btop

Экологический Урбанизм. Концепция «ЭКО-ЗДАНИЯ В ПАРКЕ» (Часть 1)

Часть 1. Здание в парке

Тема этой статьи посвещена той области ландшафтной архитектуры, которая в силу своей специфики всегда была тесно связана с миром идей и философских концепций, возможно даже больше, чем архитектура зданий. Во многих культурах сад или парк ассоциировались с Эдемом, образом рая на земле, жить в котором позволялось избранным.

a91da28e907e4972ceea8626e75ea038.jpg

Дворцы, павильоны и оранжереи строились в парках на протяжении длительного периода исключительно для обеспеченных классов общества. Естественная конвекция и тепловые характеристики исторически использовалась для поддержания микроклимата в зданиях Тадж-Махал, в котором сохраняется прохладный воздух даже в самую жару, медресе Хивы и Бухары, обеспечивающие микроклимат для большого количества людей без кондиционеров, жилые дома Пакистана с аэрационными колодцами, деревянная изба, использующая стабильность температуры подполья для охлаждения летом и сохранения тепла зимой, исландские и норвежские дома с земляной крышей, в которых стабильность температуры обеспечивается за счет тепловых характеристик грунта

11ed5869ac8adad7876689c457ec7879.png

Двадцатый век принес новые технологии в использовании природных возобновляемых ресурсов — солнечные батареи, электро-ветро-генераторы, тепловые насосы. Пока это достаточно дорогие технологии, но с повышением массовости их применения происходит и их удешевление. Население Земли увеличивается и растет население городов. Дикая природа уступает место паркам, садам, сельхозугодьям. Ландшафты все более оказываются под влиянием техногенных факторов. Человечество, как сказал Вернадский, в 20м веке превратилось в геологический фактор, активно влияющий на гео-литосферу и биосферу Земли.

Проблема взаимоотношений архитектуры и природы на рубеже XX - XI веков вышла на новый уровень в связи с развитием таких разделов науки как экология, биоэтика и ростом движения в защиту природы. Поворотным моментом в развитии экологичного строительства стал «Зеленый саммит» в Рио-де-Жанейро в 1992 году, ответом на вопросы которого в урбанистике стало появление нескольких теорий развития архитектуры.

53d3fd8fc4c872bd563321a36e08e90d.jpg

В середине 90х на Западе появилась теория ландшафтного урбанизма, согласно которой структура городов определяется факторами ландшафта в большей степени, нежели архитектурой. Ландшафтный урбанизм описывает «способность продуцировать градостроительные эффекты, традиционно достигаемых через возведение зданий, просто через организацию горизонтальных поверхностей».

Термин «Ландшафтный урбанизм» первоначально был выкован Питером Коннолли, но позже был сделан более популярным архитектором и деканом Ландшафтной Архитектуры Высшей школы Дизайна Гарварда Чарльзом Вальдхаймом. Он применил этот термин как средство к описанию недавнего возрождения ландшафта, как средства организации урбанистического порядка современного города.

Джеймс Корнер, автор эссе "Terra Fluxus" идентифицировал пять общих идей, которые важны для использования Ландшафтным урбанизмом. Вот они:

1.Горизонтальность — использование горизонталей в ландшафте, скорее чем опора на вертикальные структуры.

2.Инфраструктуры - меньший эмфазис на традиционно городских инфраструктурах, таких как дороги и аэропорты, вместо этого опора на более органичное использование инфраструктур.

3.Формы процессов — идея о том, что структуры должны возникать из более существенного, чем их физическая форма.

4.Техники — те, кто практикует идею ландшафтного урбанизма должны быть способны адаптировать свои техники к окружению, в котором они находятся.

5.Экология — идея, что наши жизни переплетены с окружающей нас средой и мы потому должны уважать ее, создавая городскую среду.

da64bd4f897ad620c8fba7a0cdf14f4d.jpg

В своем вступлении к книге Экологический Урбанизм «Почему Экологический урбанизм? Почему сейчас?» Мойше Мустафави спрашивает : Увеличивающееся население и города идут рука об руку со все большей эксплуатацией ограниченных мировых ресурсов. Каждый год все больше городов испытывает разрушительное влияние этой ситуации. Что мы можем сделать? Какие средства у нас есть как у проектировщиков чтобы ответить на этот вызов реальности?»

Критиками ландшафтного урбанизма являются представители Устойчивого Урбанизма, наиболее близкого к взглядам зеленых, сформулированных на саммите в Рио.

Устойчивый Урбанизм, по определению — это приложение принципов устойчивого развития и гибких принципов дизайна, планирования и администрирования к городам. Существует ряд организаций продвигающих и исследующих устойчивый урбанизм, включая правительственные и неправительственные организации, профессиональные ассоциации и профессиональные компании.

С устойчивым урбанизмом связано движение Экогород (также известное как Экологический урбанизм) , которое специально рассматривает способы строить города на экологических принципах, а также движение Гибкие города, специально обращающееся к проблеме исчезающих ресурсов, создавая местные сети распределения ресурсов для замещения глобальных поставок на случай больших перерывов. Зеленый урбанизм — другой термин для устойчивого урбанизма.

46143a9bbcd4ea6e3df72a48955431b0.jpg

В книге «Устойчивый урбанизм: городское проектирование с Природой» (2007) архитектор и градостроитель Даг Фарр говорит о превращении городов в пешеходные, параллельно с элементами экологического урбанизма, устойчивой городской инфраструктурой, и нового урбанизма, и выходит за их пределы, замыкая кольцо на использовании ресурсов и включении всех источников ресурсов в город. Речь идет о повышении качества жизни путем размещения всех ресурсов на небольшом расстоянии от жилья и повышении качества предлагаемых продуктов.

Новый Урбанизм, течение 19 века, вдохновивший Фарра на определение Устойчивого Урбанизма, базируется вокруг идей собирания всего в небольшом радиусе доступности, использовании товаров более высокого качества, более высокой эффективности и размещении всего в пешеходной доступности, однако на Устойчивом Урбанизме кольцо замыкается. Критика Нового Урбанизма базируется на том, что он пытается приложить городские формы 19 века к городам 21 века, и что Новый урбанизм исключает экономическое разнообразие, создавая дорогие места для жизни, которые сильно приватизированы и контролируемы.

4c0b29205124f14d5b816f756233d25c.jpg

Более романтическое направление в развитии ландшафтов представляет практик и теоретик ландшафтной архитектуры Жиль Клеман, однако, он предпочитает называть себя садовником. Он сформулировал несколько концепций, имеющих сильное влияние на развитие эко-движения. Жиль Клеман говорит о том, что планету Земля необходимо рассматривать как один Планетарный сад так как деятельность человека приняла такие масштабы, что даже удаленные части экосистемы планеты подвержены ее влиянию. В связи с этим Клеман выдвигает идею нового человека – Человека Симбиотического, то есть включенного в окружающую среду, понимающего сложности экосистем и живущего в гармонии с ними. С точки зрения Клемана человечество уже не имеет выбора в направлении развития, речь идет либо о выживании путем принятия экологической парадигмы, либо об исчезновении человека в месте с экосистемой Земли.

Проблема ландшафтов интересует не только архитекторов, но и антропологов. Английский ученый Тим Ингольд в своей книге «Восприятие окружающей среды» выдвигает тезис о том, что ландшафт имеет огромное влияние на развитие человека как социального существа, что развитие навыков освоения окружающего мира напрямую связано с ландшафтом. Такие выводы он делает на основе антропологических исследований народности колттсов на северо-востоке Финляндии.

Идея симбиотического человека Жиля Клемана смыкается с исследованиями традиционного уклада общества Тима Ингольда. В настоящем речь идет не о возвращении в дикую природу, которое вряд ли возможно, особенно в Европе, а о симбиозе со вторичной экосистемой парка или сада. Можно говорить о симбиозе второй и первой природы вообще – сад и парк служат лишь частными примерами преобразования природы индустриальным обществом. Примерами такой второй природы могут быть французский регулярный парк и противоположный ему английский живописный.

Описывая переворот в парковом проектировании, совершенный Уильямом Кентом, Гораций Уолпол писал, что Кент "видел всю природу садом". Создание естественных ландшафтов со свободными формами на различных участках, например на вилле Поупа, Туикнем, Миддлсекс (для Александра Поупа; около 1730), и в Ричмонд-Гарденз, Суррей, где он построил "Пещеру Мерлина" (1785), должно было дать в результате "объемные картины". То есть не картина копировала природу, а, наоборот, парковый ландшафт воспроизводил живописные изображения природы.

944f0f4ecf4f569edf3390b9509dea8b.JPG

Современный парк приобретает не только визуальные характеристики, но становится необходимым элементом урбанистического ландшафта, обеспечивающим его выживание и в этом сближается с функцией сада.

Сад отличается от парка тем, что часто является коллекцией растений из совершенно чуждых экосистем, кроме того сад может быть рассмотрен как источник продуктов, в то время как парк – это пространство отдыха и созерцания, в большей степени связанное с местными природными условиями. Данное деление весьма условно.

3892cd485e2b4a63e28aea28e297d81c.jpg

Монастырские сады и сады закрытые (hortus conclusos) были и предметом созерцания и источником продуктов и лекарственных растений. Монастырскому саду и монаху Менделю наука обязана появлению такого своего раздела как генетика. Современное развитие генетики подталкивает идеи консервации и воспроизведения природных естественных экосистем в противовес искусственным сельскохозяйственным экосистемам генно-модифицированных растений.

Часто русские усадебные парки плавно переходили в лес. И здесь главным отличием была рукотворность парка, в то время как лес имел естественное происхождение. В России понятие «леса» , который, в отличие от «тайги» (в английском — virgin forest – девственный лес, taiga), также является предметом ухода и заботы человека. Одичание леса ведет к его превращению в «чащу», «бурелом». И технологии поддержания леса, его плодовитости были русским «ноу-хау»..

24e789837b277aa7013ab9c60d4124b8.jpg

Природные и рукотворные экосистемы находятся в состоянии динамического равновесия и деятельность человека вносит в них дисбаланс.

С точки зрения биологической системы парк или является живым организмом в состоянии гомеостаза (естественного динамического баланса) и появление в парке нового здания нарушает этот гомеостаз. Изменяются условия освещенности участков вокруг здания, распределение дождевой воды, направления местных ветровых потоков, состав грунта. Это ведет к изменению направлений переноса пыльцы и семян растений, направлений расселения насекомых и птиц. Постепенно устанавливается новый баланс экосистемы, в которую здание включается как часть.

Дом может служить прибежищем для птиц и насекомых, источником перераспределения дождевой воды, источником отраженного тепла или наоборот источником тени для растений. В конце концов здание может предоставить дополнительные площади для вертикального и горизонтального озеленения и даже увеличить его площадь по сравнению с застраиваемым участком.

Здания в парках сейчас строятся не только из соображений престижности или повышения их стоимости, часто размещение в парковой зоне является функциональным требованием здания для чистого производства или лаборатории, так как зелень парка обеспечивает необходимое качество воздуха для работы в этом здании.

8a46f7971ecaa917a0abd23b5558c864.jpg

Комментарии