Сядут все! Об ответственности за заведомо ложное заключение строительной экспертизы

«Главное – повысить авторитет сотрудника полиции в глазах населения» - такими словами закончилась прямая речь начальника следственной части УМВД России по Липецкой области Аркадия Бобкина… семь лет назад.

В данный момент, ему и (теперь уже бывшему) старшему следователю по особо важным делам отдела №1 (по расследованию организованной преступной деятельности в сфере экономики и компьютерной информации) СЧ по расследованию организованной преступной деятельности СУ УМВД России по Липецкой области Александру Иванову (если их вина будет доказана в суде) светит до 10 лет лишения свободы.

68429f707bc3121f411c45e96f3af98a.jpg

Перед приёмными экзаменами «на обучение экспертом», по специальности «Судебная строительно-техническая и стоимостная экспертизы объектов недвижимости» – оказавшись рядом, я спросил абитуриента почему он выбрал для себя такую специальность.

Ответил он мне следующее: «Эксперты много зарабатывают, потому что «решают вопросы»...

Так-то вот.

Такой взгляд на профессию появился не на пустом месте: «Экспертиза и контроль качества в течение жизненного цикла объекта недвижимости являются одним из средств управления инвестиционно-строительной, жилищно-коммунальной и территориальной деятельностью...»

СРЕДСТВО УПРАВЛЕНИЯ ИНВЕСТИЦИОННО-СТРОИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ – вот что такое ЭКСПЕРТИЗА.

Цитата выше – из рекламного проспекта программ бакалавриата, специалитета и магистратуры одного из профильных учебных заведений страны.

c625aa6d17c938948f7845bbad90ada9.jpg

Вернёмся к полковнику юстиции Аркадию Бобкину. К возникшим у него проблемам с Законом. Инкриминируют ему следующее:

«…разработанный Бобкиным А.Е. и Ивановым А.В. план совершения преступления группой лиц по предварительному сговору предусматривал следующие этапы:

создание видимости мониторинга экспертных учреждений и экспертов, посредством направления в различные экспертные учреждения формальных запросов с заведомым, умышленным не указанием в них полной и необходимой информации;

подыскание и привлечение, в том числе через пособника, для производства комплексной строительно-бухгалтерской судебной экспертизы объекта экспертного учреждения и (или) эксперта, то есть еще одного пособника;

с целью получения выгоды имущественного характера, достижение с руководителем подобранного экспертного учреждения либо экспертом договоренности о стоимости производства указанной экспертизы...» и дальше, и дальше, и дальше.

Помните ответ абитуриента? – «эксперты решают вопросы»? Вот это оно и есть: инструмент и метод решения вопросов в реальности.

– Я так вижу!
– Я эксперт и я сам решаю какие методы и средства использовать!
– Я применил этот способ потому что считаю это правильным!...

Множество раз в процедуре допроса эксперта звучали и продолжают звучать подобные «обоснования» выбранного экспертом метода.

Полнота исследования?
Проверяемость расчётов?
Апробированные методики?
Соответствие экспертной программы работ действующим требованиям к измерениям?

Нет. Нет. И ещё раз - нет.

Ничего этого нет и в помине. А что есть? –

ПРЕДСКАЗУЕМОСТЬ, ИЗНАЧАЛЬНАЯ ЗАДАННОСТЬ выводов экспертизы. Кто первый добежал до эксперта – тот и заяц.

dcc864eb823e2f5a66c2a64bb3a983a2.jpg

«Зарабатывающие» экспертизой делятся на две группы:

Первая группа – это те кто согласен на мизерную сумму подписаться под любыми выводами, нужными тому кто платит: вместо исследовательской части, между описанием объекта и заранее согласованным выводом, встраивается имитация таковой, помесь правового и технического троллинга. Эксперта ведь к ответу не привлечь, помните? – «Я так вижу!..»

Вторая группа отличается от первой не столько качеством имитации, сколько аппетитом - берут за фейковую работу больше первых.
В остальном всё очень схоже.

Как верёвочке не вейся – конец приходит всё равно. Закончилось и это – «решить вопрос через экспертизу» становится очень рискованным мероприятием: правоприменители научились противостоять этому противоправному промыслу.

Думаете речь о пресловутой ответственности за заведомо ложное заключение экспертизы, с её мизерной ответственностью?

Нет! Не только.

Статья УК РФ про заведомо ложное заключение эксперта – это о том каким способом, с помощью чего эксперт совершил своё преступление.

А есть ещё для чего и с кем взаимодействовал.

Опять вернёмся к полковнику юстиции Бобкину: «... план совершения преступления группой лиц по предварительному сговору…»

Другая там ответственность. Причём, для всех – не только для эксперта, но и для того, кто ему эту работу заказал.

Продолжение следует...

Сергей Степанов
Академстройнаука

Комментарии