А без дачи нет удачи. В защиту национального символа русской жизни

Западный человек отдыхает, чтобы работать, русский - работает, чтобы отдыхать. Русский человек предпочитает пожизненной деловой каторге поэтическое созерцание мира. И несомненно дача один из символов его национального менталитета.

Дача типично русское общественное и экономическое явление. Редко в какой стране граждане столь массово обладают «зимним» и «летним» жилищами. У европейцев и американцев, проживающих в частных домах за городом, как правило, нет квартир в мегаполисе: дорого, невыгодно, да и не нужно. В России малокомфортное и неуютное городское жильё как бы нарочно выталкивает уставших горожан в пригородную зону. Жить в городской квартире зимой и трудиться на шести сотках летом — таков традиционный образ жизни десятков миллионов россиян.

55010bca40b852e0830b52f3f5fdb63f.jpg

Феномен российской дачи есть национальное проявление глобального процесса субурбанизации или урбанизации "шиворот на выворот". Автор свою предыдущую работу, - в знак уважения западных ценностей ,- деликатно назвал "Урбанизация наизнанку. Какой из вариантов градостроительной организации пригородов необходим России" В отношении родных русских построек церемонится не будем.

В настоящей работе речь пойдет о российской даче, то есть о двуедином понятие земельного участка и жилого дома, как развитии взглядов изложенных в предыдущей статье. И тут у читателей возникает явный вопрос.

Ведь с 01 января 2019 года вступил силу Федеральный закон от 29 июля 2017 года № 217-ФЗ «О ведении гражданами садоводства и огородничества для собственных нужд и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». В отдельной статье автор подробно анализирует его правовые достоинства и юридические пороки «Закона № 217-ФЗ» ( Так в дальнейшем будем именовать данный юридический документ).

Закон № 217 исключил такие организационно-правовые формы как дачные некоммерческие товарищества, потребительские кооперативы и партнерства. В новом законе все понятия со словом «дача» и его производными отсутствуют, то есть юридически больше не будет дачных хозяйств, дачных участков, дачных товариществ, дачных домов и т. п.

Теперь все дачное станет садовым или огородным.

В связи с этим и из Кодекса об административных правонарушениях депутаты предлагают убрать и такое понятие как "дачный дом" и " дача".

Напрямую это относится и к дачной жизни , которой уже не одно столетие принадлежит важное место в душах и умах многомиллионного числа представителей всех слоев российского общества.

Человеку, не знакомому с российской действительностью, сложно даже представить, какое огромное влияние дача и формирующие этот общественный институт экономические, социальные, ментальные и иные факторы, оказывают на реальную жизнь десятков миллионов людей.

Итак речь пойдет о российской даче. И настоящей работой автор открывает небольшой цикл статей об этом уникальном явлении русской жизни: феномене "второго жилища"; основного объекта индивидуального жилого строительства (ИЖС): особенной части экономики самообеспечения городского населения; своеобразной культуры национального отдыха и духовного прибежища горожанина.

a14c91f42886cec9b4b6eb1b11e63f8e.jpg

Дача как национальный символ российской жизни.

Да́ча — загородный дом для городских жителей, как правило, не используемый его владельцами для постоянного проживания, таково энциклопедическое толкование данного понятия.

В словаре русского языка С. И. Ожегова слову «дача» дано два определения: «загородный дом, обычно для летнего отдыха» и «участок земли под лесом».

В России и странах бывшего СССР дачами называют как простейшие фанерные постройки безо всяких удобств на шести сотках земли, так и капитальные строения большой площади на участках в гектар и более, том числе и пяти этажный дворец М.С. Горбочева " Фороская дача" ( см статью автора " Специальные фортификационые сооружения - надежная защита при полной скрытности"

Дача - неотъемлемая часть нашего быта и нашей кyльтypы. В дpyгих евpопейских языках нет слов, адекватно пеpедающих понятие "дача".

У фpанцyзов - maison de campagne и residence secondaire. Hо это пpосто "загоpодный дом" или "втоpое жилище".

У англичан - cottage, иногда с yточнением: country cottage. Это сельский дом.

У немцев - Landhaus и Sommerhaus - "сельский дом" и "летний дом". Есть еще Schrebergarten - кpошечный лоскyток земли, паpа деpевьев, цветочная клyмба, очаг для баpбекю и микpоскопический саpай для хpанения инвентаpя.

Закон запpещает ночевать в "шpебеpгаpтене", да и негде. Сюда пpиезжают, чтобы покопаться в земле или yстpоить семейнyю тpапезy на свежем воздyхе.

В толковом словаpе фpанцyзского языка Le Robert слово datcha, пpавда, есть. Расшифpовывается оно так: "...pyсское слово. Рyсский сельский дом, находящийся вблизи большого гоpода". Пpимеpно так же толкyют слово "дача" словаpи Webster и Бpокгаyз.

Даже понятия "поехать на дачy" y евpопейцев нет. Англичанин, немец, фpанцyз, итальянец, испанец обязательно скажyт "поехать за гоpод "

Обладание дачей не только в значительной степени определяет уклад жизни ее хозяев, но и их пристрастия, привычки и даже жизненную философию.

И поэтому нет ничего удивительного в том, что и сами дачи, и связанная с ними дачная жизнь нашли отражение в разных жанрах искусства. Ведь дачи не просто служили местом сезонного проживания. Зачастую они предопределяли судьбы людей: знакомили, разлучали, помогали найти верных друзей.

Сквозь призму дачной жизни по-особенному видится история страны. А какая-то очень значимая ее часть на фоне дач и в их интерьерах творилась. И если для кого-то словосочетание «ближняя дача» (правительственная дача в Кунцево) ничего не значит, то историкам дополнительно его расшифровывать не требуется.

Дачная жизнь – это и нависшее над еще безмятежными столичными московскими дачами предчувствие грандиозных исторических потрясений в начале двадцатого столетия.

И милые сердцу немолодых уже людей воспоминания о заполненных под завязку электричках семидесятых и восьмидесятых годов, уносящих дремлющих горожан к заветным шести дачным соткам.

Это и первый опыт рыночных отношений и появления неведомого прежде чувства хозяина своей земли в девяностых.

9b88ed70a528cf9b89ab789a62e89eba.jpg

Справочно

  • По данным на август 2018 года в крупных городах 48 % населения имеют дачи, а в целом по России около 60 % населения имеют дачные участки
  • По данным Росстата, личные подсобные хозяйства и дачи дают до 40 % всего объёма сельхозпродукции.
  • По данным ВЦИОМ, большинство жителей России проводят свои летние отпуска на дач и лишь 14 % выбирают отдых на местных или зарубежных курортах.
  • По данным ВЦИОМ, 61 % дачников используют свою землю для производства пищевых продуктов для семейного потребления, 30 % опрошенных занимаются ландшафтным дизайном, и только для 23 % опрошенных дача — место отдыха

Отдельные моменты "дачной" истории

Слово «дача» происходит от глагола «дать», а, правильнее, его древней формы «дати». Современные дачи ведут свою «родословную» от так называемых «дач» ─ участков земли, выделявшихся в Московском государстве служилому люду в качестве жалования или вместо него.

По теме "История российских дач и дачников" готовится отдельная статья автора

Считается, что первые дачи появились в России ещё в начале XVIII века, в эпоху Петра I. Изначально это были, скорее, не дачи, а усадьбы под Петербургом, которые царь даровал (дарил) своим приближённым за заслуги перед государством.

Предполагают, что это делалось для того, чтобы чиновники всегда были «под рукой» и не разбегались по своим поместьям, а также для того, чтобы обжить пригороды новой столицы. Дачи давались при условии благоустройства земельного участка, включающего строительство дома по образцовому проекту.

Первый императорский указ, в котором употребляется слово «дача» в современном значении, был подписан Николаем I 29 ноября ( по старому стилю) 1844 года . Указ назывался «О раздаче в г. Кронштадте загородной земли под постройку домиков или дач и разведение садов»

Более 100 лет дачи-усадьбы оставались привилегией аристократии, и только ближе к концу XIX века дачу смогли себе позволить люди различного достатка, которые строили для себя богатые дачные дома, привлекая для их проектирования и строительства известных российских архитектов.

Тема дореволюционной дачной архитектуры освещена автором в отдельной работе

По состоянию на 1888 год вокруг Москвы насчитывалось более 6000 дач, расположенных в 180 посёлках, куда в тёплое время года переселялись до 40 000 человек

До начала XX века отдельные дачные строения были редкостью. Отдыхающие ютились на задворках крестьянских изб в наскоро сколоченных хибарках или в самой крестьянской избе, перегороженной на отсеки для 6—8 семей с общим входом. Сдача внаём избы для некоторых крестьян из ближнего Подмосковья была основным источником дохода.

На рубеже XIX—XX веков дачная жизнь стала массовым социальным явлением, характерным только для России; оно нашло яркое отражение в российской литературе и искусстве той эпохи.

В золотой век русской литературы дача была не просто местом для отдыха. На дачах кипела культурная жизнь: там устраивали балы, встречи богемы – художников, поэтов, композиторов. Огромным спросом пользовались «дачные» товары: веера, изысканные шляпки и платья легкого кроя.

А потом наступила Советская власть. Исчезли барские усадьбы, так же как и богатые дачные дома. которые были экспроприированы в пользу пролетариата Все площади, что были изъяты, партия щедро предоставила для отдыха рабочему классу. Но, поскольку представителей трудового народа было куда больше, чем дач, то в бывшем загородном доме дворянской семьи могли одновременно отдыхать 50-70 человек.

Но и в Советском Союзе сложилась своя «дачная аристократия».Во времена Сталина личные дачи полагались только избранным. Благосклонность вождя распространялась на авторитетных ученых, знаменитых композиторов и признанных властью писателей.

Так, уже в 1930-е годы возникли дачно-строительные кооперативы (ДСК), то есть ведомственные посёлки для учёных, врачей, писателей, служащих различных государственных учреждений.Площадь «номенклатурной» дачи, где отдыхали чиновники, как и в петровские времена, могла измеряться гектарами.

Подспудно в стране развернулось и широкое садово-огородное движение. Россия не успела порвать связи с землёй. Горожан, в недавнем прошлом выходцев из села, тянуло к сельским работам и жизни на природе. А если учесть сельское происхождение и сохранившийся ещё полусельский образ многих городов, то «приземлённые» ориентации людей станут и вовсе объяснимыми.

48343bb2a2912f980b301b17fef3a04c.jpg

Мир меняется, а дачи остаются.

В феврале 1949 года Сталин И.В. подписал постановление Совета Министров СССР «О коллективном и индивидуальном огородничестве и садоводстве рабочих и служащих», что положило начало широкому развитию коллективного и приусадебного садоводства, а также ознаменовало первую волну массовой бесплатной раздачи земельных участков советским гражданам

Однако лишь в 50-е годы у простых городских жителей появился шанс получить свои четыре -шесть - восемь соток в садоводческом товариществе. Массовое строительство дачных домиков на участках началось уже при Хрущеве.

В 80-е годы, когда начались трудности с продовольствием и деньгами, для многих советских людей, живущих в городе, дача давала возможность прокормить семью и позволить себе что-то большее, чем зеленые помидоры из универсама.

Одновременно власти сняли запрет на размеры домов на садовом участке, и более зажиточные горожане начали строить двух-четырехэтажные коттеджи из кирпича взамен маленьких щитовых домиков.

Распался СССР, в 90-е земельные участки в России вышли в свободную продажу, и к началу нулевых дачное строительство получило невиданный доселе размах. Родившийся класс буржуазии, так называемые «новые русские», соревновались по размеру дома и богатству отделки. Особым шиком считалось иметь на даче мини-зоопарк или бассейн с аллигаторами. В это же время зародился культ Рублевки, жизнь в которой является мифологизированным символом успеха.

Дачи постоянно трансформировались, приспосабливались к реалиям различных исторических этапов развития общества, но всегда демонстрировали удивительную живучесть. Не поколебали их устоев и несколько последних десятилетий, коренным образом изменивших российскую жизнь.

Другими стали жизненные приоритеты, иным ─ общественно-экономический уклад, на 180 градусов развернулось отношение к частной собственности и собственности на землю.

А Дача (в данном случае ─ имя хоть и нарицательное, но по праву заслуживающее быть написанным с большой буквы) осталась. И ее значение для десятков миллионов людей сегодня ничуть не меньше, чем десятилетия назад.

Дачам не только удалось без потерь преодолеть бури революционных экономических преобразований, они сыграли значимую роль в процессах приватизации, в становлении земельного рынка и рынка загородной недвижимости.

Благодаря дачам, приватизируя или продавая их, миллионы россиян оказались втянутыми (или вовлеченными ─ кому как нравится) в процессы рыночных преобразований.

7e31045e15a4c549766c9f78a853e530.jpg

Дача есть земельный участок плюс жилой дом .

Загородный дом сложно представить в отрыве от земельного участка, на котором он построен. В слове «дача» изначально заложен двойственный смысл. Дача ─ это одновременно и дом, и участок (место).

Раньше существовало строгое разделение на «дачевладельцев» ─ собственников дач и «дачников» ─ тех, кто снимает дачу на лето. Сегодня дачниками называют всех, кто, так или иначе причастен к дачной жизни.

Современные дачные поселки ( по закону № 217 ФЗ садовые и огородные участки) занимают огромные, непрерывно разрастающиеся территории, зачастую соизмеримые с площадью больших городов.

Несмотря на огромную пользу, которую приносила , приносит и будет приносить дача как общественное явление, у неё есть лютые противники.

По их мнению, опоясывающие города дачные поселения затрудняют градостроительное развитие, нарушают архитектурно-художественный облик городов, приводят к нерациональному использованию территории и даже препятствуют общению не имеющих своих дачных участков горожан с природой.

Хотя в этой аргументации присутствует рациональное начало, очевидно, что в России сторонников у дачи на порядок больше, чем ее критиков.

d5cec650c5763685d1308a45454f1c9c.jpg

Феномен «второго» жилища

Сторонников больше еще и потому, что посредством дачи, многие горожане реализуют свое стремление, иметь второе жилище.

Такое желание не уникально для России. Во всем мире второе жилище горожан получило большое распространение. Во многих языках придуманы слова для его обозначения. Некоторые из них проникли и в русский, хотя порой приобрели в нем специфическое толкование.

Например, слово «вилла» (виллы известны еще со времен Древнего Рима) используется для обозначения особо роскошного загородного жилья. А пришедшее с предгорий Альп «шале» ─ изначально хижина пастуха, а потом загородный дом ─ в России больше известно как архитектурный стиль.

Согласно статистике одна из трех городских семей имеет второй дом. В городах центральной части России этот показатель еще выше.

Поскольку дача в большинстве случаев рассматривалась в качестве второго, не основного жилья, требования к ней не столь бескомпромиссные, как к жилью «№ 1».

Даче традиционно прощали многие недостатки, часто рассматривая ее как не слишком дорогое приложение к земельному участку. А ее главное назначение видели в том, чтобы служить укрытием в непогоду и местом хранения сельскохозяйственного инвентаря.

Но сегодня требования к даче ужесточаются. Все чаще избалованный цивилизацией дачник хочет и на своем участке не расставаться с привычными удобствами городской квартиры.

Не удивительно, что сегодня многие дачи, т. е. дома, построенные на земельных участках, расположенных СНТ (садовое некоммерческое товарищество), плавно «дрейфуют» по направлению к полноценным коттеджам.

Такое сближение, а местами даже взаимопроникновение различных видов жилья ─ дач и коттеджей ─ не могло не отразиться не только на внешнем виде традиционных дачных поселков (они становятся все больше похожими на коттеджные поселки), но и на юридической стороне вопроса. Но об этом в в отдельной статье

s1200

Дачный полигон ( постройки садовом и огородном участке ) идеальный объект индивидуального жилого строительства.

С 01 марта 2019 года  следует забыть про так называемую «дачную амнистию», которую нам так регулярно продлевали, что это уже стало привычкой.

Она предусматривала упрощенный порядок регистрации прав на отдельные объекты недвижимости — по декларации в простой письменной форме без разрешения на строительство дома или разрешения на ввод в эксплуатацию.

Последний раз «дачная амнистия» была пролонгирована до 1 марта 2020 года, однако вступивший в силу 4 августа 2018 года Федеральный закон № 340-ФЗ настолько изменил порядок регистрации недвижимости и прав на нее, что она попросту утратила свое значение.

Согласно новому закону, с 1 марта заканчивается упрощенный уведомительный порядок строительства и ввода в эксплуатацию объектов индивидуального жилищного строительства и садовых домов на дачных, садовых участках и в населенных пунктах. С первого дня весны уже потребуется получение разрешения на строительство и разрешения на ввод в эксплуатацию. Все требования и нововведения касаются исключительно жилых домов

Для тех, кто захочет построить баню, беседку или сарай, по-прежнему не потребуется разрешений и уведомлений. После 1 марта для их владельцев ничего не изменится.

На садовом земельном участке можно построить (ст. 3 Закона № 217-ФЗ):

  • жилой дом — объект жилищного права, являющийся капитальным зданием, предназначенным и пригодным для постоянного (всесезонного) проживания в нём (требования к жилым домам см. ниже);
  • садовый дом — строение сезонного использования, предназначенное для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд, связанных с их временным пребыванием в таком доме;
  • хозяйственные постройки — сараи, бани, теплицы, навесы, погреба, колодцы и другие сооружения и постройки (в том числе временные), предназначенные для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд;
  • гараж.

Строительство нового жилого дома (объекта капитального строительства) на садовых земельных участках будет допускаться только, если такие участки включены в территориальные зоны с утвержденными градостроительными регламентами, устанавливающими предельные параметры такого строительства (ст. 23, п. 2 Закона № 217-ФЗ).

Если же, до 1 января 2019 года у дачника уже зарегистрирована дача в Едином государственном реестре недвижимости (ЕГРН) с назначением «жилое» или «жилое строение», то она автоматически признается жилым дом (ст. 54, п. 9 Закона № 217-ФЗ).

Но, если назначение дачи было указано в формулировках: «нежилое», «сезонного или вспомогательного использования», «предназначенные для отдыха и временного пребывания людей», и, при этом, дача не является хозяйственной постройкой или гаражом, то она автоматически признается садовым домом (ст. 54, п. 11 Закона № 217-ФЗ).

Однако при необходимости садовый дом можно будет перевести в жилой дом (например, для получения права регистрации в нём) и, наоборот, жилой дом перевести в садовый (например, для сокращения налога на недвижимость) (ст. 23, п. 3 Закона № 217-ФЗ).

При этом, необходимо будет обосновать ту или иную степень капитальности садового или жилого дома, в соответствии с требованиями строительных ГОСТов, норм и правил.

На огородном земельном участке можно будет построить только хозяйственные постройки, не являющиеся капитальными объектами недвижимости и предназначенные для хранения инвентаря и урожая сельскохозяйственных культур.

Однако, зарегистрированное до 01.01.2019 г. право собственности на капитальные хозяйственные постройки, построенные на огородном земельном участке, сохраняется (ст. 54, п. 32 Закона № 217-ФЗ).

С 01 марта 2019 года для строительства жилого дома на садовом участке необходимо получить разрешение на его строительство, которое выдает градостроительный отдел органа местного самоуправления района, где расположен земельный участок.

Получение разрешения на строительство не потребуется для возведения следующих построек (ст. 45, п. 17 Закона № 217-ФЗ):

  • гаража на земельном участке, предоставленном физлицу для некоммерческих целей;
  • садового дома и хозяйственных построек.

Более подробно требования к архитектуре и строительству дачного полигона ( огородного и садового участка ) будут освещены в отдельной статье.

Следует напомнить владельцам огородных и садовых участков , что разрешения и уведомления должны защитить участки от самостроя и легализовать постройки, в том числе для их учета и сбора налогов.

Государство всерьез обеспокоено тем , что сегодня в Московской области официально учтены не более 60% домов, по регионам эта доля существенно ниже, в лучшем случае 40%.

С точки зрения удобства изменения в регламентации — это небольшой шаг к потребителю от государства.

Однако итоговая цель — внесение всех объектов недвижимости на госучет и получение налогов.

Люди умеют считать очень хорошо, особенно в текущих экономических условиях — и далеко не всегда выгода от регистрации строения превысит убытки от выплаты налогов.

И по большому счету, вся история с изменениями — это путь к полной государственной базе учета всех строений, базирующаяся на гражданском самосознании. Но если этот процесс и будет завершен, то лучшем случае лет через 20–30 лет

f4b2c82a961f4e1e11fc9dbce87bc1bb.jpg

Современная дача – продукт экономических кризисов.

В России масштабы переезда горожан в сельскую местность часто переоценивают, указывая на обилие «новорусских замков» вокруг крупнейших городов. Отчасти это отражает первые ростки субурбанизации, хотя их владельцы, как правило, зарегистрированы в городских квартирах.

Крупные города, после некоторого перерыва в 1990-х гг., все еще остаются привлекательнее сельской местности, а пригороды все еще притягивают сельское население с периферии. Судя по всему, урбанизация в России не завершена.

Другое дело — массовая сезонная деконцентрация горожан, две трети которых имеют за городом нечто, собирательно называемое дачей. Дача, как временное, сезонное второе жилище, если не уникальна для России, то в ней она достигла наибольшего распространения.

Когда в 1990 году началась третья волна раздачи земли под садоводческие участки, она захлестнула и провинцию. Традиционные огородники переквалифицировались во владельцев загородных и пригородных участков.

К этому времени уже любые формы загородного строительства, огородничества, разведения животных горожанами в свободное от основной работы время стали называться дачами. Хотя можно было бы выделить различные типы загородной деятельности (личное подсобное хозяйство, приусадебный участок, участок в садоводстве, собственно дача, дом в деревне), но нам здесь важно, что понятие "дача" используется горожанами как универсальное

Российская дача как социальный феномен

Для начала определимся – кто такие дачники.

Это горожане, прописанные в городе, но имеющие собственность (землю, дом) в сельской местности и проводящие на этой собственности какое-то время (от недели до целого года).

Дача — понятие обобщающее. Типы «усадеб» и образа жизни в них сильно варьируют. Можно выделить несколько основных типов дач:

Собственно дачи — самый старый тип, характерный еще для столичных пригородов царской России. Они долго оставались привилегией партийно-хозяйственной и интеллектуальной элиты, причем аграрное использование немалых участков не было особенно интенсивным.

Преобладают деревянные дачи, хотя многие из них реконструированы, утеплены и используются не только в летнее, но и в зимнее время, но все же периодически.

Хотя есть пенсионеры, которые сдают квартиру в крупном городе и живут на даче круглый год. Это уже ростки субурбанизации, причем не богатых, а прослойки бедных и среднего класса.

d36f2668fa0c702ce867601f5a2fdb6c.jpg

В последние годы старые дачи вблизи крупнейших городов, особенно Москвы и С.-Петербурга, все больше вытесняются коттеджами или "новорусскими виллами», массово распространившихся в России лишь в 1990-х гг.

Те коттеджи, что возникают в старых дачных поселках, на их окраинах или окаймляют заброшенные сельскохозяйственные поля в пригородах, чаще всего, по данным периодических наблюдениям, используются почти так же, как и классические дачи. Это скорее выплеск капиталов из крупнейших городов, а не реальное разрастание города.

Однако новые благоустроенные коттеджные поселки эконом- и, особенно, бизнес-класса, появившиеся в 2000-х гг., особенно недалеко от крупнейших городов, представляют собой начало реальной субурбанизации.

Например, в Московской области их число превысило 700. Среди москвичей, даже сохраняющих городскую прописку, около 20% подмосковных коттеджей, по оценкам экспертов, используются для постоянного проживания.

Значительный приток мигрантов из других регионов России в Подмосковье отражает скорее центростремительные, чем центробежные потоки.

Главным ограничителем субурбанизации служит недостаточное развитие инфраструктуры и сферы услуг, сильно запаздывающих за строительством коттеджей. Поэтому реальная субурбанизация больше характерна для закрытых и лучше благоустроенных поселений бизнес-класса.

Сады и огороды — самый массовый тип аграрного и агро-рекреационного дачного времяпровождения горожан, распространившийся после войны вокруг всех городов.

В 1950 году в садоводческих кооперативах числилось 40 тыс. членов, а к 1990 году садовые участки имело 8,5 млн. семей, а огородные — 5 млн. Теперь «садоводов» — 14 млн. семей, а число огородов, расширившись было в начале 1990-х, теперь сокращается.

Длительные ограничения при строительстве, бедность населения и временность жилья способствовали тому, что вокруг городов возникли широкие пояса полутрущобных поселений, по площади превышающие не только сельские поселения, но и некоторые города. Правда, в последние десятилетия внешний вид этих домов облагораживается.

Покупка (наследование) сельских домов — получили распространение примерно с 1970-х годов. Но только в 1989 году горожанам разрешили официально покупать дома, а затем и землю. Здесь реальную картину выявить невозможно, так как статистики нет вовсе.

В последние годы появилась еще одна разновидность жилья горожан в деревне, которую условно можно назвать «поместье».

Дополнительно к небольшому приусадебному участку, находящемуся, как правило, в собственности хозяев, арендуется довольно обширная территория из земель администрации или колхоза.

Поместья есть и в пригородах, но там они доступны лишь самым богатым. А в глубинке вполне можно к своему участку прирезать кусок земли с хорошим видом, договорившись с местной администрацией.

В целом дача, как собирательное понятие, не есть продукт какой-то особой русской ментальности. Это результат вписывания естественной для всех народов тяги к совмещению достоинств городской и сельской жизни в конкретные исторические и географические условия России.

efa16fbb1660db63775b96b9e2f11740.jpg

Дачи разные нужны , дачи всякие важны

Бесспорно дача – настолько уникальное явление российской жизни, что самому слову нет аналогов в других языках. В этом плане оно стоит в том же ряду, что и слово "спутник" .

Но в отличие от других уникальных явлений оно динамично приобретает новые региональные черты.

Сравним два реально существующих садовых товарищества – "подмосковное" и " якутское ". Первое – " Огонек " расположено в в Московской области в часе езды от столицы второе– " Маган " - в Респуюлике Саха ( Якутия) в получасе езды от Якутска .

Первое, что отличает участки подмосковного "Огонька" - отсутствие посадок картофеля, помидор и огурцов. Это отличие – отражение более высокого уровня доходов москвичей и в целом – жителей европейской части России. Потребность в даче для них – это потребность в смене обстановки и отдыхе на природе.

Конечно, такая потребность есть и у северян . Но у них она перекрывается потребностью базового уровня – потребностью в продуктах питания, возможность вырастить которые и даёт дача.

Отсюда и функциональное назначение якутской дачи – "потребительско-доходное". Дача позволяет обеспечить натуральный прибыток к доходам за счет собственно выращенной сельскохозяйственной продукции, часть которой за счет её продажи может принять и прямую денежную форму.

Функциональное назначение подмосковной дачи – рекреационное. Дача даёт возможность реализовать потребность более высокого уровня – потребность в качественном отдыхе.

Подмосковную дачу отличает газонный вид. Его символ уже не только аккуратно скошенная, но и специально купленная культурная – газонная трава.

У якутской дачи – огородно -парниковый вид. Его символ – картофельные грядки , помидорные и огуречные теплицы , как доминирующий элемент дачного пространства.

Подмосковные дачи – символ самовыражения их владельцев, Якутские – пока что в большей степени символ их продовольственного самообеспечения.

Большинство провинциальных дач сегодня используется в первую очередь для производства продуктов питания. Дача воспринимается прежде всего как место, где надо много работать. Еще раз следует подчеркнуть, что особенно в малых городах, где дача редко выполняет функцию второго жилья, она представляет собой неотъемлемую часть повседневности.

Именно в провинции работающие члены семьи пораньше уходят со своих рабочих мест, чтобы "сходить на дачу"; именно здесь летом дети обязательно отбывают "трудовую повинность" на дачах; именно здесь по состоянию дачи судят о трудолюбии хозяев, их социальной и экономической успешности.

Провинциальные сообщества предписывают своим членам определенные нормы, регулирующие соотношение покупаемых и производимых продуктов: Вот типичное мнение моего провициального родственника "Картошку покупать, живя в таком маленьком городе, вроде и стыдно, надо вырастить самому. Вот, и даже как-то покупать, в общем, противопоказано в нашей местности".

Говоря о производительности дачных участков, следует признать экономическую нерациональность большинства таких хозяйств.

Если произвести элементарный подсчет затрат на выращивание овощей, то становится очевидна убыточность дачного производства: дешевле купить, чем вырастить. Но даже принимая во внимание финансовую нерентабельность дачи, нельзя забывать об "особенностях национальной экономики".

У многих дачевладельцев нет альтернативы: на основном рабочем месте либо не платят зарплату, либо она очень мала, либо человек вовсе безработный. Те самые деньги, на которые дешевле купить, просто негде заработать.

921d7cd16ca668bcb363a443baad3c15.jpg

Ричард Роуз утверждает, что выращивание горожанами продуктов питания – особенность "стрессовых обществ" (stressful societies).

В связи этим можно полагать столичную и провинциальную дачу как наглядный показатель дифференциации развития российских регионов.

Дача: собственность частная, а дело государственное

Дачное движение и дачная жизнь находятся под пристальным вниманием властей всех уровней. О заинтересованности государства в развитии дачного движения свидетельствует принятие программ, направленных на его развитие.

Их примером в северной российской столице является Постановление Правительства Санкт-Петербурга от 26 июня 2012 года № 649 «О программе «Развитие садоводческих и дачных некоммерческих объединений жителей Санкт-Петербурга на 2013-2015 годы».

Основные цели этой программы заключаются в создании условий для развития садоводческих и дачных некоммерческих объединений как системы рекреационных поселений, предоставляющих услуги по оздоровлению и отдыху, способствующие решению задач продовольственного обеспечения и создания предпосылок для повышения уровня и качества жизни жителей Санкт-Петербурга.

Общий объем ее финансирования ─ 1461,4 млн. рублей. Примерно треть этой суммы (582,6 млн. руб.) будет выделено из городского бюджета.

А больше половины ─ 878,8 млн. рублей ─ поступит из внебюджетных источников. Они будут сформированы за счет собственных средств участников реализации мероприятий программы ─ садоводческих и дачных некоммерческих объединений жителей Санкт-Петербурга.

Вместо заключения" Без дачи нет удачи"

Сегодня дача для большинства жителей России является своеобразным загородным домом. Всё чаще такие земельные участки приобретаются не для выращивания плодово-овощных культур, а лишь с целью проведения отдыха за пределами города.

В больших городах с развитым пригородом дачные участки также широко применяются для постоянного проживания, это особенно характерно для юга России.

В настоящее время растёт популярность строительства экологичных дачных домов. Это направление строительства дачных домов стало наиболее популярным в России в начале 2012 года, когда появилась первая строительная компания экодомов.

Несомненно, дача – такая же национальная особенность русских, как водка, баня, балет и медведи. Дачные традиции в России необычайно крепки. Для кого-то дача ─ цель, для кого-то ─ средство.

Одни все силы отдают ландшафтному дизайну своего участка, тратя на это немалую часть личных сбережений.

822dc09e6a6b889815c106ff35160736.jpg

Для других дача ─ это привлекательный и экономичный способ проведения свободного времени.

Для третьих ─ возможность сохранить и укрепить здоровье, что особенно актуально на фоне общего ухудшения экологической обстановки в городах.

Многие пытаются превратить дачу в маленькую ферму, помогающую решить проблему обеспечения продовольствием, прежде всего, свежими овощами и фруктами.

Для людей предприимчивых дача ─ выгодное инвестиционное вложение. А кто-то с разным успехом пытается совместить и то, и другое, и третье.

Российская дача -место ( пространство. территория) для внутренней эминграции.

На дачи сбегали и сбегают от занудства жен и алкоголизма мужей, на дачах укрывалисьи укрываются от идеологического вранья, проблем на работе и бытовой неустроенности. Пусть иллюзия свободы, пусть свобода ограничена забором по периметру шести соток, все равно ее здесь было больше, чем в квартирах, кабинетах, цехах.

Русская дача – особый вид национального спорта , которым фанатично занимаются абсолютно все: мужчины и женщины, старики и молодёжь, богатые и бедные.

А кроме этого есть еще не всегда в полной мере осознаваемое стремление человека к формированию индивидуализированной жилой среды. Дача была и для многих есть особая территория частной собственности и частной жизни.

Дача порой единственное место где российский обыватель может реализовать свою хозяйскую и творческую жилку, проявить индивидуальность в построении и устройстве не просто своего Дома, а своего собственного мира.

В российском металитете существует важное традиционном понятии : " Без дачи нет удачи!"

Ведь дача в России – это намного больше, чем просто участок земли с возведенным на нем жилым строением. Это целый мир, частью которого является половина российского населения.

Борис Скупов.

Комментарии