Комплексное развитие сельских территорий – приоритетное направление геополитики государства

Геополитика в России сегодня переживает свой ренессанс. О геополитике говорят не только учёные и журналисты, политики и чиновники, ну и мы, эксперты архитектурно-строительной отрасли, читатели интернет-портала «Строительный эксперт».

53ec8d8013788ea9307328672f14afda.jpg

В приличном обществе стало нормой употреблять выражения: «геополитическая обстановка», «факторы геополитики», «геополитические интересы», «геополитический кризис», «инструменты геополитики», «вопросы геополитики» и так далее.

Термин «геополитика» присутствует в официальных государственных документах: указах и посланиях президента, пояснительных записках к проектам федеральных законов. Существовал даже целый комитет Госдумы по вопросам геополитики, а Министерство образования и науки ввёло «геополитику» в качестве дисциплины высшего образования.

Традиционные представления о роли того или иного государства в геополитических процессах, основываются на скудном перечне главных параметров: национальном (в том числе продовольственном) суверенитете, державном пространственном могуществе, сбережении народа и его духовно нравственном развитии.

Выживание не только государственных образований, но и самого homo-sapiens однозначно зависит главным образом от того, сумеют ли они преодолеть пределы роста и собственного развития — экологические, демографические, ресурсные? А также сохранят о ли они и обеспечат всем и будущим поколениям чистые воздух, воду и землю.

Традиции «авторского зачина» предполагает определиться с терминами и определениями – что такое геополитика с точки зрения тех лиц, которые её профессионально используют?

«Современный экономический словарь» Райзберга, Лозовского, Стародубцевой дает следующее определение геополитики: «Это политика государства, проводимая или обосновываемая с учетом географических, экономических, демографических факторов мирового масштаба».

Геополитика – это синоним внешней политики государства, так как невозможно представить внешнюю политику как политику, проводимую без учёта географических, экономических, демографических факторов мирового масштаба.

Однако необходимо опуститься с научных высот теледебатов на грешную землю и пояснить, что «геополитика» (земля + политика) есть учение и теория, которая изучает зависимость внешней и внутренней деятельности государства от влияния географических факторов на состояние и эволюцию экономической, политической и социальной системы общества.

Географическая среда оказывала, оказывает и будет оказывать основополагающее влияние на развитие общества. Географическая среда, как условие хозяйственной деятельности общества является якорным регулятором хозяйственной специализации стран, регионов и территорий. Географическая среда служит стимулом колонизации (и не надо пугаться этого термина), пространственного развития государства и установлению его естественно-природных границ.

788dc8022b5b334d338b6f540e931bfc.jpg

Современная геополитическая дилемма

Человеческая история – наглядный пример того, как условия среды и очертания поверхности планеты способствовали или, напротив, препятствовали развитию человечества.

Если на Крайнем Севере человек вырвал у негостеприимной, суровой природы средства существования ценой мучительных усилий, то в тропиках, в райском царстве вечной зелени и сочных плодов, безграничная щедрость природы ведет человека, как заботливая мать ведет человека на детских помочах.

В XXI веке чем дальше, тем больше глобальные процессы будут определяться:

  • экологическим и биологическим выживанием человечества,
  • отсутствием или наличием новых неосвоенных земель и пределами их эксплуатации,
  • ростом народонаселения планеты,
  • усиливающейся конкуренцией за доступ к плодородной почве и чистой воде.

Эти процессы могут вылиться в очередные горячие или холодные, локальные или мировые войны. А могут, наоборот, породить новую аграрную технологическую революцию, которая эту войну остановит или предотвратит. Сейчас возможно и то и другое.

Но для России крайне важно, что в этом глобальном экологическом и демографическом противостоянии за передел планеты, нашей стране и российскому народу принадлежит особая и тяжелая роль.

«История России есть история страны, которая колонизируется, — писал Ключевский, — Область колонизации в ней расширялась вместе с государственной ее территорией. То падая, то поднимаясь, это вековое движение продолжается до наших дней».

Этот закон развития страны, сформулированный во второй половине XIX века, обладает колоссальной значимостью и сегодня. Даже в веке XXI освоение российской территории не завершено и является одной из основных задач развития государства.

Потому что сохранение целостности страны в современном мире как раз и означает способность к «колонизации», культивированию, развитию своей земли.

В силу своих природных богатств, огромных территориальных и земельных ресурсов, самых значимых на Земле запасов пресной воды наша страна практически уже вовлекается в борьбу за обладание этими геополитическими ресурсами.

9f367b972343bf782f85b73ed87f2534.jpg

Что есть государственный суверенитет и национальная (в том числе и продовольственная) безопасность?

Перейдя порог постиндустриальной революции, человечество тем не менее генетически осталось самим собой, не изменилось и в главном, Божьем предназначении. В поте лица своего оно продолжает добывать хлеб насущный.

По прежнему критерием личной свободы остается способность каждого заработать на кусок хлеба. Априори это означает способность любой страны досыта накормить себя и свое население, что и есть основа государственного суверенитета и национальной (в том числе продовольственной) безопасности.

Парадоксально и научно необъяснимо почему генетический код современной цивилизации, код высоких технологий и электронных коммуникаций зашифрован в преображении брошенного в землю зерна?

Даже познав ген человека, раскрыв секреты атомного ядра и полетев в космос, мы бессильно разводим руки перед тайной творения пшеничного колоса.

Посему мировое сообщество даже справившись со столь тревожной проблемой энергетических ресурсов и даже заменив нефть и газ какой-то новой экономической консистенцией, никогда и ничем не сможет заменить воду и хлеб и тем самым, «взять и отменить» необходимость каждый день кормить все увеличивающееся население планеты.

«Производство пищевых средств, – писал забытый нами, но почитаемый на Западе К. Маркс, – является самым первым условием жизни не только непосредственных производителей, но и всякого производства вообще». А проще говоря «Хлеб (в широком понимании – продовольствие) всему голова».

Можно, конечно, с высоты «научной мысли» внушать голодающему что «не хлебом единым» он жив и призывать его к патриотизму, духовности, «сплочению» с сытыми индивидами, призывающими к терпению во имя какой-то изобретенной ими очередной реформы или национальной идеи.

Но уже при полупустом желудке человек негативно воспринимает подобный бред, а его терпение иссякает и трансформируется в озлобление. Голодный же бунт – самый беспощадный, хотя и вполне «осмысленный».

В России, даже небольшие сбои с продовольственным снабжением лишь по отдельным продуктам (гречка, сахар и т.д.) мгновенно вызывает у населения нарастающую протестную реакцию, в то время, как, например, нехватка демократических свобод, смартфонов, ядерного оружия и прочего его особенно не обеспокоит.

74b63ecd3f1bf7a64cdd9cb08c7795be.jpg

Россия почти «пустое пространство»

На фоне всемирного демографического взрыва перед нашей страной в полный рост встала проблема «депопуляции», т.е. превышения уровня смертности над уровнем рождаемости. В перспективе ближайших десятилетий Россия рискует превратиться в «пустое пространство» и стать объектом экспансии со стороны других стран.

Сегодня население нашей страны распределено по ее территории крайне неравномерно, а сама Россия в целом — слабозаселенная страна (средняя плотность населения — 8,9 человека на кв. км).

Но если Европейская часть России по плотности населения еще сопоставима со многими развитыми странами (здесь она примерно такая же, как в США), то в азиатской части, занимающей 75 % территории страны, проживает всего 22 % населения, а плотность его чрезвычайно низка.

Демографический потенциал Сибири и Дальнего Востока явно недостаточен для освоения расположенных здесь природных богатств, да и вообще для создания экономической, социальной и коммунальной инфраструктур даже в пределах так называемой главной полосы расселения, сужающимся клином протянувшейся вдоль Транссибирской железнодорожной магистрали.

Угроза раздробления России, колонизации иными народами ее восточных территорий в значительной степени является проекцией особенностей, в том числе и сельского развития, азиатских регионов страны.

Естественно, что аграрное производство в западной части России, особенно в нечерноземной зоне, развивалось в большей степени интенсивным путем, тогда как восток представлял собой, скорее, зону экстенсивного земледелия.

Главным условием сельскохозяйственного освоения восточных территорий в советское время являлась государственная политика по перераспределению миграционных потоков на восток — на освоение Сибири и Дальнего Востока.

С распадом Советского Союза, регулирование миграционных потоков прекратилось, государственная поддержка колонизации иссякла, достаточная инфраструктура освоения пространства так и не была создана, а не успевшие укорениться на восточных землях «труженики целины» двинулись в обратном направлении.

Но проблема не только в том, что если в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке и далее сохранится тенденция уменьшения населения, а уровень жизни по-прежнему будет оставаться низким, Россия неизбежно утратит суверенитет над этими регионами. Аналогичные процессы в конечном счете грозят и остальной территории страны. Просто мы их меньше замечаем и они менее политизированы по сравнению с Дальним Востоком, внешней угрозой со стороны соседних государств.

Например, сегодня, даже по официальным данным, число сельских поселений в России, не имеющих постоянных жителей, достигло 13 тысяч, это примерно 10 % общего числа. Три четверти этих умирающих поселений находится в Центральном и Северо-Западном экономических районах. То есть в историческом центре страны. И если из них уходит жизнь, то какое же может быть будущее у России?

Несколько слов о сбережении российского аграрного капитала

Внимание: В России площадь пахотных земель, пригодных для освоения, составляет 10 % всех мировых запасов продуктивной пашни. Но Россия теряет свой земельный, аграрный потенциал. Начало этому процессу было положено еще в советское время, но он еще более усилился после распада СССР.

Если в 1960 году в пользовании сельхозпроизводителей на территории РСФСР находилось 227 млн га сельскохозяйственных угодий, то в 1990-м — уже 222 млн га, а в 2013-м — лишь 200 млн га. Еще существеннее сократились масштабы пахотных земель — со 133 млн га в 1960 году до 132 млн га в 1990 году и всего лишь 117 млн га в 2003 году. Общее же количество посевных площадей упало за период с 1990 по 2003 год на 33 млн га.

К настоящему времени эти показатели находятся на еще более низком уровне – ведь запустение земель и процесс перевода земель сельскохозяйственного назначения в иные категории активно продолжается и поныне. И все это происходит на фоне того, что в мире идет поиск ресурсов для расширения продовольственного производства.

38d3f7c7045fa15bd7db0e00121c80c7.jpg

Поиск новых земель

Можно еще повторить, что недалеко то время, когда разбрасываться миллионами гектаров пахотной и сельскохозяйственной земли станет не просто глупо, но и небезопасно.

Трудно представить, что российский «золотой земельный фонд» не останется неосвоенным. Природа не терпит пустоты. Грядущая глобальная борьба за жизненное пространство не потерпит нашего бездействия тем более.

Термина «колонизация» не надо пугаться

Видя все эти проблемы, необходимо помнить, что роль сельского хозяйства и сельского освоения территории государства является ключевой.

Даже бегло взглянув на историю России, мы увидим, что крестьянская колонизация страны, освоение земледельцем и казаком новых территорий и районов империи всегда были мощнейшим ресурсом укрепления и развития российской государственности.

Уже в начале XX века именно патронируемая государством крестьянская экспансия в Сибирь рассматривалась тем же Столыпиным как важнейший механизм развития капитализма в России, а также решения крестьянского малоземельного и общинного вопроса. Эти исторические тенденции и закономерности имеют понятное логическое объяснение.

Только сельское хозяйство, которое характеризуется высокой степенью пространственной освоенности и низкой концентрацией производства, гарантирует заселенность значительной территории государства.

Заселенность территории, необходимость эффективной организации сельскохозяйственного производства на данной территории стимулируют возникновение коммуникаций, что позволяет связывать периферийные районы страны с центральными областями. Подобное социальное и инфраструктурное освоение регионов в действительности является главным двигателем развития и укрепления государства.

Ведь любому «геополитику» известно, что лучшее и наиболее эффективное средство сохранения государства и его суверенитета — это богатое, процветающее и многочисленное население, работающее на своей земле.

Перед лицом сегодняшних проблем и задач нового развития капитализма в России, в том числе сельского, аграрного капитализма, эти принципы необходимо заучить назубок.

Всем надо понять, что растущая и хорошо развитая сеть местных, в том числе сельских дорог — это не только альтернативная занятость на селе, развитие торговли и сферы обслуживания, возможность развития агротуризма, гарантия того, что «скорая помощь» доедет вовремя. Это еще и целый ряд других, не менее, а то и более важных следствий и преимуществ для внутренней геополитики государства.

Вместе с дорогами развивается вся инфраструктура — связь, газификация, жилье. Появляются возможности формирования качественно иного рынка труда, повышения трудовой мобильности населения. Возникают новые плацдармы для более интенсивного и полного освоения труднодоступных или же ранее заброшенных земель и в целом для повышения уровня контроля над территорией собственной страны.

Наконец, развитие инфраструктуры напрямую работает на снижение издержек сельскохозяйственного производства, повышение товарности сельского хозяйства, создание новых рынков и конкурентоспособность нашего крестьянина в глобальной гео-экономике.

Сегодня на государственном уровне остро необходимо осознание того, что аграрная политика — это не только политика развития одной отрасли экономики. Это еще в полной мере и политика сохранения и освоения территории государства, политика сбережения страны и сбережения народа, политика национальной безопасности. Иначе в России продолжится печальный и трагический процесс формирования устойчивых очагов постоянной и непреодолимой сельской бедности. 

В стране будут расти и множиться внутренние «регионы третьего мира» — своеобразные черные дыры в социально-экономической и политической ткани нашего общества. И с каждым новым циклом: «неэффективность сельского хозяйства и инфраструктуры — бедность людей — сокращение населения деревни» — в этих «сельских гетто» будут растворяться надежды России на развитие и конкурентоспособность в XXI веке. 

Чтобы всего этого не произошло, России необходимо решить поистине фундаментальную социологическую проблему — обеспечить возвращение людей в деревню.

af16dc43d58802160467e01a4c2c5aa4.jpg

Как создать гармоничный баланс города с деревней?

В советское время был такой достаточно известный лозунг — о «выравнивании города и деревни». Однако дело тут не только в том, чтобы создать на селе сопоставимый с городом уровень жизни и доходов населения.

Необходимо еще, а то и в первую очередь, создать на селе совершенно иное качество и комфортность жизни, обеспечить полноценные возможности для самореализации человека не только в аграрном производстве, но и в любых других сферах.

У сельской жизни в наше время есть целый ряд очевидных и ценных преимуществ — семейных, экологических и духовно нравственных. В современном мире — это важнейшие факторы социального самочувствия человека.

И было бы обоснованным предполагать, что, при прочих равных условиях эти самые преимущества жизни на селе могли бы подвигнуть многих людей переселяться в деревню, спасаться от давления мегаполисов в «одноэтажной» пригородной и сельской России.

Подобные процессы начинают сегодня происходить в тех же странах Европы. Уровень жизни и качество развития инфраструктуры на селе обеспечивают здесь необходимый комфорт и пространство для самореализации человека. Жизнь в городе больше не является для этого необходимым условием.

Вот бы и нам «выравнивать» сегодня нужно не только экономические условия существования в городе и деревне, но всю инфраструктуру жизни, качество «жизненного пространства» сельской территории. Говоря пушкинскими словами, нужно вновь превратить деревню в «приют спокойствия, трудов и вдохновенья».

Массовый сельский средний класс, массовый «сельский буржуа» — именно то, что сегодня нам нужно прежде всего.

Заключение

«Городу без села не прожить. И это уже вопрос геополитический, связанный с тем, как нам сохранить контроль над громадными территориями нашей страны».

На политической карте мира Россия стоит особняком, но при этом четко вписана в глобальный контекст. Было бы ошибкой считать такое положение временным, краткосрочным, после которого установится прежний порядок отношений — примирение с Западом вплоть до новой попытки интеграции или восстановление былого единства советско-имперского пространства.

Размежевавшись с современной политической Европой, Россия не отворачиваться ни от нее, ни от мирового Запада в целом, а также не стремится в отместку за «непонимание» ее интересов стать частью Азии или пытаться сколотить антиамериканский альянс с Китаем.

Вместо резких поворотов лицом или спиной, Москва стремится приводить внешнюю политику страны в устойчивое равновесие между мировым Востоком и Западом, Севером и развивающимся Югом.

Следуя примеру великого канцлера А.М. Горчакова, стоит заявить: «Россия самоопределяется», хотя до конца этого пути еще далеко.

А очередным шагом национального самоопределения станет реализация Государственной программы «Комплексного развития сельских территорий на 2020-2025 годы».

Борис Скупов

Комментарии