Николай Переслегин. Авторские практики.

Николай Переслегин. Авторские практики.

«Строительный Эксперт» продолжает серию публикаций по материалам выступлений ведущих российских архитекторов, прозвучавших в лекционной части курса «Авторские практики» кафедры «Комплексная профессиональная подготовка» МАрхИ.

19 апреля в Центральном доме архитектора перед студентами МАрхИ выступил партнёр архитектурного бюро Kleinwelt Architecten Николай Переслегин. Архитектурное бюро было основана в 2013 году совместно с Сергеем Переслегиным и Георгием Трофимовым. Николай Переслегин – выпускник МАрХИ, член Союза архитекторов России и ВООПиК, кандидат архитектуры, автор диссертации об архитектурном наследии Москвы, лауреат архитектурной биенале в Венеции 2004 года и ряда всероссийских и международных архитектурных конкурсов.

ff707045e8f3128358016ff640ade8a8.jpg

О смысле названия мастерской

Мы с братом придумали это словосочетание, лежа на морских камнях. Многие архитекторы стремятся изменить мир. Мы тоже не исключение, но все же понимаем, что если вести речь о «большом мире», то это очевидная утопия. А вот обустроить по-своему окружающий нас «маленький мир» - это вполне посильная задача. 

Так мы зафиксировали ту часть пространства, за которую наверное могли бы нести ответственность. Немецкий язык в названии бюро - дань русской традиции, где множество именно архитектурных терминов заимствованы из немецкого: штангенциркуль, рейсшина, масштаб.

Об организации работы бюро

Сегодня в нашей команде работают 43 человека. Чуть больше половины – архитекторы. В штате мастерской представители всех смежных профессий: это единственная возможность качественно выполнить работу. На сегодняшний день у нас 37 проектов в работе. В каждом из них наряду с главным архитектором задействован менеджер проекта. И те, и другие – ключевые фигуры производственного процесса. Есть специалисты-координаторы по использованию применяемых на всех стадиях проектирования BIM-технологий. 

Их сфера ответственности - согласование предварительных итогов работы архитекторов и инженеров. Участие рядовых сотрудников мастерской в создании концепций проектов приветствуется. У регулярно привлекаемых нами к работе студентов-практикантов – в этом смысле те же возможности. Мы все вместе собираемся за большим столом и обсуждаем разные идеи. Ну, это такой обычный нормальный процесс, ничего особенного.

3fef7b9207a3fcb9b6ccdca4402dfc88.jpg

Во главе мастерской – три партнёра и управляющий директор. Важный принцип – никогда не надо заниматься тем, что правильнее делегировать. И наоборот очень глубоко концентрироваться на том, что никто не сделает за тебя. У нас выстроилась в хорошем смысле жесткая, правильная система.

Первичные проектные решения в нашем бюро всегда подготавливаются по давно отработанной схеме. Первая часть пути – углубленное междисциплинарное исследование, сбор огромной базы данных по тематике, связанной с нашей задачей и конкретным объектом. Пока этот этап не пройден, мы не позволяем себе никакого креатива – задача совсем другая: необходимо получить как можно больше цифр, графиков и схем. Следующая часть обязательной программы – рефлексия, реакция на эти данные, статистику, цифры. И только потом, после очень основательной подготовки, начинается непосредственно разработка проекта.

Наша специфика – это работа над довольно сложными объектами, не только в Москве. Проекты разные - и жилые, и общественные, и развитие территорий.

Об авторской архитектуре

Для меня самое большое оскорбление – видеть здание и не понимать, почему оно именно такое. Цель любого искусства – коммуникация. Архитектура – априори самое публичное искусство. Хотим мы или этого нет, но мы смотрим на архитектуру каждый день. Она формирует нашу повестку дня и нас самих, как личностей. В депрессивных районах уровень криминала и суицидов намного выше, чем в благополучном контексте. Архитектор должен сформулировать авторское высказывание, месседж обществу и каждому отдельному человеку. Авторская архитектура – это интеллектуальная архитектура. Среди тех мастеров, которым в этом отношении всегда удается быть на высоте, могу назвать Питера Цумтора, Жака Герцога и Пьера де Мерона, Вини Мааса, Юрия Григоряна, Александра Бродского.

О бизнес-центре на Новокузнецкой улице

Это здание на углу Новокузнецкой улицы и Старого Толмачевского переулка – наш первый проект, первая реализованная работа бюро в городе. Дом расположен в самом центре Москвы и имеет очень сложные ограничения с точки зрения градостроительных норм. Это советская фабрика-кухня, построенная в 1929 году. Статуса объекта культурного наследия у нее не было. Когда к нам обратились заказчики, они поставили задачу ее сноса c последующим новым строительством. Но когда мы, еще даже не выиграв тендер, первый раз оказались на объекте, мы поняли, что это здание очень красивое и очень ценное, что его нужно не сносить, а совсем наоборот, с археологической точностью починить и дать ему вторую жизнь. 

Мы стали думать, как это сделать, и поняли, что нам предстоит провести огромное количество исследований. Мы хотели понять, кто его автор. Пришлось перерыть все архивы. Как выяснилось, фабрика-кухня была спроектирована в одном из многочисленных тогда домостроительных комбинатов. Сведения об авторском коллективе не сохранились ни в одном из документов. 

Здание было построено именно так, потому что в то время было модно так строить, потому что стилистика конструктивизма витала в воздухе. Несмотря на отсутствие какого-либо звёздного или хотя бы известного автора, мы стали воспринимать объект как памятник своей эпохи. Далее мы выделили те особенности его архитектурного решения, которые считали принципиально важными – крупные, достаточно брутальные формы, размашистые штрихи на фасаде, большая, масштабная креповка окон. В процессе работы мы все это переосмыслили, постарались сделать так, чтобы не просто сохранить структуру постройки, но и создать контекст стилистической преемственности.

Нам удалось сделать все, от первоначальных эскизов до мебели и дверных ручек. Чтобы убедить заказчика принять нашу концепцию, мы привели огромное количество аргументов и разработали маркетинговую схему. В результате стало совершенно очевидно, что идти по пути реконструкции и выгоднее, и быстрее, и проще. Проект прошел порядка 32 согласований. Мы стали друзьями с нашими заказчиками. За этот объект мы получили несколько серьезных международных премий, что еще раз подтвердило правоту нашей позиции.

4c2bef7b50b254a8d11c81ca28606355.jpg

О винодельне Гай-Кодзор в Краснодарском крае

Этот проект – тоже очень важная для нас история. Совсем недавно мы сдали эту работу окончательно. Объект представляет собой частное винодельческое шато с производственными помещениями, культурным центром, небольшим отелем и маленьким кафе. Само по себе пространство, на котором оно расположено, очень впечатляющее, очень кайфовое, энергетически очень сильное. Задача состояла в том, чтобы соединить все эти функции столь же органично, как это характерно для аналогичных построек во Франции, Италии и других странах со сложившейся винодельческой культурой. Там подобные комплексы часто включаются в туристические маршруты. В России ничего подобного до сих пор не было.

Если кто-то из вас был в Анапе, вы, наверное, согласитесь, что это, конечно, прекрасный город, но, к сожалению, его, можно сказать, сильно испортили. Из каждого окна льется шансон, мусор везде, на пляже грязно, но все очень довольны… А мы захотели создать нечто иное, цивилизационный центр, показывающий людям, что можно жить по-другому. Когда мы стали исследовать эту местность, мы увидели, что там очень живописный ландшафт. 

Мы решили пойти по самому простому пути – сделать вписанную в этот горизонтальный, распластанный рельеф плоскостную постройку. А с другой стороны, хотелось создать доминанту, чтобы она стала своего рода маяком, потому что объект виден с дороги, которая ведет от Анапы в сторону моря по направлению к Геленджику. Мы изначально хотели построить башню, чтобы она создавала какую-то визуальную интригу и могла стать главной точкой маршрута, чтобы на ней можно было разместить смотровую площадку. Человек, идущий по дороге, вдруг увидит что-то совсем необычное, привлекающее внимание. Это будет вторая очередь, ее пока нет.

Внутри комплекса разбит сад, настоящий оазис, там деревья и цветы. Климат в этой местности очень жаркий, все вокруг выжжено солнцем, это одна из самых солнечных точек на карте нашей страны. Поэтому очень мало живых, ярких, сочных растений, все немного сухое, выжженное. Сад-оазис сильно и очень впечатляюще контрастирует со всем окружающим пейзажем. В развитие темы мы инкрустировали орнаменты из местных растений в стеклянные стены здания.

Еще одно из очень интересных решений - необычная лестница внутри винодельческого центра. Каждая из ее ступенек является отдельной консолью и при этом обладает очень большой прочностью. Строители, местные люди, говорили вначале, что сделать такое невозможно.

О дилерском центре Audi и Mersedes на ЗИЛе

Это самый крупный в Европе автомобильный шоурум и одновременно первый в мире прецедент, когда под одной кровлей будут соседствовать два конкурирующих международных бренда, хотя и здесь их разделит глухой брандмауэр. Мы занимаемся этим объектом уже два года. Он очень сложный по технологиям и по конструкции. 70 процентов времени в период подготовки проекта мы вели трудные переговоры с главными архитекторами обеих автостроительных корпораций. Они приезжали на стройку в разные дни, потому что не считали нужным встречаться друг с другом. 

Наши отношения с обоими немецкими коллегами вначале были очень сложными – они не очень представляли, что в России тоже есть архитекторы. Мы рассказывали им про историю ЗИЛа, про то, что здесь очень богатый культурный контекст, связанный с работой мастерской братьев Весниных. В итоге мы все же подружились и нашли взаимоприемлемые решения, утвержденные заказчиком строительных работ – концерном «Авилон».

О кинотеатре «Великан» в Парке Горького

Изначально это здание было судостроительной верфью братьев Бромлей. Позже оно было реконструировано Щусевым и превратилось в один из павильонов Всероссийской сельскохозяйственной выставки 1923 года, очень похожий на Казанский вокзал. В конце тридцатых бразильский архитектор Рикардо да Коста преобразил его в первый советский звуковой кинотеатр. В 1941 году объект пострадал от налёта немецкой авиации и был заброшен, но остался бесконечно интересным памятником предвоенной эпохи с сохранившимися в интерьерах росписями Александра Дейнеки. 

Мы восстанавливаем внешний облик здания на момент его частичного разрушения, делаем новую конструктивную систему внутри, не затрагивая внешних стен. Сохраняем огромное количество наслоений разных строительных периодов и даже мох, приросший к фасадам за прошедшие годы. История, патина времени – самое ценное, что есть в этой уникальной постройке. По сути, мы ее ювелирно реанимируем, применяем реставрационные технологии, хотя формально наш кинотеатр не памятник. В то же время с помощью очень качественных фактур, текстур и цветов мы придаем зданию современный облик. Там будет два зала, на 100 и 200 человек, культурный центр, посвященный истории кино, кафе и коворкинг. Единственное принципиальное исправление, которое мы вносим в сложившуюся структуру кинотеатра – его первый этаж должен стать полностью проницаемым. 

Заказчик – дирекция парка, часть работ финансируется инвесторами. У истоков проекта стоял Сергей Капков, который в тот момент был министром культуры Москвы. Именно с ним нам удалось согласовать этот весьма сложный и амбициозный проект. Убеждать заказчика всегда приходится с использованием цифр, связанных с потенциальной экономической выгодой, но, если речь идет о не о сиюминутной отдаче, а о долгосрочной перспективе, нужны особо тщательно продуманные аргументы. Главное, нужно твердо знать, что вы не имеете права проиграть.

О редевелопменте типографии Сытина

Этот огромный комплекс зданий из пяти корпусов и множества дворовых пространств на углу Пятницкой улицы и Садового кольца заслуживает совершенно особого отношения. Он связан с именами Сергея Есенина, Александра Блока, Исаака Бабеля, Давида Бурлюка, Андрея Белого, Льва Толстого. Не менее выдающейся личностью был и сам владелец типографии, издатель и меценат Иван Сытин. Здесь запечатлена память обо всем самом лучшем в культуре нашей страны в начале XX века. Аллегорически выражаясь, это материализованный кружок «Мир искусства», только в камне. У каждого сегмента комплекса – отдельная история, отдельный сюжет. 

Наша задача – ее художественное переосмысление. Дома получают жилое назначение и новые имена: главный из них - «Толстой», наиболее мощный, он отчасти напоминает гигантский авианосец, который плывет по Пятницкой улице; «Блок» - самый нежный и романтичный, советский корпус – «Маяковский». Один из дворов станет называться «Русские сезоны Дягилева». Создается аллея «Первый бал Наташи Ростовой», где рассадка деревьев будет напоминать кадриль – русский танец, участники которого постоянно сходятся и расходятся. Каждый дом ассоциативно уподобляется некоему специально выбранному стихотворению, каждый подъезд – строфе из него, каждая квартира – строчке.

О редевелопменте дома 10 в Олсуфьевском переулке

Перестраиваемое здание бывшей старой кожевенной фабрики находится в строго регламентированной охранной зоне Новодевичьего монастыря, объекта ЮНЕСКО. Мы выяснили, что место, где оно расположено, является геометрическим центром района Хамовники. Основа концепции нашего проекта – переосмысление истории этого древнего района Москвы в сегодняшнем формате. Старинные фабричные кирпичи бережно сохраняются. 

Каждый корпус создающегося жилого комплекса получает имя одной из хамовнических слобод, каждый этаж символически соотносится с одним из прошлых столетий, оставивших след в летописи города. Визуально это проявляются в том, что кирпичная облицовка фасадных стен каждого из этажей совершенно разная, причем постепенно в ней появляются вкрапления стекла, а последний этаж выполнен из полупрозрачных стеклоблоков. Это некая растяжка - переход от древности к современности, от материальности к прозрачности, проницаемости, легкости и воздушности.

Комментарии