Информационное моделирование в «Волгограднефтепроекте». Часть 2: основная работа и эффективность.

Автор: Владимир Талапов

Напомним нашим читателям, что этот разговор состоялся в октябре 2018 года в Лондоне на конференции Bentley Year In Infrastructure. Первая его часть была опубликована ранее.

ff196be379f1ecae0779b1067db72c17.jpg

В дискуссии принимали участие:

  • Василий Калинин – первый заместитель генерального директора, главный инженер «Волгограднефтепроекта»;
  • Сергей Голуб – начальник отдела «Комплексного проектирования» ВНП;
  • Евгения Адериха – начальник отдела «Разработки, сопровождения и администрирования систем управления инженерными данными» ВНП.

После первой части разговора у нас вынужденно получился небольшой перерыв, поскольку одному из участников, Сергею Голубу, пришлось отойти для подготовки к завтрашнему выступлению на конкурсе. В его отсутствии участники беседы затронули традиционные для Лондона темы погоды, Brexit и последних публикаций в «Таймс», но это быстро наскучило. Тут вернулся Сергей, и разговор пошел с новой силой.

Владимир Талапов: Предположим фантастическую ситуацию: вам в сто раз увеличили финансирование.

Василий Калинин: (смеется) О таком приятно помечтать!

Владимир Талапов: Но вы же от этого сразу в сто раз умнее и квалифицированнее не станете?

Василий Калинин: (с сожалением) Нет.

Владимир Талапов: Тогда должна быть какая-то разумная скорость роста? И новые сотрудники: где их брать, таких умных? Кстати, вы их где берете?

Василий Калинин: Изначально у меня была частная фирма с десятью сотрудниками, и я набирал студентов 3-4 курса, это оптимально, поскольку они наиболее открыты к освоению нового. Сейчас мы имеем два проектных института, в одном 100, в другом 250 сотрудников.

Я всегда придерживаюсь теории, что если ты делаешь правильное дело, и возникает потребность в людях, то эти люди появляются. Так, например, появились все участники нашего сегодняшнего разговора.

Владимир Талапов: (смеется) Интересная теория: если сильно хотеть, то оно появится.

Василий Калинин: (смеется) Да, это так. Но я бы несколько переформулировал: если правильно хотеть.

Владимир Талапов: Думаю, многих интересует: каков КПД у набираемых студентов, сколько из них отсеивается?

Василий Калинин: Осталась половина, из которой одна треть стала настоящими лидерами.

Владимир Талапов: Это очень высокий процент.

Василий Калинин: А мы индивидуально выбирали.

Владимир Талапов: Из каких вузов выбирали?

Василий Калинин: Здесь мы ограничены городом Волгоградом. В основном брали студентов из Политеха, также из Сельхозакадемии (там сильные электрики и геодезисты) и ВолГАСУ.

Владимир Талапов: Я немного знаком с ситуацией в Волгограде: оттуда Москва все кадры как насос выкачивает.

Василий Калинин: Мы тоже не исключение: и от нас некоторые в Москву уехали. Но те, кто остался, увидели перспективу здесь, да и зарплата у них растет.

Владимир Талапов: Когда я первый раз приехал в Волгоград, мне там сразу понравилось, особенно теплый климат (это очень важно после Сибири). Потом я узнал, что там зарплата меньше, чем у нас, но все равно преимуществ масса. Так что получается, что по привлечению специалистов вы с Москвой конкурируете?

Василий Калинин: В одной хорошей и родственной нам организации мне с гордостью говорили, что когда к ним приходит молодой специалист, то он через три года работы сдает экзамен по промышленной безопасности, после чего становится инженером третьей или второй категории. У нас же такие сотрудники за три года побывали в Великобритании и Индии, где мы выполняли контракты, а Сергей даже ездил в Хьюстон.

5599d8ce4ae48f3d548e9fb2c3199c50.jpg

Сергей Голуб среди индийских коллег, также финалистов конкурса Bentley Year In Infrastructure 2018 в Лондоне.

Владимир Талапов: Когда же они учили правила промышленной безопасности?

Сергей Голуб: Правила сами освоятся, когда в этом возникнет необходимость. Сначала возникает потребность в тех или иных знаниях, а потом уже, исходя из этой потребности, возникает необходимость изучения тех или иных правил. Изучение ради изучения результатов не приносит.

Василий Калинин: Я всегда воспитывал сотрудников таким образом, чтобы сначала решить инженерную задачу, а потом уже смотреть, каким правилам это решение противоречит.

Владимир Талапов: Оригинальный подход!

Василий Калинин: Аналогично с заказчиком. Когда говорят, что сначала надо послушать заказчика, я отвечаю, что лучше сразу предложить ему хорошее решение и всесторонне его объяснить, тогда ему трудно будет возразить. А так он выскажет свое мнение, а оно с чем-то не бьется, вот и проблема.

Владимир Талапов: Вот тут мы подходим к очень интересной теме. Дело в том, что заказчик всегда чего-то хочет, или должен хотеть. Но известно, что знаний у него немного, так что его желания (требования) могут быть весьма «сырыми». Поэтому исполнители вынуждены как-то эти желания правильно «понимать» и трансформировать в нечто разумное. Чаще всего они даже помогают заказчику формулировать его требования.

Василий Калинин: Сегодня на конференции от одного из уважаемых докладчиков я услышал очень интересную схему работы. На любой процесс можно смотреть с двух сторон: с технической и экономической. Так вот, если процесс плохо обусловлен, то правильными действиями можно подвести заказчика к тому решению, которое представляется подходящим с точки зрения исполнителя. В таком случае у исполнителя есть четкое понимание технологии, сроков и расходов, под которым он готов подписаться. А другого варианта у заказчика нет. Очень грамотный подход.

Владимир Талапов: Думаю, что именно в такой ситуации информационная модель как средство убеждения заказчика наиболее полезна.

Василий Калинин: Да. Я уже говорил, что у нас информационное моделирование первично по отношению к компьютерному инструментарию. Но мы пошли еще дальше. У нас первичен инженер. Если есть инженер, есть и правильная модель, а ее уже можно реализовать соответствующими компьютерными средствами.

Владимир Талапов: Но такая позиция довольно субъективна, поскольку нужны хорошие инженеры.

Василий Калинин: Да. Мы только таких и берем или растим. Если я вижу, что это хороший инженер, я ему прямо об этом говорю и предоставляю возможность самостоятельно принимать решения и нести за них ответственность, и тогда я его слушаю.

Владимир Талапов: Как все не просто.

Василий Калинин: Да, все очень непросто. Нет такого алгоритма, который позволял бы подбирать хороших инженеров.

Вернее, такой алгоритм есть, и я его наблюдал в 1991 году в Германии, когда одна очень крупная нефтегазовая компания набрала со всего мира команду инженеров с зарплатой в тридцать тысяч долларов. И в результате получилась команда, которая играет уже на совершенно ином уровне.

Владимир Талапов: То есть проблему можно решать деньгами.

Василий Калинин: Да, и я видел, что такая команда эффективно работает, поскольку каждый ее член знает в десять раз больше «обычного» инженера. Такая команда может в любой момент конфигурировать задачу так, как этого требует обстановка.

Владимир Талапов: Другими словами, сотрудник должен знать, за что работает, и эти условия его должны устраивать настолько, что он на работе будет полностью выкладываться.

Сергей Голуб: Добавлю еще, что как футбольный мяч является для Месси средством самовыражения, так и информационное моделирование становится для инженера средством формулировки и воплощения его идей.

Василий Калинин: Да, именно с информационной моделью набор отдельных хороших инженеров становится сильной и сплоченной командой, ведь в модели все должно быть согласовано и понятно для каждого участника. Первоначально каждый понимает то, что реализовано именно на его участке, а то, что собрано в модели, уже понятно для всех. То есть при информационном моделировании и появляется та команда, в которой Месси может реализоваться со своим мячом.

Владимир Талапов: Раз мы упомянули Лионеля Месси, то вполне логично перейти к следующей теме: что вас вовлекло в этот конкурс BentleyYearInInfrastructure? Вам хочется славы, всеобщей известности, победную статуэтку? Может, просто отвлечься на какое-то время от основных дел?

Василий Калинин: (смеется) Вы верно подметили все наши движущие мотивы.

Если же говорить серьезно, то мы уже третий раз участвуем в этом конкурсе. Наша главная цель – показать свои идеи и услышать их оценку со стороны ведущих специалистов со всего мира. Ведь объективное восприятие твоих результатов всегда внешнее. То, что мы прошли в финал конкурса – это уже высокая оценка, но самое главное и интересное происходит именно здесь, в общении со специалистами.

Вторая наша цель – получить новые знания. Концентрация интеллекта на конференции, сопровождающей конкурс, такова, что можно просто сидеть и слушать других, с некоторым трепетом ощущая, что твой профессиональный уровень неуклонно повышается. Ну а личное общение и дискуссии дают еще больше. С каждой такой конференции мы уезжаем с новыми идеями и желанием что-то еще сделать, более интересное и совершенное. Это стимулирует лучше всяких статуэток.

Хотя победные трофеи у нас есть, они являются историческими свидетельствами наших успехов, и мы ими гордимся.

Кстати, у нас есть статуэтка победителей Всероссийского конкурса BIM-технологий 2017 года, и это не только стимулирует, но и фиксирует определенное признание нас как специалистов внутри России. Пока информационное моделирование в нашей стране не так развито и не столь хорошо распространено, как в мире, так что для нас это хорошее подспорье.

Владимир Талапов: То есть все компоненты участия в конкурсе очень важны?

Василий Калинин: Конечно. Еще раз отмечу: для нас самое важное – понять, что мы конкурентоспособны. И уловить общий вектор развития отрасли, чтобы оставаться конкурентоспособными и дальше. Надо видеть альтернативные решения, «серые» зоны, успехи и неудачи других – это колоссальный опыт, который не обязательно получать самому, но благодаря которому можно уверенно идти дальше.

А быть первыми – такой задачи у нас нет.

Есть известная фраза Юрия Никулина: «Я второй клоун в России».

Владимир Талапов: (смеется) А первый кто?

Василий Калинин: (смеется) Вот и его все об этом спрашивали, а он отвечал: «Первых – невероятно много!» (ответ Юрия Никулина приводится в литературном изложении – прим. ред.).

9d1fdcc1de8e33a7af8f4aeeeee6ceee.jpg

BIM-трофеи «Волгограднефтепроекта»: слева – приз финалиста конкурса Bentley 2017 года (за классификатор элементов модели); справа – приз финалиста 2018 года (за комплексную модель); в центре – победный знак Всероссийского конкурса BIM-технологий 2017 года.

Владимир Талапов: Помогает?

Василий Калинин: Да. Ведь истина – она конкретна. Выходя на каждый новый объект, мы создаем новые справочники, наборы элементов, состав документов, и это тоже творчество, когда можно что-то новое добавлять, что-то старое – убирать. У нас даже сама логика информационной модели развивается. С прошлого конкурса Bentley, например, мы привезли понимание полезности фотограмметрии и программы Bentley Context Capture, в этот раз наше «домашнее задание» – дополненная реальность.

Владимир Талапов: Честно скажу – Context Capture меня тоже поразила, хотя эта программа появилась сравнительно недавно.

Василий Калинин: Не просто появилась, а именно ворвалась в нашу жизнь, и ее применение, пока еще краткосрочное, уже явило миру большое количество успешных проектов.

Владимир Талапов: Какой проект вы представляете на конкурсе Bentley в этом году?

Сергей Голуб: Его название «Моделирование и управление жизненным циклом объекта: реализация проекта и сдача в эксплуатацию»

Василий Калинин: Хотя мне больше нравится слово «актив» вместо «объект».

Сергей Голуб: В нем собрано несколько наших работ, которые мы в текущем режиме выполняем или выполнили. В основе работы лежит все тот же подход к информационному моделированию, который мы представляли ранее на конкурсе, с систематизацией данных по объекту, разбиением его (в том числе и модели) на логические составляющие и последующим анализом состояния отдельных частей и объекта в целом. Нынешняя работа связана с техническим сопровождением строительства, информированием заказчика и подрядчиков с целью своевременного учета всех изменений, которые происходят на объекте. А имеющаяся у нас информационная модель постепенно превращается в цифрового двойника создаваемого актива. Она позволяет эффективно ввести объект в эксплуатацию, а затем передается заказчику для управления активом.

Владимир Талапов: Результаты такой работы есть?

Василий Калинин: Конечно. Четыре объекта уже сданы в эксплуатацию, нынешний сдается в 2019 году, и на ближайшие два года еще шесть проектов – в стадии заключения контракта.

Сергей Голуб: Это то, что непосредственно связано с информационным моделированием.

Владимир Талапов: Вы еще и без него что-то делаете?

Сергей Голуб: Нет, просто в названных контрактах проектирование – наше, и оно ведется на основе информационного моделирования. Но есть еще объекты, которые проектировались «традиционными» способами и не нами.

Василий Калинин: В таких случаях нам приходится делать определенный реинжиниринг, то есть самим поднимать модель и доводить весь проект да нужного состояния.

Сергей Голуб: Существует мнение, что лучше всех объект знает проектировщик. Наша практика позволяет это мнение изменить, поскольку тот, кто создает модель, знает объект не хуже, а то и лучше проектировщика. Лучше, потому что «моделировщик» определяет весь объем последующей информации, а также способы, как ее лучше выстроить и проверить.

Василий Калинин: И не только это. Есть поговорка «Лицом к лицу лица не увидать!» Конкретный специалист занимается проектом в своих весьма узких рамках, а создатель модели охватывает сразу все.

89ae890004b3ab37c680fcfe1fd6f349.jpg

Слева: Мария Карташова, Сергей Голуб, Евгения Адериха и Василий Калинин во время финала конкурса Bentley2017 года в Сингапуре. Справа: они же в специальных гидрокостюмах. Такой костюм выдают проектировщикам ВНП, и в случае, когда он (этот проектировщик) «накосячит», он в нем идет на объект и исправляет свои огрехи. С переходом на BIMэти костюмы стали практически не востребованными, и их теперь одевают только на «Праздник Нептуна».

Владимир Талапов: Думаю, что теперь самое время поговорить об экономической эффективности, хотя это очень сложный вопрос. Люди обычно хотят услышать какую-нибудь цифру (в процентах), насколько после перехода на информационное моделирование у вас стало лучше?

Сергей Голуб: Лучше нам или лучше для дела? Ведь многие действия по информационному моделированию, предполагающие дополнительные затраты в самом начале, дают эффект на последующих этапах работы с объектом.

Владимир Талапов: Хорошее уточнение. Конечно, прежде всего, интересуют улучшения для вас. Но и для дела – тоже. Думаю, что эти параметры сближаются, если дело максимально находится в едином управлении.

Сергей Голуб: На начальной стадии выполнения проекта самой работы больше, так что с точки зрения сотрудников, возможно, выгоды никакой нет. Но если говорить в целом о проекте, то у нас получилось, что увеличение расходов, связанных с новой технологией работы, на 2% от стоимости проекта повышает эффективность всего проекта (до завершения строительства и передачи в эксплуатацию) на 20%.

Владимир Талапов: Это очень интересная цифра!

Василий Калинин: Это и сроки, и отсутствие перемонтажа, и правильная трата денег, и вообще все, о чем мы сегодня говорили.

Владимир Талапов: Обычно под эффективностью информационного моделирования понимают только отдачу от него в виде сокращения расходов. Здесь же ясно и правильно говорится именно об увеличении доходов. Потратил на 2% больше, а рост дохода уже на 20% – разве это не заслуживает внимания?

Василий Калинин: Это известная проблема: «Мы отлично понимаем, что такое паровоз, объясните нам только, куда здесь лошадей впрягают?»

Я директор уже двадцать лет, но мне за это время не удалось реформировать ни одного подразделения. Вместо этого мы просто создавали новое, и люди туда подтягивались.

Владимир Талапов: А старые куда девались?

Сергей Голуб: (смеется) В Москву уезжали.

Василий Калинин: (смеется) Да, действительно, многие уехали работать в Москву.

Владимир Талапов: (смеется) Интересно, что двадцать лет, не зная теории, вы как директор все делали правильно. Теория внедрения инноваций говорит, что новые коллективы должны появляться как самостоятельные (автономные) и затем развиваться до размеров всей организации, а старые – постепенно сходить на нет.

Василий Калинин: (смеется) Кстати, именно через такой подход мы освоили все программные продукты Bentley для проектирования и информационного моделирования, которые сейчас составляют основу нашего компьютерного инструментария, и через эти новые коллективы теперь все сотрудники включились в общие процессы.

Владимир Талапов: Очень интересный разговор получился, но пора его заканчивать, завтра у вас финальное выступление на конкурсе. Хочу пожелать успеха, а также выразить надежду, что мы наши беседы продолжим.

Василий Калинин: Спасибо! Продолжим разговор при первом же удобном случае.

По результатам конкурса Bentley Year In Infrastructure 2018 в номинации «Производительность коммунальных и промышленных активов» победила «Газовая компания Омана», а наш «Волгограднефтепроект» вместе индийской «Веданта Лимитед» стали просто призерами. То есть вошли в тройку наиболее успешных в мире.

Хочется поздравить наших коллег из «Волгограднефтепроекта» с признанием их столь высокого уровня и пожелать дальнейших успехов. Но самое главное – пожелать и впредь набираться новых идей и знаний, воплощая их в своей работе.

6d61385b1a2546480828360bde17e2a6.jpg

Когда материал уже направлялся в печать, мы получили по космической связи из Волгограда этот снимок: в «Волгограднефтепроекте» готовятся к получению новых результатов. В руках у Сергея Голуба хорошо видна карта Сингапура – именно там будет проходить конкурс Bentley Year In Infrastructure в 2019 году.

Комментарии