили вывезти со своей земли такой уникальный памятник». Поэтому на партийно-правительственном уровне Якутии было принято сделать в музее копию Зашиверской церкви. Денег надо сказать не жалели. По обмерам экспедиции А.П. Окладникова бригада плотников из Усть-Алданского района в 1988 году изготовила точную копию.

Церковь действующая (как и положено – с иконостасом!), когда приезжает священник (по праздникам), и в тоже время музей – представлены портреты и сведения о русских исследователях и покорителях.

0ce1253d289ee67ded5ae889a4365415.jpgПо оценкам специалистов, церковь, при своих самобытных архитектурных особенностях, типична и отличается чистотой стиля. Поэтому этот памятник, созданный рукой настоящего художника, как нельзя лучше отражает культуру русских землепроходцев.

К тому же, благодаря реконструкции Спасо-Зашиверской церкви в музее «Дружба», этот уникальный образец русского зодчества «остался» в Якутии, и множество людей может теперь увидеть его.

Вокруг церкви, как «в посаде» расположены старинные образцы деревянного зодчества русского и якутского народов: балаган – зимнее жилище якутов, эвенкийский чум, осадные амбары князей, охотничья изба, дом купца Басова, ветряная мельница, ураса – летнее жилище якутов, а также макет судна российских землепроходцев – ленский казачий «Коч» 17 века.

В музее также можно познакомиться с субарктической культурой народов Севера Якутии – эвенов, эвенков, юкагиров, долган, чукчей. Здесь широко представлена экспозиция деревянной кумысной посуды якутов, женских украшений и национальной одежды XIX-XX веков.

На территории музея имеются старинные погребальные сооружения Якутии. Таинственны и необычны могилы на древнем кладбище. Гид-экскурсовод интересно расскажет об обычаях при захоронении народа саха.

c4cc37b3be7b57eb8d4ba158499865fc.png

Одна из задач музея «Дружба» – экологическое воспитание молодого поколения, «воспитание красотой природы». Природа средней Лены с ее богатым раздольем, ставшей форпостом для русских землепроходцев в Восточной Сибири, является здесь не только «экспонатом» исторического раздела музея, но и придает комплексу «Дружба» особую светлую тональность, способствуя восприятию идеи мирного, свободного взаимодействия народов.

Вместо заключения: создается еще одна копия храма во имя «Спаса Нерукотворного Образа» как храм-памятник казакам и всем русским первопроходцам и переселенцам, освоившим Сибирь.

Как известно, сейчас церковь во имя «Спаса Нерукотворного Образа» – экспонат историко-архитектурного музея Института археологии и этнографии СО РАН.

«Но разве может Дом Божий стоять, как на погосте – пустой и безмолвный? Жалко и стыдно! - говорит протоиерей Димитрий Полушин. - И чтобы не только отдать дань уважения своим предкам, но, главное – продолжить их дело, мы предложили построить новую церковь в честь образа Спаса Нерукотворного. Ведь Спасо-Зашиверская церковь – это, по сути, памятник мужеству русских переселенцев» .

Новый храм появится в Новосибирске рядом с приходом святой преподобной Евфросинии Полоцкой, что, разумеется, неслучайно: при приходе работает отдел Новосибирской митрополии по взаимодействию с вооруженными силами, правоохранительными органами и казачеством, а образ Спаса Нерукотворного издревле считается воинской хоругвью.

Символично, и то что игуменья Евфросиния Полоцкая построила в основанном ею монастыре церковь именно в честь образа Спаса. Воля Божия проявилась и в том, что храм строится на жилмассиве «Восточный» – на восток, «встречь солнцу» шли первопроходцы земли Сибирской. Вот такие вроде случайные параллели…

5cb569bf3000480ccd3e9214256c2154.jpg

Спасо-Зашиверская церковь как пример русских острожных храмов, возводимых сибирскими первопроходцами, стала архитектурным образцом для проекта строительства. Кроме главного престола, планируется устройство ещё двух приделов – в честь Архистратига Михаила и Святого Великомученика Димитрия Солунского – их изображения были на знамени казачьего войска Ермака Тимофеевича.

В 2008 году, по инициативе настоятеля прихода святой Евфросинии Полоцкой протоиерея Димитрия Полушина, Новосибирской архитектурно-художественной академией проведён конкурс на эскизное проектирование храма. Победителем признан эскизный проект Татьяны Гармс.

Архитектором церкви-памятника сибирским первопроходцам стал Василий Константинович Рымаренко. А общее планировочное решение церковного комплекса предложено заслуженным архитектором России Александром Николаевичем Лаптяйкиным.

Как объясняет отец Димитрий, в церковный комплекс, помимо двух храмов – в честь образа Спаса Нерукотворного и Святой Евфросинии Полоцкой – войдут надвратная колокольня, культурно-просветительский центр (с библиотекой, иконной лавкой, литературно-музыкальной гостиной и видеозалом), спортивный зал для занятия физкультурой, парково-прогулочная зона и хозяйственный блок.

Храмовый комплекс станет, без сомнения, настоящим украшением Восточного и Плющихинского жилмассивов.

Весьма символично, что строительство церкви-памятника казакам и всем Русским первопроходцам и переселенцам, освоившим Сибирь, началось в Год Истории России. И именно 3 октября 2012 года митрополит Новосибирский и Бердский Тихон совершил чин освящения закладного камня в основание новой церкви.

На сегодня сделано уже достаточно много. Но многое ещё впереди: после укладки брёвен предстоит обработать стены противопожарным составом, биосептиком, колеровкой, смонтировать кровлю, возвести подпорную стену, выполнить прокол под дорогой, подвести теплотрассу, построить здание хозяйственного назначения.

Реализация проекта требует значительных капитальных вложений. Отец Димитрий с благодарностью говорит о помощи всех жертвователей: и крупных инвесторов, и всех тех, кто вносит посильные средства.

Сотни людей вносили и вносят свои пожертвования на текущие нужды строительства. Важно заметить то, что человек, оказавший самую большую на сегодня финансовую помощь, пожелал остаться неизвестным.

Но не только финансами можно помогать благому делу: есть люди, оказывающие строительству неоценимое содействие своими конкретными делами.

Прихожане вносили деньги на «именное бревно» - на эти деньги было приобретено 220 кубометров бревен. Ламинированные записки с именами жертвователей, и тех, за кого они просят помолиться, вложены непосредственно в стены храма.

60770b309cf8c0283a9dc2e93b228338.jpg

При этом в каждой церкви каждый день не единожды возносятся молитвы «…о строителях, о жертвователях, благоукрасителях святого храма сего».

История началась не с нас. И окончится не нами. И если мы – не пыль на ветру и не Иваны-родства-не помнящие, мы можем оставить добрую память по себе – нашими конкретными делами. Стоит только захотеть!

Верим, что в 2016 году наступит то время, когда солнце, возвещая начало дня, оставит позолоту лучей на куполах нового храма – храма-памятника казакам и всем русским первопроходцам и переселенцам, освоившим Сибирь.

Тем, кто принёс сюда православную веру, культуру, традиции. Тем, кто трудился на этой земле и оставил после себя новые поколения, чьими усилиями расцвёл этот замечательный край, которым, как известно, прирастает могущество Российское.

Однако этот храм – не только памятник ушедшим поколениям. Он будет вдохновлять и нас и наших детей, и наших грядущих потомков в святом деле служения Отечеству Российскому.

Борис Скупов

40f3f93fd2ddad39b75e1547b55b40e4.jpg
Герб Зашиверска

Комментарии