Вот так надо получать Ленинскую премию

К истории идеологии и практических методов индустриализации строительства объектов нефтяной и газовой промышленности

Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О присуждении Ленинских премий 1980 года в области науки и техники» от 17 апреля 1980 года № 320 за разработку и внедрение комплектно-блочного метода строительства объектов нефтяной и газовой промышленности, обеспечившего освоение нефтяных и газовых месторождений Тюменской области лауреатами настоящей премии стали основные идеологи и энтузиасты индустриализации нефтегазового строительства в Западной Сибири.

03e4da64f110b51a0fc961f7a212b854.jpg

Ленинская премия была присуждена:

  • Баталину Юрию Петровичу, первому заместителю министра строительства предприятий нефтяной и газовой промышленности, руководителю работы; 
  • Аронову Валерию Александровичу, заместителю генерального директора Сибирского экспериментального строительно-монтажного объединения по сооружению объектов нефтяной и газовой промышленности в блочно-комплектном исполнении;
  • Шевкоплясу Анатолию Феоктистовичу, бригадиру комплексной бригады передвижной механизированной монтажной колонны № 2 того же объединения;
  • Шаповалову Игорю Александровичу, бывшему управляющему комсомольско-молодежным трестом «Тюменгазмонтаж»;
  • Жевтуну Владимиру Григорьевичу, бывшему начальнику комсомольско-молодежного монтажного управления № 1 того же треста;
  • Ройтеру Михаилу Савельевичу, заместителю директора Сибирского научно-исследовательского и проектного института газонефтепромыслового строительства.

Строители объектов нефтяной и газовой промышленности и по сей день именуют этот коллектив лауреатов Ленинской премии «Баталинской артелью».

Справка: Баталин Юрий Петрович. Длительное время наиболее агрессивные представители либеральной оппозиции необоснованно вешали на руководимую им « артель»» ярлыки пособников подсадки экономики советского государства на « углеводородную иглу».

Данный вопрос имеет длительную историографическую традицию, в рамках которой доминируют работы тюменских исследователей. Первым, кто обратился к разработке этой плодотворной темы, является Н.М. Пашков, очертивший проблемное поле ее изучения. В.П. Карпову, Г.Ю. Колевой и иным авторам удалось отразить сложности внедрения научно-технического прогресса в нефтедобывающую отрасль

(Подробно в статье «Юрий Баталин – автор и синтезатор альтернативного проекта экономической модернизации СССР»)

Что есть Ленинская премия?

По тем временам Ленинская премия была высшей формой премиального поощрения граждан СССР.

Помимо уважения, лауреату полагалось денежное вознаграждение и грамота. С 1961 года сумма вознаграждения составляла 10 000 рублей. Это было целое состояние, ибо в начале восьмидесятых годов граждане СССР в среднем зарабатывали около 100 рублей. Также лауреат получал земельный участок под строительство дачи в Подмосковье

Награждение Ленинской премией могло производиться только один раз в жизни, и получали её действительно лучшие из лучших граждан советского государства.

Освоение нефтяных и газовых месторождений Западной Сибири – особое задание Коммунистической партии и Советского Правительства

27 января –5 феврали 1959 года проходил внеочередной XXI съезд партии. На нем Н.С. Хрущев заявляет, что социализм в СССР одержал полную, окончательную победу и Советский Союз вступает в период развернутого строительства коммунизма.

5910b5eb02c1192974b708fa84094c40.jpg

На съезде принят семилетний план развития народного хозяйства СССР на 1959-1965 годы. Н.С. Хрущев акцентирует внимание делегатов съезда на перспективах развития газовой нефтяной промышленности. Но заявляет: «При удовлетворении всех потребностей в газе как химическом сырье и как топливе для коммунально-бытовых нужд населения 80% всего добываемого газа намечено использовать в промышленности».

Для выполнения решений XXI съезда КПСС по развитию нефтегазовой промышленности Западной Сибири в мае-июне 1959 года в Тюмени работал член Президиума ЦК КПСС, секретарь ЦК КПСС Аверкий Борисович Аристов.

7 мая в обкоме партии он провел совещание руководителей и геологов Тюменского территориального геологического управления. Все выступавшие обосновывали возможность открытия на территории области новых крупных месторождений нефти и газа, имевших большое значение для снабжения топливом Урала.

Предельно краткая история промышленного и социального освоения Западно-сибирской нефте-газоносной провинции

В середине 1960-х гг. на Севере Тюменской области развернулось беспрецедентное по масштабам промышленное и социальное освоение новой нефтегазоносной провинции страны. Ее географические и климатические условия затрудняли использование регионального опыта извлечения углеводородного сырья, накопленного, например, в благоприятной климатической зоне Поволжья.

В середине 1960-х гг. мало кто верил в возможность рентабельной добычи нефти в трудных геофизических условиях Севера Западной Сибири. Однако во второй половине 1960-х гг. на нефтедобывающих предприятиях Самотлора была достигнута самая низкая в отрасли себестоимость нефти.

В комплексе причин, обусловивших этот успех, не последнюю роль сыграл личный научно-технический вклад руководителя Главтюменнефтегаза, Героя Социалистического Труда, лауреата Ленинской и Государственной премий, профессора Виктора Ивановича Муравленко. Он разработал теоретическое обоснование эффективности для Сибири метода, известного еще в 1930-х гг. по работам английских и американских ученых и успешно применяемого в широтах с умеренным климатом, – кустового бурения наклонно-направленных скважин (далее – НКС) и организовал его внедрение. Сегодня, как и 50 лет назад, трудно представить без НКС северный ландшафт Тюменской области.

bc2baf9969412803b3308ad9484d9f01.jpg

Такая стратегия стимулировала темпы деятельности практически всех отраслей народного хозяйства Тюменской области, превратила регион в единую промышленную площадку.

Достигнутые под руководством В.И. Муравленко успехи промышленной добычи нефти в Западной Сибири не имеют аналогов ни в СССР, ни в России, ни в мире.

За полтора десятилетия был создан крупнейший в мире Западно-Сибирский нефтегазовый комплекс.

В его структуре сформирована самая крупная нефтяная фирма в мире – Главтюменнефтегаз, равной которой не было до нее и не будет, видимо, в обозримой перспективе.

Сравнение всего двух показателей – до ее открытия (1960 год ) и после (1975 год) – впечатляет: объем нефти – 0,2 и 211 млн т (максимум более 400 млн т в год); объем бурения скважин – 11 тыс. и 4 млн м в год.

О необходимости индустриальных методов освоения тюменской нефтегазовой провинции

Природно-климатические условия новой осваиваемой территории актуализировали проблему внедрения индустриальных методов добычи углеводородного сырья. Только новые технические и технологические решения могли обеспечить в Сибири перспективу прорыва в этой ключевой отрасли экономики страны.

Одним из эффективных решений задач индустриализации промышленной добычи нефти и газа на Севере Тюменской области стала разработка комплексно-блочного метода.

В 1967 г. проведены первые эксперименты. Основная идея метода состояла в том, что нефтяные и газовые промышленные объекты монтировались не на строительных площадках, а на заводах, после чего транспортировались к месту назначения. Использование данного способа в промышленном и городском строительстве давало высокий экономический эффект.

Нужда, как извес­тно, самый мощный движитель прогресса. Она-то и толкнула к усилиям в индустриальном направлении.

Фактически с первых дней обустройства Западной Сибири жизнь поставила перед строителями два узловых вопроса: где взять квалифицированные кадры для строительства и как здесь строить.

Никто тогда готовых подразделений в Западную Сибирь направить не мог. Те, что были в других регионах, завязли, как правило, на старых месторождениях. Даже управляющие структуры Главтюменнефтегаза первые годы приходилось формировать из людей, которые приходили в главк объявлениям в газетах. А уже в 1970 году объем работ главка составлял 220 миллионов рублей или же по тем времена 230 000 000 ( двести тридцать миллионов) долларов

Освоение месторождений неф­ти и газа потребовало с само­го начала западносибирского обустройства поиска новых ин­дустриальных форм строительства.

Комплектно-блочный метод строительства при возведении объектов нефтяной и газовой промышленности альтернативы не имеет

Масштабы строительства были очевидны с самого начала. Причем следует иметь в виду, что нефте­промысловые объекты — объекты относительно небольшие, разбросанные по территории месторождений.

Но от того, что объект небольшой, количество наименований комплекту­ющих изделий, деталей всяких, нужных для его сооружения, было примерно таким же, как и для крупного объекта, скажем, для нефтеперерабатывающего завода.

А теперь представьте, что все это в нужном ассортименте и количестве, в строгой последовательности по времени должно было идти из многих центров страны, рассеиваясь сначала по базам. И с баз по многочисленным строительным площадкам, где на ветру и морозах их предстояло собирать.

Что касается методов строительства, то поначалу ситуация выглядела тупиковой. Опыта работы на заболоченных терри­ториях не было.

Было очевидно, что строить на первых порах придется без дорог, используя реки в весьма короткую навигацию, и, когда это возможно, авиацию. Если везде строительный сезон летом, то тут приходилось ориентироваться на зиму, когда болота и реки скованы морозом.

То есть ситуация была крайне неблагоприятной, урезанной до предела — куда ни кинь, везде клин.

При комплектно-блочном ме­тоде строительства основной объем работ по созданию про­мыслового объекта был перенесен в цеха сборочно-комплектовочных предприятий. Готовые бло­ки доставляются на месторо­ждения по воде, по железной дороге, волоком по зимнику, а в крайнем воздушным транспортом.

Не числом, а умением

Все это порождало много осложнений и неприятных момен­тов. Так, порты и причалы еще не были оборудованы, а в навигацию нужно было завозить массу материалов. Привезенное выгружалось на не подготовленные должным образом площадки. Берега оказывались заваленными мате­риалами, конструкциями, машинами.

Многое в этих условиях гробилось, терялось. приходилось еще подчас ждать зимы, чтобы вывезти доставленное водой на стройки. И все это при общем дефиците квалифицированных кадров ИТР и рабочих.

Только индустриализация строительства открывала в этих условиях перспективу вырваться из порочного круга.

Главк правильно сделал в свое время ставку на молодежь, приходившую со студенческими строительными отрядами. Окончив институт, эти ребята приехали в Тюмень . Руководство ставило их на должности, уже зная их. Они быстро росли, тянули за собой на большое сложное дело своих друзей, знакомых.

Молодежь с энтузиазмом и энергией взялась за отработку новых организационных, технологических и ин­женерных решений строительства.

Комплектно-блочный метод в этом смысле нес в себе радикальное разрешение всего узла противоречий, перед которыми строителей поставила природа, реальности ситуации и времени.

По схеме комплектно-блочного строительства собственно возведение промысловых объектов переносилось со множества строительных площадок, разбросанных на месторождениях, в заводские условия.

Здесь, в условиях заводского произ­водства, создавались на потоке многие изделия и заго­товки, сюда же , в единый адрес , поступали все комплектующие детали. Здесь же комплектовались блоки промысловых объектов.

В каких-то случаях один блок представлял собой законченный объект, в других — объект состоял из нескольких блоков. На строи­тельные площадки транспортировались теперь готовые блоки. Тут они устанавливались на подготовленное основания, обвязывались и соединялись.

7e3e4b7db3bc7403734aeddc957edece.pngОтправка блоков железнодорож­ного габарита

Комплектно-блочное строи­тельство обеспечило переход отрасли на более высокий ви­ток индустриализации обуст­ройства месторождений.

Проблемы и трудности реализации идеи комплектно-блочного строительства

На пути от идеи, от схемы комплектно-блочного строитель­ства до ее реализации трудностей и проблем оказалась масса. Носили они и объективный и субъективный характер.

Комплектно-блочное строительство в корне отвергало, скажем, традиционные строительные материалы — бетон и кирпич, оно требовало новых легких строительных мате­риалов и конструкций, которых в стране недоставало. Новое дело требовало качественно нового подхода к компо­новке оборудования и проектированию.

И тюменские нефтегазостроители смогли выбрались из трясины взаимоотношений с проектными институтами, ибо сразу создали у себя в главке не­большую группу из высококвалифицированных специалистов, одержимых идеей комплектно-блочного строительства.

Первоначально в ней было всего несколько человек — во главе с михаилом Ройтером .Молодые, не связанные никакими путами, кроме требований технологической и инженерной целесообразности, они начали пересматривать проекты.

Им предстояло произвести деком­позицию традиционных промысловых объектов на части, поддающиеся транспортировке. Небольшие-то они неболь­шие, но многие из них целиком перевезти было невозможно.

Было очевидно, что какая-то часть блоков будет доставляться на месторождения водой, но на перспективу огромное количество из них следовало перевозить по железной дороге и волоком по зимнику . А отсюда и изготовлять их нужно было в железнодорожном и автомобильном габаритах, максимально наполняя заданный объем оборудованием, обеспечивая удобную для обслуживания компоновку.

Первым н объектом, спроектированным в комплектно-блочном исполнении, стала кустовая насосная станция по закачке воды в нефтяной пласт. Спроектировали ее молодые конструкторы-подвижники. Но тут же возник вопрос : где разместить производство?

Стали думать и нашли — цех сантехзаготовок в комсомольско –молодежном управлении № 1( начальник Жевтун В.Г) входившего в комсомольско молодежный трест Тюменгазмонтаж» ( управляющий Шаповалов И.А)

Вцепились они, что называется, в идею. И начали комплектовать БКУ в условиях тесноты, недостатка станочного оборудования и полного технологического вакуума.

ccb239745510b6107755af1ea0f0a257.pngБлоки для обустройства нефтя­ных месторождений

Худо–бедно в 1967 году в Главке было построено три первых комплектно-блочных объекта: кустовая насосную станцию по закачке воды в пласт, дизельная станция и котельная.

Все объекты, крайне важные на обустройстве, были рассчитанны на массовое производство. Проектировали их честно говоря полукустарным образом. Производство под них развернули тоже, по существу, по­лукустарное, но дело было сделано

Справочно:

Предприятия Тюмени способны сегодня вы­пускать 1000-тонные супербло­ки. Созданные здесь мощности позволяют производить блоч­ные компрессорные, котельные, очистные сооружения не толь­ко для Западной Сибири, Арктики и дальнего Востока ,но и для ближнего и дальнего Зарубежья . На практике отработана концеп­ция строительства нового по­коления промысловых объектов из блок-модулей в виде единого блок-здания.

Чтобы идея победила, важно не только убедить, но показать «товар лицом»

Однако блочные объекты на первых порах смущали многих. Нет привычного кирпича и бетона — вместо них какие-то легонькие объекты. Сколько они простоят? Не разболтаются ли от вибрации? Ведь основания у них с виду жидковатые, а двигатели мощные — в несколько тысяч киловатт.

Хотя все было неоднократно просчитано и испытано , но все равно отношение и за­казчиков и самих строителей на первых порах было крайне насторо­женное.

Да вначале и не все получалось. Переводили много металла. Бросовой работы было немало. Это факт. В партийных и советских кругах начали даже одно время поговаривать: пора, мол, энтузиастов этих и к ответственности притянуть.

И нужно отдать должное председателю Госплана Бай­бакову Николаю Константиновичу. Приехал он, все осмотрел, все выспросил и во все вошел. На партийном активе он убеж­денно высказался за комплектно-блочный метод и как нефтя­ник рекомендовал все нефтяное промысловое обустройство пе­реводить на него. Нефтяники после этого из оппозиции вышли.

Обком партии — Борис Евдокимович Щербина и Богомяков Геннадий Павлович поддерживали идею всегда и даже придали ей комсомольско- молодежный тренд,котрый весьма эффективно сработал.

25 апреля 1978 года в ыступая на XVIII съезде ВЛКСМ, Л. И. Брежнев не случайно остановился на завоевавшем уже популярность комплектно-блочном методе строительства.

dc05d354698e4d409b7f80c8a7c7d188.png

Ведь его применение на сибирских месторождениях нефти и газа позволяет вчетверо увеличивать производительность труда.

Почему комплектно-блочный метод поначалу не пользовался государственной поддержкой

Только комплектно-блочный метод обустройства месторож­дений нефти и газа имеет перспективу с точки зрения эколо­гии, более того, этот метод — одно из важных направлений в развитии промышленно-гражданского строительства. Казалось бы, есть все основания для отраслевой гордости. Однако нефтяной и газовой отрасли не все было посильно.

Дело в том, что на первом этапе обустройства Западной Сибири и развития комплектно-блочного строительства « Главтюменьнефтегазстрой вырвался далеко вперед широтой своего подхода и производственным энтузиазмом.

По логике простого здраво­мыслия комплектно-блочному строительству следовало обеспечить поддержку на государственном уровне. Делу нужны были прогрессивные полимерные материалы, новые утеплители, алюминий.

Но самое главное, на комплект­но-блочный метод следовало специально ориентировать машиностроение. Сюда нужно было новое поколение оборудования — миниатюрного, но значительной мощности. В нефтегазовое машиностроение следовало переносить принципы авиа- и судостроения.

Разумеется, нужны были и серьезные капиталовложения под создание соответствующей базы машиностроения и базы строителей. Однако сделано этого не было. Главной причиной такого просчета можно считать сформированное к этому времени мнение об относи­тельной легкости достижения значительных уровней добычи нефти и газа. Преодолеть его тогда не удалось.

Сегодня, с удаления почти пяти десятилетий, видно, что просчет во внимании к индустриализации обустройства нашего главного топливного бастиона дорого обошелся обществу и самой Западной Сибири.

Обустройство это могло и должно быть более экологически корректным, менее ресурсо- и капиталоемким. И самое главное, менее тру­доемким, что позволило бы избежать привлечения в Сибирь десятков тысяч человек

Знакомство с иностранным опытом индустриального освоения нефтяных и газовых месторождений

В 1976 году делегация тюменских нефтегазостроителей знакомились с обустройством нефтяного месторождения Прадхо-Бей на Аляске, на берегу Ледовитого океана. Там американцы применяли суперблоки массой до 1300 тонн. Подготовили они их на плавучих основаниях на специальном доке в Хьюстоне, затем караваном доставили на место более 40 блоков

А у нас к этому времени в Западной Сибири имелся опыт проектирования установки и монтажа блоков массой только до 450 тонн..

Будущее за суперблоками

Говорят, что строят с колес. В начале 70-х, Главк образно говоря, строил с крыла самолета. Пять тысяч тонн грузов в блочном исполнении было доставлено на месторождение самолетами.

Было ясно, что блочное строительство принесет еще больший эффект, если мы будем делать более крупные блоки.

В 1976 году на ме­сторождение вблизи Самотлора была доставлена установка сепарации и подготовки нефти весом 350 тонн. Для ее транспортировки использовалась система, работающая по прин­ципу воздушной подушки.

В этом же году для поселка вблизи Сургута была изготовлена котельная с котлами ДКВР весом 350 тонн. Котельная была смонтирована на барже и доставлена к месту назначения водой. На ее установку и запуск на Севере ушло менее месяца, в то время как нормативный срок строительства таких котельных 12 месяцев.

a6ee5575cb4c06e5897e78149b890793.png

Транспортировка суперблока по реке.

На будущее для создания подобных объектов задумано было подойти более масштабно. Было выбрано удобное место на реке Туре вблизи Тюмени. Здесь намечено было создать специальное сборочное предприятие и слипы для спуска готовых суперблоков на воду. Для их проводки очищалось и углублялось дно реки.

Именно эта производственная база позволила перейти к суперблокам при обустройстве газовых месторождений Севера, т. е. к применению блоков массой до 500 тонн. Газовые месторождения Ямбурга обустраивались исключительно с использованием суперблоков.

Здесь эффект исчисляется примерно в 3 ( три) миллиард рублей. Хотя условия на Ямбурге сложнее, чем на Уренгое, обуст­ройство здесь шло быстрее, оно значительно дешевле, в не­сколько раз меньше трудозатраты. Строители обошлись здесь без многочисленных баз снабжения, без обширного складского хозяйства.

Комплектно-блочный метод позволяет перейти на новый класс объектов при обустройстве Ямала и Арктической Зоны России. Здесь целесообразно создавать блоки еще большей массы — условно говоря, в виде большого корабля, где на плаву весь объект.

Это может быть: судно-промысловый объект, судно-производственная база, судно-общежитие. Пришел караван таких судов — расставили их, «замыли» и приступили к работе.

Проверено на Крайнем Севере страны

Таким образом, начатое в 1960-е гг. на Севере Тюменской области в специфических климатических и географических условиях крупномасштабное промышленное и гражданское строительство не имело мировых аналогов.

Добыча нефти и газа осуществлялась на заболоченной, залесенной, труднопроходимой местности, на которой апробированные методы добычи нефти центральных регионов страны оказались неприемлемыми, а суровый климат и продолжительная зима не позволяли расселять людей в квартирах домов привозных серий.

Совместными усилиями трудовых коллективов ученых, инженеров, техников, руководителей предприятий СССР во второй половине 1960-х гг. на Севере Тюменской области удалось решить многие задачи по адаптации традиционной технологии добычи углеводородного сырья к специфическим условиям Севера, а также созданию собственной, адекватной региональной географической и климатической природе, нефтегазовой и строительной индустрии.

Добыча нефти в Западной Сибири в период с 1964 по 1989 г. увеличилась в 1 864,9 раз при возрастании объемов по стране в 2,5 раза. Удельный вес нефти Западной Сибири в союзной добыче в конце 1980-х гг. составлял 65,0 %. Доля продукта Тюменской области в объеме западносибирской нефти равнялась 98,8 %.

Нефтяная и газовая отрасли Западной Сибири с середины 1970-х гг. стали базовыми для своих министерств. Государство в 1974 г. вышло на первое место в мире по объемам добычи нефти, в 1984 г. – газа.

Заключение

В настоящее время в России накоплен достаточный опыт и достижения в развитии комплектно-блочного метода строительства. Особое внимание к данной технологии обусловлено необходимостью достижения глобальных целей в стране, таких как:

  • скоростное строительство;
  • создание полноценно функционирующих временных мобильных зданий и сооружений;
  • упрощение строительства путем унификации и стандартизации монтажных работ при реконструкции зданий и сооружений, возведении особо опасных и промышленных объектов;
  • перенос строительных работ, а также специализированных процессов по сборке оборудования тепло-, водо-, газоснабжения, сварочных работ и «мокрых» процессов в заводские условия, исключающие влияние погодных факторов;
  • упрощение проектирования вследствие создания типовых серий объектов и внедрения заводами-изготовителями баз данных и каталогов продукции унифицированных модулей или модульных единиц.

Учитывая современную ситуацию в нефтегазовой промышленности, когда эпоха легко добываемых углеводородов уходит в историю, а появляется необходимость реализации сложнейших проектов, в сложнейших природно–климатических условия и в кратчайшие сроки, все большую актуальность приобретает отработанный на практике инструмент инфраструктуризации месторождений – технология комплектно-блочного метода строительства с применением модульных блоков полной заводской готовности, включая суперблоки.

Борис Скупов

Комментарии