О студенте долгожданном

Нужно ли студентов готовить не только к задачам, которые актуальны в сегодняшней повестке дня, но и к тем, которые будут требовать решения через несколько лет?

На эту тему состоялся разговор между Сергеем Степановым, управляющим партнёром Академстройнауки и Тамарой Нарежной, доцентом МГСУ, кандидатом экономических наук, руководителем проекта «ИНТЭГРОСС»:

6d9267fa5bc2c56421e987b588943712.jpg

Сергей Степанов: Реальному сектору экономики - строительству - остро нужны кадры. Я сейчас про квалифицированных инженеров и управленцев знакомых с производством говорю. Институты выпускают ежегодно тысячи специалистов, но… кадров нет. Тех, которые могли бы сразу после окончания учебы приступить к самостоятельной работе. Эдакий когнитивный диссонанс получается.

Скорость развития сейчас очень высокая и учить надо так, чтобы молодой специалист выйдя из института был адекватен задачам того дня, который к моменту получения студентом диплома станет сегодняшним. Если образно: не пейджерами надо учится пользоваться, а айфонами последних поколений. Как говорится, генералы готовят армию к прошлой войне, а готовить нужно к будущим сражениям. Соответственно, студент должен получать самое-самое передовое, учиться инновациям. Может быть тому что еще не проработано до конца и еще только начинает внедряться.

Тамара Нарежная: И образование чем тут может ответить? Согласна - системе образования не помешало бы позаботиться об этом. Образование должно думать об инновациях, которые придут к нам завтра: то есть еще до бизнеса это не дошло, ещё не внедрено в реальном строительстве (технология, метод, приём), а выпускник вуза уже должен это знать, уметь применять и использовать - так?

С. С.: Да, если он как будущий специалист готовился к будущим задачам. Помните пару десятков лет назад серьёзное преимущество на рынке труда получили те, кто владел навыками работы в Microsoft Office Excel, Word и PowerPoint? А еще чуть раньше, устроиться на работу стало проще тем кто умел печатать на машинке самостоятельно: персональный компьютер свёл на нет такую специальность как «машинистка». Вот и сейчас рынок труда требует от молодых специалистов владения тем инструментарием, который в данный момент является инновационным, а в перспективе пять-десять лет станет обыденной нормой.

Т. Н.: Но без интеграции с бизнесом решение этой задачи невозможно. Потому что инновация рождается только в производстве – это аксиома. А строительство сегодня такая отрасль, в которой можно увидеть и поза- поза- вчерашний день и день завтрашний. Лотерея? Где повезет оказаться на практике или на старте карьеры? И тут без тесной интеграции с бизнес-сообществом и тем более с экспертным сообществом нам в системе образования не обойтись. Мы разрабатываем учебные программы, рабочие программы дисциплин, мы пытаемся внедрить инновации в сфере образования, но все это безрезультатно, если они не наполнены этим «смыслом завтрашнего дня» о котором вы говорили. Поможет ли нам в этом бизнес? Давайте попробуем нащупать точки, в которых этот завтрашний день реализуется.

С. С.: Какой основной путь инновационного развития в строительстве? Определенно в сфере информационных технологий. Топ-задача сегодняшнего дня - это подготовка специалистов не просто владеющих существующими ПО, а способных работать над алгоритмами программ будущего. Для этого мы должны научить студентов это делать. И с чего это начинается? Начинается с того что существующие программы надо освоить? Нет. Нужно начинать с осмысления рынка, какие задачи существуют, какие есть предположения по изменению и развитию: что отомрет, а что будет развиваться и актуализироваться, что появится нового. Как ушла логарифмическая линейка из технологии инженерного труда.

Должны быть прогнозные исследования, в какую сторону развитие пойдет. Форсайт должен быть. Отраслевой форсайт. И готовить специалиста нужно так, чтобы он не просто был востребован через пять лет учебы, а был способен обновиться, выполнять некий «интеллектуальный апгрейд». Раз уж мы заговорили о высоких технологиях известно, что в высокотехнологичных отраслях, человек утрачивает 50% от своей квалификации за два года простоя.

Т. Н.: Это опасность всех высокотехнологичных областей. При этом, строительное производство относят к низкотехнологичным отраслям. К области высоких технологий в строительстве относят проектирование, консалтинговые услуги и весь спектр видов экспертной деятельности.

С. С.: В строительстве есть технологии, которые практически не изменились за столетия. Та же кирпичная кладка, как пример. Кирпич по составу может быть разным, а технология устройства кирпичной кладки почти не изменилась. Но есть ряд «участков» которые меняются очень быстро. Для них, в первую очередь, нужно готовить кадры по-другому. Но здесь, к сожалению, обратная зависимость: чем более высокотехнологичная специальность - тем дольше надо учить и тем быстрее утрачивается квалификация, если не переучиваться своевременно. Можно научиться профессии каменщика и потом 30 лет быть каменщиком. А проектировщик или управленец (у которого основная задача - соблюдение сроков и стоимость строительства), он должен долго учиться… а то направление, в котором он учится, тот сектор индустрии строительства в котором он собирается работать, - очень «узкий», при всей необъятности и разнохарактерности требующихся специальных знаний. Мало того - скорость изменения крайне высока. Получается студент приходит на первый курс - начинает учиться, а к третьему курсу, в предмете его учёбы уже все по-другому. А когда диплом пишется - уже забыли с чего начинали: это уже каменный век. Устаревшее прошлое.

Т. Н.: Фундаментальные вещи остаются: закону Гука уже триста пятьдесят лет. А вот экономика, организация - это науки описательные и здесь нужна скорость понимания самосовершенствования, понимания проблем и для чего они. Нужны такие специалисты, которые к этому подготовлены. Получается у нас острая нехватка на рынке именно этих специалистов, потому что постоянно появляется потребность в них с одной стороны и, с другой стороны, их сложнее всего подготовить. Чтобы выпускник вышел из института, пришел в организацию, которая занимается этим видом деятельности, и не услышал следующее: Вот ты пять лет учился - это хорошо, а теперь давай начнем с малого: вот тебе инструкция 200 страниц - начнем тебя учить.

be5fa3c4ed950770f1d071a8ca4228a3.jpg

С. С.: Есть ведь еще одна типичная ситуация: собрались на строительной площадке участники совещания, увидели серьезную проблему и поручили сотруднику готовить информацию об этом. Он готовит соответствующий отчёт, который начинает двигаться по административной цепочке. И чем на более высокий уровень уходит информация о проблеме - тем более щадящей она становится. Отбор, структурирование информации и её полнота - это явное или скрытое манипулирование человеком, как у нас принято писать, «принимающим обоснованные решения». И получается поразительная штука: тот кто подготовил на нижнем уровне отчет, по сути дергает за ниточки, превращая верхний уровень руководства в марионеток.

Это манипулирование бывает иногда токсичным, криминальным, с целью «исказить к выгоде одной из сторон». А бывает без умысла - нет нужной квалификации у исполнителя: он бы рад объективно все представить, а не может, не знает как.

Т. Н.: Он просто не знает как правильно и ему не с чем сравнить - никто не научил.

С. С.: Или вот чуть с другой стороны: задача представить информацию руководителю, который не находится на объекте и вообще никогда там не был. Как получить информацию без искажений и манипуляций? Нужен огромный объем структурированной, первичной информации, причем, структурированной так, чтобы её можно было осмыслить. При этом, любая выборка - это всегда манипулирование. У руководителя должна быть возможность «пройтись по первичке». Раньше, например, раздельно слушали «по вопросу» не одного человека, а двух и более, - чтобы принять обоснованное решение. Потом начали (в дополнение к рассказам специалистов) использовать фотографии, веб-камеры.

Сейчас появились системы сбора и хранения первичных данных, структурировано привязанных к объекту, к задаче, проекту. Мы, к примеру, для этого используем программный комплекс  ДОКУ ТУЛЗ. Надо учить студентов пользоваться такими программными продуктами. Учить пользоваться и учить развивать такие новации дальше. Я уже упомянул чуть раньше: пару десятков лет назад умение работать в Microsoft Office было серьёзным преимуществом. Сейчас надо чтобы не получилось так: человек пришел из высшей школы к работодателю (в 21 веке) и представляется: «Владею Word, Excel и умею делать презентации в Power Point». Уже давно этого мало.

Т. Н.: Мы это уже проходили, причем по другому сценарию, жаль типичному. Так, например, на фирме, позиционирующей себя как ведущую в сфере управления проектами в строительстве, отвечают нашим ребятам, которые регулярно, по наивности, просто интересуются программным продуктом: «Студентов просим не беспокоиться!» Что от великих дел отвлекают?

С. С.: Ну это точно не наш случай. Не только рынку «в мировом масштабе» нужны новые специализированные кадры, но и нашей группе компаний. Конкретно - Академстройнауке. И в России и в странах входящих в ЕС - нам нужна грамотно подготовленная молодёжь. Поэтому начали с ваших студентов и на ДОКУ ТУЛЗ. Ваш проект «ИНТЭГРОСС» - хорошая основа для подобного сотрудничества.

Т. Н.: То, что экспертный бизнес идет нам навстречу, представляет площадку своей компании для эксперимента с неясным коммерческим результатом, трудно переоценить.

1f5101806ca5a4761b3cc9994ae2bf56.jpg

С. С.: Думаю, с коммерческой выгодой всё будет в порядке: помогая высшей школе готовить востребованные рынком кадры, мы, как часть этого рынка, получаем то, в чём остро нуждаемся сами. Нельзя пренебрегать подготовкой будущих кадров. Экономить на этом – всегда «игра эффектов». Эффекты нужно считать все: и положительные и отрицательные. Причем считать прибыль от «экономии» нужно с обратными эффектами, которые могут к нам вернуться.

Это как стоимость электроэнергии произведенной на Чернобыльской АЭС или на Фукусиме - если её соотнести с ценой произошедших там аварий. Дорого обошлись их киловатт/часы, согласитесь, ежели «на круг».

Так и с выпускниками вузов: придя работать в строительство, иной «молодой специалист» столько может вреда принести - мало не покажется никому, вплоть до собственников компании. Наш богатый опыт экспертной практики свидетельствует: в фатальных результатах многих крупных проектов, в основе провала, низкая квалификация конкретных исполнителей. Получается так, что сотрудничество реального бизнеса и проекта «ИНТЭГРОСС» МГСУ - залог благополучия. 

Поэтому мы с вами.

Академстройнаука

Комментарии