Гинзбург Семен Захарович – сталинский нарком оборонных строек

Несмотря на небывалый размах довоенного капитального строительства в СССР до 29 мая 1939 г. отсутствовал единый орган, который бы непосредственно руководил этим процессом. С вышеуказанной даты в Правительстве страны был образован Народный комиссариат по строительству (НКСтрой). Был и человек, который первый с 16 июня 1939 г. возглавил его и руководил им до 19 января 1946 года.

Гинзбург Семен Захарович (21.10.1897–15.05.1993) — советский государственный и хозяйственный деятель. Инженер-строитель, действительный член Академии строительства и архитектуры СССР (с 1957).

Член КПСС 1917-1991 гг. Избирался членом ЦК ВКП(б) в 1930-1934 гг., депутатом Верховного Совета СССР в 1937-1950 гг.

Награжден пятью орденами Ленина, Орденом Октябрьской революции, двумя орденами Трудового Красного Знамени, Орденом Дружбы народов, медалями.

Его большая трудовая жизнь, включая руководящую деятельность, не была «усыпана одними розами», а прошла через ряд осложнений разного масштаба и характера. И надо было обладать твердой силой духа, убежденностью в своей правоте и стойкостью, чтобы «не сломаться», достойно преодолеть все трудности огорчения и лишения.

При написании этой статьи были использованы труды С.З. Гинзбурга «О прошлом- для будущего», «Наркомстрой в годы войны», а также материалы его интервью данные профессору Куманеву Г.А в 1986 году (Говорят сталинские наркомы).

Строки из биографии

Семен Гинзбург родился 21 октября 1897 года в Минске в семье служащего лесной конторы.

«Я вырос в Минске – вспоминает Семен Захарович, – Семья наша жила в маленьком деревянном домике на окраине города. Очень люблю город своего детства, и в памяти моей немало встреч с ним в разные времена».

В марте 1917 года С.З. Гинзбург вступил в РСДРП(б) и вскоре стал секретарем Жиздринского Совета Калужской губернии. В 20 лет он уже работал в Московском областном Совете, а затем вступил в Красную армию.

В Воронеже в политотделе 8-й армии юный Семен Гинзбург становится заведующим информационным и учетным отделом. Весной 1919 года 21-летнего политработника назначают на ответственный пост комиссара Военно-хозяйственной академии, которая размещалась в Москве.

Выбор профессии

Незаурядный юноша понимал, что не имея систематического высшего образования, далеко по жизненному пути не шагнешь. А тут ему попадается на глаза книга Гарина-Михайловского «Инженеры», где описывался труд инженера-строителя железной дороги. Семена захватила романтика полевой жизни и он твердо решил, что будет инженером и не просто им, а инженером-строителем.

И вот 1 сентября 1921 г. эта мечта стала исполняться: Гинзбург поступил в Московское высшее техническое училище на инженерно-строительный факультет. Это были очень трудные для всей страны годы, первые годы послевоенной разрухи. Студентам приходилось нелегко: в аудиториях холодно, в студенческой столовой кормили скудно, о каком-либо транспорте приходилось лишь мечтать. Но учились студенты с большим удовольствием, даже радостью.

МВТУ было потом преобразовано в физико-техническое училище, где много внимания уделялось практической деятельности. Уже после 2-го курса почти все студенты работали на производстве, где осваивали технику, строительное дело и многое другое.

Так что с молодых лет будущему наркому довелось заняться строительством, познать его специфику, многие его тонкости. Постепенно накапливались знания, приобретался опыт.

По окончании в 1927 г. МВТУ им. Н. Э. Баумана Гинзбурга оставляют в аспирантуре и поручают читать лекции по курсу «Конструкции».

Одновременно началось его сотрудничество в аппарате ЦКК-РКИ, куда он был привлечен в качестве общественного консультанта по вопросам строительства.

fcebcc6da673d7b96aaa4333806e6648.jpg

Работа под началом Серго Орджоникидзе

В 1929 г. нарком Рабоче-крестьянской инспекции СССР, заместитель председателя СНК и Совета Труда и Обороны СССР Григорий Константинович Орджоникидзе (Серго), предложил знающему молодому специалисту и толковому организатору перейти на постоянную работу в ЦКК-РКИ.

С этого момента вплоть до последнего дня жизни Серго Гинзбург работал под его непосредственным руководством в ЦКК-РКИ, ВСНХ и Наркомате тяжелой промышленности, в котором являлся начальником Главного управления строительной промышленности и промышленности стройматериалов, а затем и заместителем наркома.

Во главе Комитета по строительству при СНК СССР

Несмотря на небывалый размах строительства, в Советском Союзе отсутствовал единый орган, который бы непосредственно руководил всем этим процессом, включая разработку и утверждение обязательных норм и правил проектирования, составление смет и цен на монтаж оборудования и т. п.

9d988b43b6bcf0d43b2a74b47ffc295b.jpg

И вот 26 февраля 1938 г. правительство выносит постановление «Об улучшении проектного и сметного дела и об упорядочении финансирования строительства».

Этим постановлением наряду с принятием ряда важных мер был учрежден Комитет по делам строительства при Совнаркоме СССР. Председателем комитета назначили С.З Гинзбурга.

Но уже в октябре 1938 г. парткомом этого Комитета Семен Захарович был исключен из партии за «полную потерю классовой бдительности, отрыв от партийной жизни и за неискренность».

Он ожидал ареста, но за него вступился А.Микоян, да и у Сталина сложилось хорошее впечатление от деятельности Гинзбурга. В феврале 1939 г. партколлегия отменила это решение, заменив его строгим выговором. До мая 1939 г. он продолжал возглавлять Комитет по делам строительства с этим взысканием.

Работа на посту наркома по строительству 1939-1946 годы

Международная обстановка, сложившаяся к концу 30-х гг., потребовала принятия неотложных мер по повышению обороноспособности Советского государства, в том числе ускорения строительства новых предприятий оборонного значения.

Осуществлять эти крупномасштабные работы без повышения уровня руководства строителями и без коренного улучшения всего строительного дела было невозможно.

С этой целью на состоявшейся в мае 1939 г. сессии Верховного Совета СССР был обсужден вопрос о образовании общесоюзного Народного комиссариата по строительству. С докладом по данному предложению выступил заместитель Председателя СНК СССР А. И. Микоян. Он обосновал необходимость создания нового наркомата, определил объемы его работы и основные задачи.

Вполне резонно и сегодня может возникнуть вопрос: а чем плох был Комитет по делам строительства при Совнаркоме СССР? Была ли необходимость учреждать какой-то параллельный, возможно, дублирующий орган?

Но дело все заключалось в том, что функции комитета ограничивались проблемами проектирования и типизации строительства. Прямым же руководством деятельностью строительных организаций и их координацией комитет не занимался. Создалось такое положение, что каждый наркомат сам строил себе заводы и фабрики и имел под своим контролем десятки строительных трестов. Все это привело к чрезмерному распылению строительной индустрии.

Вскоре Гинзбурга вызвали на прием к Сталину и предложили возглавить Наркомстрой. Стараясь подавить охватившее волнение, он ответил:

«Конечно, для меня – большая честь стать первым наркомом по строительству. Я высоко ценю оказанное мне Ваше доверие, товарищ Сталин, доверие Центрального Комитета партии и понимаю, какая на меня возлагается большая ответственность.

Ведь требуется незамедлительно собрать наркомат из отдельных «кирпичиков», разбросанных по промышленным отраслям, и на этой основе организовать сложный инженерный и хозяйственно-экономический аппарат. Я постараюсь приложить все свои силы, опыт и знания, чтобы достойно справиться с порученным делом.

Но как коммунист хочу напомнить, что в феврале нынешнего года партколлегия, отметив как несправедливое и ошибочное решение парткома комитета по делам строительства о моем исключении из ВКП(б), заменила его строгим выговором. Так что у меня имеется партийное взыскание».

После этих слов Сталин коротко заметил:

«Члены Политбюро ЦК знают об этом, товарищ Гинзбург. Вот Вы на новом высоком и ответственном посту всем и докажите, что и это наказание было чересчур строгим и тоже ошибочным, а пока – люди с туберкулезом живут и отлично работают – поживите с выговором».

16 июня 1939 г. Гинзбург стал первым наркомом недавно образованного Народного комиссариата по строительству СССР.

Наркомстрой проводит мобилизационные мероприятия

Через неделю после фашистской агрессии в Кремль были вызваны руководители промышленных наркоматов и ряда важнейших хозяйственных учреждений. В Овальном зале с кратким сообщением к нам обратился Сталин. Все присутствовавшие стояли.

Откровенно заявив об очень трудном положении, создавшемся на фронте, он предложил в первоочередном порядке отправить на Урал и ввести в действие броневые станы, которые необходимы для производства танковой брони.

Станы требовалось срочно снять с Кировского завода в Ленинграде и с Мариупольского металлургического завода имени Ильича. На установку ленинградского стана на Нижне-Тагильском заводе отводился чрезвычайно короткий срок – всего лишь два месяца.

В связи с военной обстановкой, назрела необходимость коренным образом изменить строительные организации, то есть превратить в их мощные военно-строительные подразделения.

Примерно через неделю после начала войны, коллегия Наркомстроя вошла в правительство с предложением создать на базе действующих трестов и других строительных организаций особые строительно-монтажные части – ОСМЧ, которым поручалось бы выполнение наиболее срочных правительственных заданий по строительству предприятий оборонной промышленности и оборонительных сооружений, а также форсированное восстановление объектов, пострадавших в ходе войны.

2289a4a642ccc517dbba1c380ffcfb71.jpg

Будучи по своему характеру высокомобильными организациями ОСМЧ по мере необходимости могли перебазироваться с одних строек на другие. Вся их деятельность должна была основываться на строгой военной дисциплине и оперативности.

8 июля 1941 г. ГКО вынес об этом специальное постановление. Согласно решению ГКО на положение ОСМЧ переводилось более 90% строительных и монтажных организаций Народного комиссариата по строительству. Всего было создано 100 крупных ОСМЧ, укомплектованных квалифицированными строителями и монтажниками общей численностью 400 тыс. человек. Помимо этого в случаях крайней необходимости ОСМЧ доукомплектовывались еще и рабочими батальонами.

ОСМЧ представляли собой новое слово в строительном деле, демонстрируя, пожалуй, наиболее удачный пример военной перестройки данной отрасли отечественной индустрии.

Во время военного лихолетья

Чтобы подробно рассказать о поистине славных и доблестных делах советских строителей в военные годы, потребовались бы многие десятки томов.

c18c57ccb0206b5d6fd5b20719906f23.png

Ведь по существу всюду они работали с максимальной отдачей сил, будь то демонтаж эвакуируемых предприятий, их монтаж и пуск в действие на Востоке страны, сооружение новых объектов в тыловых районах или возрождение на освобожденной территории СССР разрушенных захватчиками заводов и фабрик, электростанций, железных дорог, жилого фонда и т. п.

В конце декабря 1941 г. ГКО поставил перед Наркомстроем СССР задачу – на базе перемещенного на Урал из Подмосковья оборудования завода «Электросталь» построить на новом месте в пос. Чебаркуль крупное предприятие черной металлургии. Требовалось сдать этот завод в эксплуатацию не позднее 15 марта 1942 г., т. е. соорудить его всего за 75 дней.

Непосредственное руководство строительством Государственный Комитет Обороны возложил на Гизнзбурга, как народного комиссара.

О масштабах предстоящей работы говорили хотя бы такие данные. В небывало сжатые сроки надо было соорудить здания общей площадью 62 тыс. м2 и объемом 400 тыс. м3, выполнить огромный объем земляных, бетонных и железобетонных работ, возвести промышленные печи, произвести монтаж 6 тыс. тонн сложного технологического оборудования и т. д. Причем все это предстояло осуществить в условиях суровой уральской зимы, при 45-градусном морозе.

Был разработан план и четкий порядок возведения этого объекта. Его строительство и монтаж были развернуты на хорошем инженерно-техническом уровне и высокими темпами.

d98e8267f3f90d45b1c94a3d48245adb.png

Бригады плотников, арматурщиков, бетонщиков, соревнуясь между собой, перекрывали задания, в результате чего первый фундамент под самый мощный агрегат «201–5» соорудили почти на двое суток раньше, чем было предусмотрено графиком. Многие рабочие и командиры ОСМЧ сами перешли на казарменное положение и круглосуточно находились там, где решался успех дела. 15 марта 1942 г. Чебаркульский завод был досрочно введен в эксплуатацию.

Решение о е сооружении Челябинского трубопрокатного завода было принято Государственным Комитетом Обороны 13 апреля 1942 г. Непосредственное выполнение этой задачи ГКО возложил на особую строительно-монтажную часть Наркомстроя – ОСМЧ-22.

Несмотря на все сложности и возросший объем строительных работ, коллектив ОСМЧ-22 трудился очень слаженно и эффективно. Об этом можно судить хотя бы по тому, что месячная производительность достигла в среднем 10–12 тонн конструкций на каждого рабочего. Чтобы понять, насколько она была высока, сообщаю Вам, что в настоящее время в среднем в стране она составляет 4–6 тонн конструкций на рабочего в месяц.

Не удивительно, что строители справились с заданием Государственного Комитета Обороны. В январе 1944 г. в газетах был опубликован их рапорт об этом Председателю ГКО.

В ответной приветственной телеграмме, Сталин отметил, что в трудных условиях военного времени строители и эксплуатационники завода «своей образцовой работой, применением передовых методов строительства в исключительно короткие сроки создали новую базу по производству труб для нужд военной и нефтяной промышленности...»

За разработку и внедрение новых методов строительства мартеновских печей на Челябинском трубопрокатном заводе многие строители удостоились правительственных наград, а А.С. Сахно, М.А. Шильдкрату и М.Н. Чудану была присуждена Сталинская премия.

Сооружение подводного трубопровода через Ладожское озеро

Строители доблестно трудились не только в глубоком тылу, но и в прифронтовой полосе. Это небольшая по времени, но сложнейшая по осуществлению история сооружения подводного бензопровода (трубопровода) протяженностью 30 км по дну Ладожского озера для снабжения горючим блокадного Ленинграда.

Проведение этой сложной и опасной работы было поручено особой строительно-монтажной части Наркомата по строительству совместно с ЭПРОНом Балтийского флота.

На укладку трубопровода и его введение в действие отводилось 1,5 месяца. А ведь его трасса проходила вблизи фронта и находилась в зоне активных действий авиации и артиллерии противника. Вражеские бомбежки и обстрелы тормозили проведение работ и приводили к большим человеческим жертвам.

8fa939fe2f7e86c4fdf6bd4cd25c42e8.png

И эта сложнейшая задача, несмотря на многочисленные трудности, была успешно решена. На прокладку бензопровода строителям потребовалось всего 50 дней. Он безотказно действовал, снабжая Ленинград горюче-смазочными материалами в течение 20 месяцев, вплоть до прорыва вражеской блокады.

Такими же ударными стройками военных лет были домны на Магнитогорском и Чусовском заводах, автомобильные заводы в Ульяновске и Миассе, Алтайский тракторный завод в Рубцовске и «Сибмаш» в Красноярске, ряд авиационных и танковых предприятий, заводы химической промышленности, по производству стрелкового вооружения и боеприпасов, а также многие десятки других.

Восстановительные работы

Еще в самом разгаре была тяжелая, кровопролитная война, требовавшая от народа громадных средств и величайшего напряжения, а в прифронтовых и первых освобожденных районах страны начались восстановительные работы.

Масштабы и объем этих работ по мере изгнания немецко-фашистских захватчиков с советской земли непрерывно возрастали, как возрастали и размеры ущерба, причиненного врагом Советскому государству. Наиболее ярко это проявилось на примере Сталинграда.

2 февраля 1943 г. капитулировала вражеская группировка под Сталинградом, а через несколько дней на Сталинградский тракторный завод (СТЗ) и в город пришли первые восстановители – в основном молодежь, никогда ранее не работавшая на стройках.

62474e1fa06e1e5bb2e1d76d7a62bf18.png

Для оперативного решения сложных задач по возрождению Сталинграда в Наркомстрое были дополнительно созданы две Особые строительно-монтажные части – ОСМЧ-14 и ОСМЧ-25 под общим руководством Ф.Д. Дагаева.

Условия восстановления городских зданий, жилых домов, тракторного завода и других предприятий были невероятно трудным делом. Сталинград на протяжении всех 50 км вдоль правого берега Волги был полностью уничтожен.

Не сохранилось ни одного дома, где можно было бы разместить прибывавших на строительство людей. Пришлось в первое время использовать подземные тоннели, которые во многих местах были залиты канализационными стоками и нефтепродуктами. Люди размещались в землянках и трофейных полуразбитых автобусах, брошенных армией пленного фельдмаршала Паулюса.

Вся наша многонациональная Родина оказывала широкую помощь тем, кто восстанавливал Сталинград. К лежавшему в руинах городу непрерывным потоком поступали строительные материалы, продовольствие, одежда, спальные принадлежности, медикаменты. Сюда же направлялись автомашины, станки, механизмы, краны, экскаваторы и другая строительная техника.

Строители работали здесь так же доблестно, как возводили в рекордные сроки оборонные объекты. Большую самоотверженность проявило местное население. Были созданы бригады добровольцев-строителей, которые по примеру жены фронтовика, работницы детсада А. Черкасовой, трудились на городских стройках в свободное от основной работы время и в выходные дни.

Главное внимание восстановители уделяли возрождению промышленной мощи Сталинграда. И вот несколько памятных дат. 31 июля 1943 г. выдала плавку металла первая восстановленная мартеновская печь на заводе «Красный Октябрь», через месяц была получена первая тонна проката на восстановленном прокатном стане. 2 ноября Сталинградский тракторный завод выпустил первый мощный дизель, а 17 июня 1944 г. с большого конвейера сошел первый опытный трактор СТЗ-3.

Такими же темпами шло восстановление других предприятий, учреждений и жилых домов героического города на Волге.

Послевоенная деятельность

Через несколько месяцев после окончания войны он становится во главе нового Наркомата по строительству военных и военно-морских предприятий СССР, а в марте 1947 г. – министром промышленности строительных материалов СССР.

Но на этом его перемещения не закончились: вскоре он переводится в Министерство строительства предприятий машиностроения СССР, но уже заместителем министра, с марта 1951 г. – первым заместителем, а ровно через два года – заместителем министра нефтяной промышленности СССР.

Наконец, с февраля 1955 г. по июль 1970 г. до выхода на пенсию Семен Захарович последовательно работает первым заместителем министра строительства предприятий нефтяной промышленности СССР, заместителем председателя Госстроя СССР и председателем Стройбанка СССР.

Как и ряд других наркомов военных лет, он принял деятельное участие 7 мая 1971 г. в работе Всесоюзной научной сессии «Советский тыл в Великой Отечественной войне».

С этого времени Семен Захарович поддерживал постоянные тесные связи с военно-историческим научным подразделением Института истории СССР АН СССР, выступал с воспоминаниями о минувшем, был консультантом при подготовке трехтомного труда по истории советского тыла 1941–1945 гг. и т. д.

Заключение

«Во время войны строитель делит славу с воином», – метко и справедливо заметила газета «Правда» в одной из статей, опубликованных на ее страницах в суровые военные годы.

Великую Отечественную войну Советского Союза невозможно сравнить ни одна из предшествующих войн в мировой истории ни по громадным людским потерям, ни по объему превращенных в руины и пепел материальных ценностей.

Скорейшее восстановление пострадавших от вражеского воздействия сотен и тысяч городов и сел СССР имело в условиях продолжавшейся тяжелой войны первостепенное значение.

Не только восстановлением того, что было в стране, чем располагал народ перед вражеским нашествием занимались советские строители.

Интересы разгрома немецко-фашистских захватчиков потребовали также развертывания в широких масштабах нового строительства: сооружения новых предприятий, железных дорог, шахт, рудников и других промышленных и сельскохозяйственных объектов, а также учреждений культуры и науки и, конечно, жилищного строительства.

Из сложнейших испытаний военного лихолетья Семен Захарович Гинзбург вышел с честью и его вклад в победу представляется достаточно весомым.

Борис Скупов

_______________________________

Используемая литература:

Гинзбург С.З. О прошлом — для будущего. М.: Политиздат, 1984.
Куманев Г.А. Говорят сталинские наркомы М.: Политиздат, 1987.

Комментарии