Обвиняя жертву

Был в нашей практике такой случай... 
Некоторое время назад, тут опубликована статья с апокалиптическим названием «У последней черты».
Описывались два случая из нашей практики (мы - это Академстройнаука).

Для тех кому лень читать прошлогодний текст, перескажу имеющую отношение к сегодняшней публикации часть:

  • В процессе строительства возникают сложности с финансированием да и подрядчик перестаёт устраивать. Принимается решение о смене подрядчика;
  • Достраивать объект начинает новый подрядчик, с именем и авторитетом, - согласился приступить к работе не дожидаясь получения авансов. Он же предлагает помочь с кредитной линией;
  • Инвестор и крупный банк предложенный новым подрядчиком достигают соглашения. Кредитный договор - в стадии технического оформления. На оформление нужно некоторое время, а стройку нельзя останавливать, - берутся несколько небольших кредитов на маленький срок в банке-середнячке, «перекредитоваться»;
  • В оформлении кредитной линии появляются досадные накладки: то юристы банка придрались к тому, что копия малозначимой бумажки не заверена надлежаще, то сами подпись пропустили где-то… мелочи, сдвигающие окончательное подписание кредитного договора на день-два. Именно так это и выглядит: что-то с завтра переносится на послезавтра… раз за разом переносится;
  • Возникает кассовый разрыв. Инвестору надо бы исполнять свои обязательства по коротким кредитам. Жёсткие обязательства. При подписании думалось что решающая все проблемы кредитная линия вот-вот начнёт исправно функционировать и упомянутые небольшие кредиты брались на условиях которые в иных обстоятельствах сочтены были бы неприемлемыми: не страшно ведь принять на себя кабальные обязательства если они, как думается, не наступят никогда. Правильно?

Такова предистория.

6d3d0db0c58099a2eafece6d5404c532.jpg

Далее вокруг объекта строительства произошло следующее:

  • Подрядчик в одночасье перестал заискивающе улыбаться и с хмурым, равнодушным видом начал заваливать заказчика односторонне оформленными актами выполненных работ сомнительного содержания (и требованиями о немедленной оплате); 
  • Банк выдавший краткосрочные кредиты отказался реструктуризировать их; 
  • Ожидаемая кредитная линия от крупного банка испарилась: соискателя кредита перестали пускать на порог, как говорится.

Инвестору становится понятно что новый подрядчик, банк перекредитовавший стройку и крупный банк обещавший кредитную линию - звенья одной цепи и всё происходящее - многоходовая операция по отъёму бизнеса.

Инвестор находит партнёра согласного вложить в объект до одного миллиарда рублей. Это с лихвой покрывало все имеющиеся обязательства и позволяло завершить строительство до уровня "Бизнес на руки". Инвестор переуступил пятьдесят один процент акций компании за пятьдесят одну тысячу рублей. 

Процент – за тысячу. Сделка с номинальной ценой.

Получив большинство в управлении компанией новообретённый совладелец сменил охрану и администрацию, назначил ревизию хозяйственной деятельности за прошлые периоды и, быстро найдя повод, написал заявление в Прокуратуру,  добился возбуждения уголовного дела в отношении своего партнёра. Через несколько дней был выписан ордер на арест...

Как оказалось, ставший совладельцем бизнеса – близко знаком с подрядчиком всё это затеявшим. И да, – миллиард вкладывать ему не пришлось: помните, в тексте промелькнуло, –до? Любая сумма больше нуля - подходит под это условие. Новый владелец 51 процента компании ограничился оплатой счетов на электричество: без этого продолжать стройку было бы проблематично.

390a39f7f935ef67a4c01f1ad2402827.jpg

Тут самое место вспомнить о виктимности.

Если ранее под жертвой понималось временное состояние, порожденное конкретной ситуацией (к примеру, «жертва преступления»), то ныне это понятие подверглось многократному расширению. Жертва – это жертва институционального насилия, порождаемого практиками несправедливого общества. Жертвами стали целые социальные страты, идентичности.

Вышедшая в начале 1970-х работа психолога Уильяма Райана «Обвиняя жертву» выдвинула тезис: те, кого общество обвиняет в преступности и прочих социальных проблемах – на самом деле являются жертвами системного неравенства.

Там, в загнивающем далёко, – черные, меньшинства, наёмные работники. В наших реалиях, – предприниматели, чиновники... далее по списку все обладатели «не тех фамилий».

Выхода нет?

(Продолжение следует)

Сергей Степанов

Комментарии