Турецкий гамбит в строительстве

«Но если кто-то думает что совершив подлое военное преступление, убийства наших людей, они отделаются помидорами или какими-то ограничениями в строительной и других отраслях, то они глубоко заблуждаются. Мы ещё не раз напомним о том, что они сделали. И они ещё не раз пожалеют о содеянном. Мы знаем при этом, что надо делать»Из Послания Владимира Путина Федеральному Собранию

Никто не свободен от влияния внешних обстоятельств. Так получилось: мы много раз почувствуем отголоски слов, вынесенных в подзаголовок этой статьи. 

ОГРАНИЧЕНИЯ В СТРОИТЕЛЬНОЙ ОТРАСЛИ. Как это будет?

ba0a164fec32e10f33c68d9a50ea125d.jpg

Очевидно, процесс исключения турецких компаний из строительных проектов будет носить директивный характер, где нормы права, скорее всего, будут играть подчиненное значение. Для всех. Как для подрядчиков, так и заказчиков.

Однако, каждая сторона должна будет выработать и реализовать ту стратегию поведения, которая бы позволила минимизировать потери, неизбежно возникающие.

Нельзя забывать о том, что в каждом проекте помимо генерального подрядчика, который будет исключен из проекта, существует множество субподрядчиков, у которых с ним заключены свои договоры и имеется своя история взаимоотношений:

  • принятые/непринятые работы;
  • оплаченные/неоплаченные требования;
  • оформленная/неоформленная исполнительная документация;
  • поставленное/непоставленное оборудование и т.п.

Заказчику или новому генеральному подрядчику придется вступать в прямые отношения с этими субподрядчиками, разбираться с выполненными ими работами и полученными оплатами.

Без содействия покидающего проект турецкого подрядчика - это сложнейшая задача, можно банально переплатить за уже сделанное.

Уходящему подрядчику нужно будет как-то завершить отношения со своими контагентами потому что иначе - трудно подтвердить целевое расходование полученных средств, что с высокой долей вероятности может означать сползание проблемы выхода из проекта в плоскость уголовного разбирательства. Особую остроту и специфичность данная проблема приобретает из-за того, что в турецких компаниях работают не только граждане Турции, но и России.

При разрыве контрактов на строительство первоочередной задачей является фиксация объемов выполненных работ. Для подрядчика это служит доказательством того, какой объем и с каким качеством он выполнил, а для заказчика - единственно возможным вариантом отчитаться за перечисленные деньги и, в будущем, иметь достаточно оснований, чтобы новый подрядчик не смог приписать себе объемы предыдущего исполнителя.

Такая фиксация должна выполняться только тем способом, который позволит доказательно и однозначно идентифицировать выполненные объемы работ и их качество - протоколов, актов и ведомостей будет недостаточно. 

Контрольно-ревизионные структуры и следствие потребуют первичную информацию, если по каким-то стройкам выявятся дебиторские либо кредиторские задолженности. Объекты же, скорее всего, будут изменены к этому моменту, а доказательства отсутствия хищений - утрачены.

Это означает, что сейчас нельзя просто составить перечень работ и их объемов с подписями сторон, приложив стопку фотографий. Необходимо провести визуально-техническую фиксацию, где каждый объем показан наглядно - с привязкой к конкретным местам его нахождения на строительных чертежах.

Для этого сегодня существуют специальные программно-аппаратные средства: Доку Тулз.  Их можно запустить немедленно и без проведения предварительных специальных мероприятий. 

Гамбит - это жертва. Сейчас каждому участнику строительного проекта с участием турецких организаций нужно приложить все необходимые усилия, чтобы гамбит не закончился цугцвангом, а жертва не стала фатальной.

Решения - на стыке управления, экспертизы и права. 

Главное, они есть: Академстройнаука 

Комментарии