Buromoscow. Авторские практики

14 декабря в Центральном доме архитектора перед студентами МАрхИ выступили основатели и руководители архитектурной мастерской Buromoscow Юлия Бурдова и Ольга Алексакова.

92cd7ff1b5365b46927e739343e38958.jpg

О себе

Мы знакомы с детства, вместе готовились в МАРХИ, вместе не поступили в первый раз, вместе поступили в 1991 году. На втором курсе Ольга уехала в Голландию, там училась в Делфтском техническом университете, потом семь лет работала в известном роттердамском проектном бюро ОМА, возглавляемом Ремом Колхасом. Юлия в 1994 году окончила МАрхИ, работала в компаниях EMW, «Архпроект» и «КРТ-Девелопмент».

О мастерской

Офис Buromoscow открылся в 2004 году. Нашим третьим соучредителем был немецкий архитектор Андреас Гун. В 2008 году он вернулся в Германию, где основал собственную проектную компанию в городе Тюбингене.

За время существования офис сокращался и разрастался вновь несколько раз. Сказывались последствия экономических кризисов 2007 и 2013 годов. В какой-то момент мы остались вдвоем в огромном офисе, без сотрудников и практически без работы. Пришлось переезжать в помещение в три раза меньше и практически начинать все сначала.

Сейчас у нас прекрасная команда из 25 человек. Помимо архитекторов и ГИПа, в штате есть управляющие — исполнительный и финансовый директора, бухгалтер. Системный администратор — на аутсорсинге. Смежные специалисты привлекаются из сторонних компаний в зависимости от требований конкретного проекта.

Жесткой вертикали в мастерской нет. Мы стараемся идти навстречу сотрудникам и ориентируемся на их профессиональные возможности и таланты. Может быть, именно поэтому у нас все делают всё. Люди проявляются с разных сторон, иногда совершенно неожиданно.

При разработке концепции каждый участник команды делает свой вариант. Все предложения мы обсуждаем за большим столом и вместе определяем основные направления дальнейшей работы.

Архитекторы с наибольшим опытом работы со временем занимают позицию ГАПа. Основное требование к главным архитекторам проектов — способность к быстрому генерированию решений, знание процесса проектирования, действующих нормативов, работа со смежниками и длительные коммуникации с заказчиками.

О начале пути

Нашим первым заказчиком стал концерн «Крост», с которым Ольга работала еще в ОМА, а первым проектом — многоэтажный сборно-монолитный жилой дом на бульваре Генерала Карбышева. Тогда, в 2004 году, индустриальный дом с контекстуальной привязкой был новшеством. Его общий облик и особенности планировки обуславливались окружением: лоджии выходили на бульвар, открытые балконы — во двор. Фасад, обращенный к шумной улице, был более закрытым. Решетки переходных балконов были сделаны с помощью индивидуальной опалубки — изначально металлической, а затем деревянной. Шов между клинкерной плиткой на фасаде мы сделали равным шву между панелями, скрыв таким образом сборный характер здания.

Затем был полностью сборный жилой дом «Эдальго» в Коммунарке с небольшими квартирами по цене автомобиля. Фасад этого здания собран из окрашенных бетонных панелей. Мы проектировали его изнутри наружу: расположение окон в малогабаритных комнатах и кухнях определялось после компоновки мебели.

Потом была работа с компанией ПИК и ее выдающимся руководителем Сергеем Гордеевым, создавшим уникальную домостроительную империю. Первые совместные проекты — дома на Варшавском шоссе, «Бунинский» в Коммунарке, «Мещерский лес». Мы боролись за индивидуальный подход в индустриальном домостроении, простоту конструктивных систем, ясность и красоту планировок. Работа с системами — занятие бесконечно увлекательное.

К сожалению, теперь наши индивидуальные фасады, которые мы долго придумывали, выверяли, соотносили с формой здания и особенностями участка, бесконечно растиражированы застройщиками и поставлены на широкий поток. Это абсолютно не то, что мы хотели получить в результате.

f25d90c823ca46306ebcf399f097af7a.jpg

О проекте Триумфальной площади

Мы выиграли конкурс с проектом, предусматривавшим создание пространства пустоты с возможностью различных сценариев использования. Единственным постоянным элементом площади были качели — привычный аттракцион московских дворов, создающий ощущение романтики и свободы.

Ни павильонов, ни информационного киоска, ни цветников и скамеек не было — все эти новые элементы появились в процессе дальнейшей разработки проекта по просьбе городских властей. Предложенный нами рисунок плитки из двухметровых треугольных слэбов пришлось значительно упростить и адаптировать к возможностям конкретного подрядчика.

В результате площадь стала совсем другой. Но практически все дополнения меняли проект к лучшему. Кафе и лавочки превратили пространство транзита в пространство, где хочется задержаться. Цветники смягчили близость Тверской и Садового. Новый рисунок плитки удачно совпадает с орнаментом зала Чайковского, и даже теплый цвет бетона павильонов и качелей, вызвавший вначале беспокойство, сочетается по тону с окружающим ансамблем застройки шестидесятых.

Никакое здание не вызывает такую бурю эмоций у жителей, как общественное пространство. Когда работы были завершены, Фейсбук взорвался критикой нового проекта, но после появления поста известного московского блогера «Хорошая Триумфальная» мнение большинства за самое короткое время коренным образом изменилось. Теперь мы с удовольствием наблюдаем, как живет новая площадь: люди остаются, пьют кофе на улице, сюда приходят и скейтеры, и вейперы, и мамы с колясками. Качели заняты 365 дней в году по 24 часа в сутки. И да, постепенно это место наполняется духом новой романтики.

О работе с МКА

Реконструкция Триумфальной площади — первая реализация по итогам московского конкурса. Готовой схемы согласования подобных проектов тогда еще не было. По ходу работы нам пришлось контактировать с множеством различных структур: департаментами природопользования и культурного наследия, организациями по наружным сетям, метрополитеном и так далее. В процессе мы поняли, что все они никак не взаимодействуют между собой. Поскольку времени было мало, каждый раз, когда надо было, чтобы одна организация обратила внимание на другую, мы шли в Москомархитектуру с просьбой о помощи. В результате все получалось. Но какой ценой!

Конкурс на Триумфальную был объявлен практически сразу после смены правительства Москвы в целях продвижения конкурсной практики. С приходом Сергея Кузнецова работа Москомархитектуры стала прозрачной. Появление информационного портала Архсовета с его новостными публикациями было огромным шагом вперед. В предыдущий период никто даже догадываться не мог, как и что обсуждается на Архитектурном совете. Сейчас каждый может следить за последними городскими изменениями и тенденциями в обсуждении проблем.

b1310dbbad9575232055d63c0793e61c.jpg

О конкурсах

Благодаря новой политике Москомархитектуры за последние пять лет участие в конкурсах стало привычной частью столичной архитектурной практики, поскольку теперь это еще и один из основных способов получения заказа. Организация конкурсов, безусловно, правильный путь, позволяющий продвинуться молодым и талантливым. У заказчиков есть возможность выбрать лучший вариант из разнообразия предложений. Для всех нас это отличный фитнес для мозга.

В то же время участие в конкурсах — дорогое удовольствие, и нужно искать баланс между реальной работой и такого рода отвлечениями от нее. Тем не менее в нашем офисе практически всегда в работе какой-либо конкурсный проект.

После Триумфальной площади мы выиграли еще два конкурса: на станцию метро «Терехово» и благоустройство парка «Динамо» в Хабаровске. Наш вариант проекта реконструкции Тверской улицы занял престижное второе место.

Помимо городских, мы участвуем и в закрытых конкурсах, устраиваемых частными девелоперами. Но здесь тематика, как правило, одинаковая. В основном это жилые комплексы и многофункциональные центры. Такая работа обычно оплачивается.

В международном конкурсе мы участвовали один раз. Это был проект концертного зала в немецком городе Ройтлингене.

О работе с частными заказчиками

Мы рассматриваем работу над частными проектами как совершенно особый вид архитектурного творчества. Создание частного дома требует большой личной вовлеченности в процесс. Внимание к деталям и образу жизни заказчика здесь совсем на другом уровне. Это непросто, если параллельно идет работа над масштабными городскими проектами, поэтому мы беремся за работу с частным клиентом в исключительных случаях. За последнее время мы реализовали одну загородную виллу.

Об авторской архитектуре

Несколько лет назад в одном из интервью мы говорили, что «в Buromoscow нам удалось соединить голландскую легкость и немецкое чувство рациональности на благодатной почве русского авантюризма». Мы и теперь неуклонно следуем этим принципам. Вот только русского авантюризма хотелось бы больше. Во всем, что касается программы наполнения зданий, наши заказчики довольно консервативны, поэтому зданий с интересным наполнением в нашей практике нет.

В авторскую архитектуру мы верим все меньше и меньше. Похоже, время выдающихся архитекторов-личностей вообще проходит, наступает время коллективов. Работа архитектора — это только часть процесса взаимодействия различных сторон при строительстве, хотя и наиболее существенная. Дирижер может быть автором произведения лишь в некоторой степени.

Может быть, последняя страна в Европе, где существует авторская архитектура, а позиция архитектора наиболее сильна и в наименьшей степени порабощена строительной индустрией, — это Швейцария.

d2a1246b875891c266ebdc8260b16288.jpg

О работе с КБ «Стрелка»

У «Стрелки» очень высокий уровень требований. Это настоящие профессионалы, работа которых действительно меняет жизнь к лучшему — как и в Москве, так и по всей стране. Роль «Стрелки» не только созидательная, но и образовательная. Мы с интересом наблюдали, как в процессе совместной работы по благоустройству менялся язык городских чиновников, как их речь наполнялась современной терминологией. И это только начало!

Обратная сторона медали — слишком большое тиражирование. Как предприятие, как коммерческая структура они уникальны. Создателям — респект!

Советы молодым архитекторам

Путешествуйте, работайте в разных местах, тренируйте глаз, смотрите на выдающиеся здания других архитекторов вживую, культивируйте в себе индивидуальность, развивайте любовь к форме. Смотрите на упаковки на полках в супермаркете, графический, предметный дизайн, окружайте себя только красотой.

Ищите единомышленников. Кому-то хорошо работать в компании, а кому-то — открыть собственный офис. При всей сложности и ненадежности ведения бизнеса в России свое бюро дает неповторимый драйв и свободу.

Комментарии