80 лет назад казаки спасли Москву

Как казаки генерала Белова остановили танки Гудериана

5 декабря сего года российская общественность и благодарные москвичи будут отмечать одну из важнейших дат в отечественной истории – 80 лет начала контрнаступления советских войск под Москвой.

d03e1b1ce3fc27bb5e125cd5326cdb9e.jpg

В любом справочном издании о Великой отечественной войне можно прочитать следующие строки: «На рассвете 5 декабря 1941года, вопреки всем прогнозам фельдмаршала фон Бока о невозможности перехода советских войск в большое контрнаступление, соединения левого крыла Калининского фронта, а в 14 часов — и правого фланга 5-й армии Западного фронта – нанесли удары по врагу». Теперь 5 декабря мы отмечаем, как День воинской славы России.

Однако мало кто знает, что еще за неделю до официальной даты действительно страшного и отрезвляющего удара по немецким агрессорам, советский кавалерийский генерал Павел Алексеевич Белов со своими казаками уже гнал врага. 1-ый гвардейский кавалерийский корпус в районе подмосковных Ступина и Каширы малыми силами, по сути дела, уничтожил 2-ю танковою группу знаменитого Гейнца Гудериана – основателя германских танковых войск.

Это на самом деле удивительные страницы отечественной истории. Истории, которой можно и должно гордиться. И она стоит того, чтобы мы сегодня познакомились с этими страницами.

e640cf9239cc936424448be3a2b2cee3.png

Легенда кавалерии РККА

В авторитетном справочнике «Разгром немецко-фашистских войск под Москвой» под редакцией Маршала Советского Союза В.Д. Соколовского, генерал Белов Павел Алексеевич упоминается на 45 страницах! Потом идёт Гудериан – 22 страницы. Даже по этим цифрам Белов переиграл своего оппонента в два раза.

Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин за глаза называл Белова «Спасателем», а его казаков именовал «Пожарной командой» Красной Армии. Он всегда звонил ему лично, обязательно интересовался здоровьем Белова и только с ним обсуждал положение частей до эскадрона включительно.

Но это оценка советской стороны. Враг при упоминании имени лихого кавалериста впадал в истерику. Начальник генерального штаба Вермахта генерал-полковник Гальдер в своем дневнике упоминает генерала Белова более 60 раз, а вот Жукова в 10 раз меньше.

БЕЛОВ Павел Алексеевич [6(18).02.1897 г., – 3.12.1962 г., родился в г. Шуя Шуйского уезда Владимирской губернии, советский военачальник, генерал-полковник (1944). Герой Советского Союза (15.01.1944). Награждён 5 орденами Ленина, 3 орденами Красного Знамени, 3 орденами Суворова 1-й ст., орденом Кутузова 1-й ст., медалями; монгольским орденом Красного знамени, польскими – «Виртути Милитари» и «Крест Грюнвальда».

Родился будущий общепризнанный «полководец поля боя» генерал-полковник Рабоче-крестьянской Красной Армии в обычной русской семье. На военную службу поступил в возрасте 21 года, когда Первая мировая уже начинала закачиваться.

Принимал активное участие в Гражданской войне на стороне большевиков. Вступил в 1925 году в партию. Амбициозного и талантливого кавалериста заметили и отправили учиться в Военную Академию им. Фрунзе, которую он с успехом окончил в 1933 году.

В 1941 году Белову было 44 года, и он в звании генерал-майора командовал 2-м кавалерийским корпусом. Нападение гитлеровцев корпус встретил в районе Тирасполя. И очень быстро и немцы, и их союзники румыны поняли, что столкнулись с очень серьезным противником. Белов чрезвычайно умело распоряжался своими ограниченными средствами: бил больно и тут же осуществлял маневры, не давая загнать себя в ловушку.

Интересно, что когда-то первым командиром этого корпуса был сам Григорий Иванович Котовский. Белов своей лихостью герою Гражданской войны ничуть не уступал, а в военных навыках даже превосходил его.

С июня 1942 года П.А. Белов – командующий 61-й армией. Участник летних частных операций 1942 года и Орловской наступательной операции в Курской битве, где армия Белова разбила крупную немецкую группировку у города Болхов и 29 июля 1943 года освободила его.

После войны генерал-полковник П.А. Белов последовательно командовал войсками Донского ВО и СКВО (1946–1948 гг.). После окончания ВАК при Высшей военной академии им. К.Е. Ворошилова назначен командующим войсками Южно-Уральского ВО. С мая 1955 г. – председатель ЦК ДОСААФ. С сентября 1960 г. в отставке. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Танковый гений гитлеровского Вермахта

Он придумал немецкие бронетанковые войска, демонстрировал высокую боевую эффективность, которой, кроме него, мог похвастаться разве что Эрвин Роммель, и, тем не менее, последнее свое повышение в звании он получил в 1940 году, став генерал-полковником.

Хайнц Ви́льгельм Гудéриан 17 июня 188814 мая 1954) — генерал-полковник немецкой армии (1940), генерал-инспектор бронетанковых войск (1943), начальник Генерального штаба сухопутных войск (1945), военный теоретик, автор книги «Воспоминания Солдата» (H. Guderian "Erinnerungen eines Soldaten" — Heidelberg, 1951).

Один из пионеров моторизованных способов ведения войны, родоначальник танкостроения в Германии и танкового рода войск в мире. Имел прозвища Schneller Heinz — «Быстроходный Хайнц», Heinz Brausewind — «Хайнц-ураган».

Стратегический замысел врага

30 сентября 1941 года, 80 лет назад, началось наступление немцев на Москву. Эта операция носила кодовое наименование «Тайфун».

272448c29b4924e2dce2d1ce3407dfad.jpg

Немецкие войска под Москвой, осень, 1941 год

Потеряв несколько недель на окружение советских войск под Киевом, германское командование стремилось быстрее наверстать упущенное. Один из главных противников поворота на украинскую столицу, командующий 2-й танковой группой Гейнц Гудериан, смог добиться привилегии начать операцию раньше других, тогда как главные силы группы «Центр» немецкой армии согласно плану переходили в наступление 2 октября.

Опережение давало «быстрому Гейнцу» ряд преимуществ. Во-первых, в его распоряжении оказалась пара дополнительных дней хорошей погоды. Во-вторых, наступление 2-й танковой группы получало поддержку всей авиации немецких войск на центральном направлении.

Но, как и у всякой медали, опережение имело свои недостатки: против Гудериана мгновенно были брошены первые резервы советской Ставки.

Противником 2-й танковой группы, точнее всего южного крыла «Центра», являлся Брянский фронт, который в тот период возглавлял генерал-полковник Андрей Еременко. Войска под его командованием занимали оборону на участке 330 км. 27 сентября 1941 года фронт получил директиву Ставки с предупреждением о возможном наступлении противника

Годы спустя видный советский штабист генерал армии Леонид Сандалов, сам воевавший тогда на Брянском фронте, сетовал, что не удалось вскрыть замысел противника, хоть в ретроспективе он казался очевидным: «Рассматривая теперь обстановку с открытыми картами, приходишь в недоумение: как мы не смогли разгадать тогда намерений противника?»

Сандалов, словно загибая пальцы, перечислял: «Лучшего района для наступления танковой группы на Москву, чем район Глухов, Новгород-Северский, Шостка, не найти. Путь оттуда на Орел, Тулу был кратчайшим. Десну форсировать не нужно. Брянские леса остаются севернее».

Очевидным это казалось, конечно, с высоты опыта всей войны. В 1941 году размах наступательных операций немцев оставался еще не до конца осознанным в советских штабах. Тем более под Брянском немцы выбрали не вполне обычный маневр с окружением двумя группами войск разной подвижности и ударом на разную глубину.

Правда, расчет Гудериана на приоритетную воздушную поддержку не оправдался. Переменчивая осенняя погода преподнесла сюрприз: с утра 30 сентября советские позиции были затянуты туманом, да и подняться в воздух немецким бомбардировщикам не представлялось возможным.

3 октября немецкие танки ворвались в город Орел, который располагался глубоко в тылу Брянского фронта.

Атака фланга и тыла войск Еременко развивалась одновременно: на город наступала пехота, а танковая группа прорывалась к ней навстречу. Уже утром 6 октября в тылу 50-й армии 18-й танковой дивизией был взят город Карачев, позже немецкая 17-я танковая дивизия вышла к Брянску с тыла и захватила его. После удара немецкой 2-й полевой армии с запада 9 октября котел замкнулся. Андрей Еременко был вынужден отдать приказ о бое «с перевернутым фронтом» — пробиваться теперь следовало на восток. Сам Еременко с частью своего штаба присоединился к одной из колонн.

Часто пишут о том, что немцев под Москвой остановила распутица. Однако труднопроходимые дороги вследствие непогоды мешали обеим сторонам. Для отступающих частей Красной армии застрявший или израсходовавший горючее грузовик терялся безвозвратно, тогда как наступающие немцы оставляли технику в своем же тылу.

Гейнц Гудериан был видным теоретиком использования танковых войск и человеком, который много сделал для их строительства в Третьем рейхе. Однако оценки его способностей самому вести танковые соединения в бой не столь однозначны. Уже в первых сражениях под Минском именно на участке 2-й танковой группы кольцо окружения советских войск было наименее прочным и плотным. Этим воспользовались многочисленные организованные группы окруженцев, которые просочились в Припятскую область и вышли к своим.

Идентичная картина наблюдалась и под Брянском осенью 1941 года. Для создания внутреннего фронта окружения Гудерианом были задействованы только три дивизии 47-го моторизованного корпуса. Это позволяло наиболее организованным отрядам прорываться к своим и даже наносить по дороге удары тылам ушедших далеко на восток танковых дивизий немцев. Позже в своих мемуарах Гудериан признавал наличие брешей в не слишком умело сформированном котле.

В целом же немецкие окружения под Вязьмой и Брянском осенью 1941-го стали большой человеческой трагедией, обернувшись гибелью целых фронтов и серьезной потерей техники. Однако вермахту уже более ощутимо дали понять, что он утратил свои ударные возможности: бои неуклонно подтачивали и состав пехоты, и численность танкового парка. Тем не менее Орел и Брянск были взяты довольно легко и оставались в руках немцев до 1943 года.

Но следующей была Тула, уже в октябре ставшая для Гудериана крепким орешком, разгрызть который ему оказалось не по силам.

Так было 80 лет тому назад

10 сентября начальник Генштаба маршал Шапошников отдал приказ о переброске с Южного фронта второго кавалерийского корпуса Белова. И корпус немедленно двинулся походными колоннами, совершая марш в четыреста километров через Полтаву, по украинским проселкам, под открытым небом, где хозяйничали фашистские самолеты.

Удар «конной армады» за один день до падения Киева немцы, несмотря на превосходство, все же ощутили. Генерал Гейнц Гудериан, нареченный фюрером «танковым богом» и «быстроногим Гейнцем» так будет вспоминать об этом: «18 сентября сложилась критическая обстановка в районе Ромны…

Свежие силы противника – девятая кавалерийская дивизия и еще одна дивизия совместно с танками – наступали с востока на город тремя колоннами, подойдя к городу на расстояние 260 метров. С высокой башни тюрьмы, расположенной на окраине города, я имел возможность хорошо наблюдать, как противник наступал… Угрожающее положение города Ромны вынудило меня 19 сентября перевести свой командный пункт обратно в Конотоп.

Генерал фон Гейер облегчил нам принятие этого решения своей радиограммой, в которой он писал: «Перевод командного пункта из Ромны не будет истолкован войсками как проявление трусости со стороны командования танковой группы».

Естественно, испуг все-таки был. Однако наша кавалерия не смогла тогда взломать танковое кольцо. Не было у Белова сил для прокладки коридора, который позволил бы войскам киевской группировки выйти из окружения.

Самоуверенный Гейнц не придал тогда значения внезапному появлению советской конницы, не запомнил и фамилию Белова.

А напрасно! Их пути роковым образом пересеклись. Отныне карающие шашки второго кавкорпуса будут все чаще сверкать в танковых порядках «непобедимого» Гейнца под жуткие напевы русских «Катюш».

Ответный ход «козакен» Белова

С началом Великой Отечественной войны 2-й кавалерийский корпус Белова участвовал в боях на Южном фронте по удержанию пограничного рубежа в районе Тирасполя. Корпус (имел в составе до 12 тысяч бойцов, полк «катюш», две танковые бригады (обе вскоре были изъяты по причине утраты всей техники) и одна стрелковая дивизия пятидесятипроцентного состава, без тяжелого вооружения,... и все), под его командованием сражался против 11-й немецкой и 4-й румынских дивизий под Кишиневом, Бельцами, Котовском, отбил удар 50-й немецкой и 5-й румынской пехотных дивизий под городом Оргеев в июле.

Прошел с боями от границы до Киева, передан Юго-Западному фронту. Во время Киевской операции корпус Белова вел жестокие бои в районе городов Ромны и Штеповка. За 5 суток боев гитлеровцы потеряли до 8 тысяч убитых, 20 танков, 150 орудий, около 100 автомашин и другое вооружение. За эту операцию командир корпуса был награжден орденом Ленина.

Корпус был переброшен на оборону Москвы по личному приказу Сталина и за несколько дней корпус совершил 500 километровый переход под Москву по зимнему гололеду.

С ноября 1941 года – принимал участие в битве под Москвой на Западном фронте. Заслуги корпуса и его командира в Московской битве трудно назвать иначе, как исключительные. Практически в одиночку части корпуса отбили удар основных сил 2-й танковой группы Гудериана на Москву под Каширой. За отличие в оборонительных сражениях летом и осенью 1941 года, 26 ноября 1941 года корпус был удостоен звания гвардейского, став 1-м гвардейским кавалерийским корпусом.

К критическому дню Московской битвы, к 3 декабря, когда фашисты подошли на самое близкое расстояние к нашей столице, Павел Алексеевич Белов на своем направлении отбросил фашистов на сорок километров, почти до Венева. До того города, где менее двух недель назад Гудериан разгромил нашу веневскую группу войск.

А теперь Белов громил фашистов, отбивая захваченные противником трофеи, освобождая пленных. Родилась тогда в кавкорпусе песня, которая быстро облетела все эскадроны:

Гнали немцев конники Белова,
Орудийный гром не умолкал,
От Каширы до ворот Венева,
Гудериан все танки растерял.

Положим, не все, по официальным данным, около семидесяти танков. Тоже, согласитесь, неплохо. Особенно если учесть, что потери-то безвозвратные.

f4b890a43dcf0b6849e0d7d628a74825.jpgКонногвардейцы Белова на марше

Как тут не привести еще раз слова тогдашнего начальника штаба Западного фронта В. Д. Соколовского: «Поспешный отход врага на юг превратился в бегство. Несмотря на строжайший приказ генерала Гудериана, гитлеровцы массами бросали свои танки, боевую технику, артиллерию, снаряжение и имущество, в частях противника часто возникала паника. Преследовавшие противника советские войска захватывали большие трофеи, все дороги были усеяны трупами немецких офицеров и солдат».

Таков был результат внезапного для врага контрудара группы войск генерала Белова под Каширой. В период 27 ноября — 7 декабря войска группы не только остановили наступление немецко-фашистских войск на Москву с юга, но нанесли им жестокое поражение и отбросили к Веневу.

Казаки Белова в сражении с 4-ой полевой армией фон Клюге

В середине ноября Белов нейтрализовал малую клешню немцев, нацеленную на Кунцево и надолго задержал наступление 4-й полевой армии фон Клюге. А теперь, через две недели, еще до начала общего контрнаступления под Москвой, разгромил южную большую клешню, лишив Гудериана всякой надежды на окружение нашей столицы. Но и это еще не все. При оценке действий генерала Белова правомерны самые восторженные выражения.

А я скажу так: Белов творил чудеса! Двигаясь на юг и на юго-запад, его корпус (а точнее, группа войск) подрезал коммуникации, заходил в тыл немецким дивизиям, нацеленным на Рязань. В этих дивизиях смотрели теперь не столько на восток, сколько на запад, на свои тылы.

Наша новая 10-я армия, развертывавшаяся под Рязанью, была еще недоформирована, недовооружена, не имела боевого опыта. И сразу же застряла, едва начав наступать на Сталиногорск и на станцию Узловая. Немцы имели приказ удерживать эти населенные пункты как базы для ведения дальнейших операций.

А как поступает Белов?

Понимая, что кто-то должен обеспечивать его фланги, закреплять достигнутые успехи, он помогает соседней пехоте. Поворачивает два гвардейских кавполка и одну танковую бригаду (всего-то пять уцелевших танков) на восток. Эти силы подошли скрытно и ударили с тыла по немцам, оборонявшим Сталиногорск-2.

Атаки с запада фашисты не ожидали, не смогли даже в скоротечном бою использовать как следует имевшиеся у них пятьдесят танков. Побежали в панике. Одних только артиллерийских орудий конники захватили около полусотни. А затем вместе с 330-й стрелковой дивизией 10-й армии освободили Сталиногорск-1.

Не числом а умением

Еще своеобразнее развернулись события на большой станции Узловая, где при наступлении гитлеровцы захватили много эшелонов с важными грузами. Пехота 10-й армии без заметных успехов атаковала Узловую с востока. И туда Белов тоже направил свой полк, оказавшийся ближе других к станции, — 108-й кавалерийский полк подполковника В. Д. Васильева из 2-й гвардейской кавдивизии.

По штату кавалерийский полк примерно вдвое меньше стрелкового. Тысяча бойцов и тысяча коней — четыре сабельных эскадрона, один пулеметный эскадрон и несколько небольших подразделений, У Васильева в строю после многих боев насчитывалось человек шестьсот.

Плюс приданная полку батарея 76-миллиметровых орудий ЗИС, которые пообещал и прислал Белову сам Верховный Главнокомандующий. Орудия были замечательные по всем параметрам.

Командир батареи капитан Обуховский, выслав к станции корректировщиков, открыл огонь с расстояния в одиннадцать километров, надежно укрыв свою технику. Немцы не могли понять, откуда летят снаряды, точно попадавшие в цель. Начались пожары. Гитлеровцы попрятались в укрытия.

А тем временем Васильев, используя складки местности, незаметно подвел свой полк к Узловой и, не дав немцам опомниться, стремительно атаковал станцию в конном строю.

Это вообще-то бывало очень редко. Какие уж конные атаки на пулеметы и автоматы — самоубийство. Но на Узловой обстановка была подходящая. Конная лава захлестнула станцию, ошеломленные немцы вылезали из подвалов, из блиндажей и поднимали руки. А пытавшиеся сопротивляться падали под пулями и ударами шашек. Все было кончено очень быстро.

Корень неудач немецкого «танкового бога»

Любопытно, как немецкие и наши военные специалисты, историки, исследователи объясняли успехи Белова, достигнутые в трудное время и при несопоставимых вроде бы масштабах: кавалерийский корпус против танковой армии! Писано много и разное.

Корень неудачи «танкового бога» Гудериана некоторые немцы видят вот в чем. Гудериан всегда придерживался правила, сформулированного еще Мольтке: «Идти порознь, драться вместе».

Принцип этот известен любому военному. Гудериан лишь несколько модернизировал его применительно к современной войне моторов, к маневренной, быстрой войне. «Маневрировать порознь и на большом пространстве, а бить сообща, достигая одной цели». Он так и поступал до ноября сорок первого года.

Он бил всегда кулаком, а в ноябре растопырил пальцы. Значительная часть его войск «осела» возле Тулы, пытаясь захватить этот город. Еще одна часть двигалась на восток, на Рязань. Наиболее боеспособные подвижные соединения были нацелены на Каширу и далее. И не потому, что Гудериан забыл свой принцип. Нет война заставила.

Упорное сопротивление советских войск на разных, больших и малых, рубежах ослабило его танковые и моторизованные соединения, более чем наполовину сократило численность пехотных дивизий. Кулак Гудериана был ослаблен, пальцы разъединены, он уже не бил, а тыкал пальцами, но все еще самонадеянно рассчитывал на быстрый успех.

И просчитался: Белов сотворил с ним то, что он недавно сделал с веневской группировкой советских войск.

В борьбе с Гудерианом Белов учел и использовал все свои козыри, от условий погоды до опытности своих кавалеристов. Действовали в основном ночью, когда нет вражеской авиации.

Немецкая техника была привязана к хорошей дороге, а конница шла по проселкам, по лесам, обходя укрепленные пункты противника. Кавалеристы, воевавшие уже несколько месяцев, хорошо знали сильные и слабые места немцев, понимали, в чем они превосходят неприятеля.

Гитлеровцы, например, воюя на чужой территории, панически боялись обходов и окружений, им жутко было при одной лишь мысли оказаться изолированными, отрезанными от своих, да еще там, где они изрядно насвинячили, навредили населению. Они опасались расплаты. А стремительное продвижение конницы как раз и создавало угрозу мешков.

Ну и погода содействовала нам

«За несколько дней мы освободили более двадцати населенных пунктов, в том числе районный центр Аполлоновку, – вспоминает Павел Алексеевич Белов в книге «За нами Москва», – Наступление на Штеповку проводилось в обстановке общего отхода наших войск и поэтому имело большое моральное значение».

Гитлер был в бешенстве до такой степени, что снял Гудериана с фронта и больше не назначал "Гейнца-урагана" непосредственно командовать войсками, а Сталин после этого успеха перевел корпус в резерв Ставки.

Заключение

В годы Великой Отечественной войны советские кавалеристы прославились своими подвигами в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками и их приспешниками. Рассказами о подвигах красных кавалеристов зачитывались миллионы мальчишек в стране носившей гордое название Советский Союз.

К великому сожалению, в новейших трудах о Великой Отечественной войне, о кавалерии, как о роде войск, говорят, как о чём-то случайном, оказавшемся в силу ряда обстоятельств в гуще величайших сражений советского народа с гитлеровскими оккупантами.

Ряд либеральных историков стал называть советских кавалеристов «ездящей пехотой». Более тяжкого оскорбления для лихих рубак легендарных конных атак против врагов нашей Родины и придумать трудно.

В вышедшем в 2015 году новом издании «Великая Отечественная война 1941-1945 годов» (12 томов), явно недостаточно внимания уделяется действиям такого рода войск, как советская кавалерия и её роли в боях с немецко-фашистскими оккупантами.

Особенно это касается первого периода Великой Отечественной, когда советская кавалерия, как существенная мобильная сила, решала многообразные задачи.

Это и нанесение контрударов по наступающим группировкам вермахта, обеспечения отхода наших войск при отступлении и выводе их из окружения. Затем это касается нанесения ударов по врагу во время наступления советских войск, охвата и окружения его группировок, а также – проведения глубоких рейдов по тылам врага с целью уничтожения штабов, нарушения управления войсками, разрушения тыловых коммуникация снабжения, дезорганизации его тыла и многого другого.

Так что же это такое – советская кавалерия времён Великой Отечественной войны? В небольшой работе невозможно глобальное описание подвигов нашей славной конницы оставим это на будущие.

Борис Скупов

Комментарии