Боевой и трудовой подвиг военных строителей во время Великой Отечественной Войне

В канун всенародного празднования 76 годовщины Дня Победы-9 мая 2021 года крайне необходимо рассказать о трудовых и боевых подвигах военных строителей Рабоче-Крестьянской Красной Армии – (РККА)

4e8e39eb05ccf3a8f03556716baef633.png

О трудовом и военном подвиге строителей в тылу и на фронте свидетельствуют многочисленные материалы, переданные на вечное хранение во Всенародный исторический депозитарий «Лица Победы», а также опубликованные ранее воспоминания военных строителей – участников великой Отечественной Войны: генерала армии Комаровского А.Н., генерал-полковников Н.М. Попова, А.Г. Караогланова, генерала-майора Чепейкина Н.Г и других

Краткий исторический экскурс

В истории нашей Родины период Великой Отечественной войны насыщен многими драматическими событиями, оставившими глубокий след в сознании людей.

Основное содержание первой летне-осенней кампании 1941 г. составили стратегическая оборона на всем фронте и вынужденное отступление.

На оборонительных действиях Красной Армии с первых дней войны тяжело отразились просчеты и ошибки высшего политического руководства в области военно-инженерной подготовки государства.

В ходе неудачного для Красной Армии начального периода войны войска первого стратегического эшелона потерпели крупное поражение

Строительные организации и батальоны оказались в чрезвычайно тяжелом положении. Занятые работами в укрепрайонах западной границы, они попали под удары авиации, артиллерии и передовых частей вермахта и сразу же понесли большие потери в людях и технике. Как свидетельствуют документальные источники, эти потери составили более половины довоенного состава строителей или около 540 000 личного состава

В сложных условиях отступления советских войск ограниченные по численности и возможностям органы оборонительного строительства были не в состоянии без срочной помощи развернуть работы на тыловых оборонительных рубежах. Начались интенсивные поиски новых организационных форм дня строительных органов и частей.

То, что не было сделано в мирное время, пришлось осуществлять ценой огромного напряжения всех сил народа в военный период. В ходе войны, методом проб и ошибок, пришлось создавать полевые военно-строительные части и объединения, вплоть до саперных армий, организовывать руководство оборонительными работами на громадной территории, проводить мобилизацию огромных материальных ресурсов народного хозяйства страны.

В июне 1941 г. Управление оборонительного строительства Красной Армии было подчинено начальнику Главного военно-инженерного управления(генерал-майор КотлярА.В.), что в целом положительно сказывается на ходе проведения организационных мероприятий в строительных частях.

При непосредственном участии руководителей инженерных управлений действующих фронтов решались задачи восстановления управления и сосредоточения на новых рубежах, отходящих от западной границы строительных органов, формирования новых частей и постановки им задач.

Привлечение на строительство тыловых оборонительных рубежей гражданских специалистов, многих строительных организаций, главных управлений наркоматов, населения, а также военно-строительных организаций, занимавшихся в мирное время сооружением оборонных предприятий, стало важным шагом в поиске лучшей формы управления военно-полевым строительством.

На строительство тыловых фортификационных систем в первые месяцы войны были направлены в полном составе более 100 крупных строительных организаций и трестов. В последующем они стали основным костяком большинства военно-строительных частей, соединений и объединений.

В третьей декаде августа 1941 г. военно-политическое руководство страны выработало ряд организационных мер, направленных на устранение недостатков начального этапа оборонительного строительства.

В соответствии с решениями Государственного комитета обороны (ГКО) от 22 и 27 августа 1941 г. были проведены реорганизация системы руководства оборонительным строительством и дополнительная мобилизация на оборонные стройки трудовых и материальных ресурсов, разработаны новые планы строительства рубежей и сооружений.

В целях централизации руководства оборонительным строительством на фронтах решением ГКО было организовано Главное управление оборонительных работ (ГУОБР) Наркомата внутренних дел. Однако ряд объективных и субъективных факторов оказал негативное влияние на деятельность ГУОБР НКВД.

Происходит новая реорганизация органов оборонительного строительства, вызванная резким ухудшением стратегической обстановки на фронте, произошла на основании постановления ГКО от 13 октября 1941 г. Данное решение о создании Главного управления оборонительного строительства (ГУОС) НКО положило начало объединению всех сил оборонительного строительства в одном органе.

К началу января 1942 г. в составе ГУОС НКО функционировало 17 периферийных организаций, которые насчитывали 146 полевых строительств. В них трудилось 20 тыс. инженерно-технических и административных работников. Только в течение 1941 г. в оборонительных работах участвовали около 10 млн. человек, в том числе 6 млн. жителей Российской Федерации, по 2 млн. тружеников городов и сел Белоруссия и Украины.

Во второй половине декабря 1941 г. на оборонительных рубежах одновременно работали более 2,1 млн. человек, в том числе 1,6 млн. местного населения и свыше 0,5 млн. личного состава 10 саперных армий, военно-строительных управлений и частей (УОБР, УОС, УВПС, строительных, рабочих батальонов, колонн).

К 5 декабря 1941 г. силами военно-строительных частей и местного населения в тыловых районах страны возводилось 10 тыс. км оборонительных рубежей. К обороне было подготовлено около 100 крупных городов.

В соответствии с Постановлением ГКО от 26 марта 1942 г. учреждения и части оборонительного строительства были реорганизованы на новой постоянной основе. Было установлено твердое штатное расписание военно-строительных органов и строительных колонн, определена новая организационная структура семи созданных управлений оборонительного строительства.

Основная производственная единица новых органов – управление военно-полевого строительства – представляла сильный производственно-технический и административный аппарат, осуществлявший работы придаваемыми строительными колоннами и местным населением.

Однако как показал опыт, основным недостатком такой организации было отделение производственно-технического персонала от рабочей силы.

Переход Красной Армии от обороны к стратегическому наступлению поставил перед военными строителями ряд новых задач и привел к реформированию структуры оборонительного строительства снизу доверху.

На основании приказа Наркома оборона от 21 июля 1943 г. в Советской Армии были созданы Главное управление оборонительного строительства, УОС РВГК, ФУОС, отдельные УВГТС.

Таким образом, в руках оперативного и стратегического руководства были сосредоточены значительные мобильные возможности для закрепления достигнутых в ходе наступления рубежей, выполнения других военно-инженерных работ.

Вместо упраздненных участков военно-строительных работ и строительных колонн были сформированы 190 военно-строительных отрядов или около 1 000 000 ( одного миллиона) личного состава, в которых объединялись техническое руководство со штатной рабочей силой.

Постоянство состава вело к росту навыков и накоплению опыта в работе военных строителей. Объединение организационных, контрольных и хозяйственных функций способствовало накоплению у офицеров командных навыков.

Органы оборонительного строительства такой структуры просуществовали до конца войны. Они решили большой комплекс фортификационно-строительных, военно-инженерных задач.

Лучшие органы и части оборонительного строительства были отмечены правительственными наградами. Наград Родины удостоились более 150 тыс. военных строителей, сержантов, офицеров, а также мобилизованных на возведение оборонительных рубежей рабочих, служащих, колхозников.

В годы Великой Отечественной войны был накоплен огромный опыт выполнения оборонительных работ в экстремальных условиях, выросли кадры руководителей, способные решать военно-инженерные задачи любой сложности.

Военные строители на объектах стратегической обороны

Широко известны и достаточно описаны в литературе героическая оборона Москвы, Ленинграда, Одессы, Севастополя, Сталинграда, Новороссийска и многие другие операции Советской Армии в этот период, в которых очень наглядно и поучительно проявились роль и значение строительства оборонительных сооружений.

Например, в Московском оборонительном сражении только на Брянском направлении на фронте в 230 км в течение июля – августа 1941 г. было отрыто 3570 км противотанковых рвов, эскарпов и траншей, оборудовано 6650 пулеметных окопов, 2300 пулеметных дотов и дзотов и до 700 сооружений для 76-мм орудий .

Своевременная подготовка оборонительных рубежей помогла Советской Армии летом и осенью 1941 г. задержать наступление противника и выиграть время для мобилизации всех сил страны на отпор агрессору.

Столь же велик был размах фортификационных работ и в 1942 г.

Особенно активизировались они с началом наступления немецко-фашистских войск на Сталинградском направлении летом 1942 г.

Используя опыт обороны Москвы, войска с большим упорством строили укрепления на дальних и ближних подступах к городу. Этот огромный труд не пропал даром.

Действительно, только в самом Сталинграде за период его обороны было построено 2500 различных окопов, 200 дзотов, около 450 блиндажей и убежищ, установлено 37 железобетонных и броневых колпаков для пулеметов, приспособлено к обороне 186 зданий .

Кроме фортификационных сооружений в городе и на ближайших подступах к нему было установлено большое количество различных заграждений. Фортификация сыграла немаловажную роль в разгроме врага под Сталинградом.

Наиболее широкий размах укрепление местности получило в Курской битве (июль -август 1943 г.). Здесь был максимально использован богатый боевой опыт, накопленный Советской Армией с начала войны, воплощены на практике передовые взгляды нашей фортификационной школы

Главной особенностью инженерного оборудования в этот период явилось широкое применение системы траншей и ходов сообщения, дополнявшейся фортификационными сооружениями различного назначения. На главном направлении количество траншей и ходов сообщения доходило до 8 км на каждый километр фронта, а всего их было отрыто свыше 10 тыс. км.

В тылу как на фронте

По воспоминаниям генерала армии Комаровского А.Н 22 января 1942 г. Государственный комитет обороны (ГКО) вынес решение: «Поручить бригинженеру Комаровскому – ком. 5-ой СА людей, освободившихся на оборонительном рубеже Сталинградской области в составе: инженеров и техников – 400 чел., мастеров и квалифицированных рабочих – 6 тыс. чел. вместе с автотранспортом и строймеханизмами направить на Байкалстрой».

Создание завода качественных сталей в районе Челябинска на базе руд Байкальского месторождения было задумано ещё в начале 30-х гг. Были проведены изыскательские работы, построено несколько бараков для строителей, но затем строительство было законсервировано. Боевой и трудовой подвиг военных строителей во время Великой Отечественной Войне.

f8be0e3dfc73bc94d2ba06a86cfa6066.png

В августе 1940 года правительство принимает решение о строительстве с 1941 г. Байкальского металлургического завода для производства качественного проката на базе Байкальских руд, Кузнецких и Карагандинских углей. Создаётся строительное управление Байкалстроя, но по ряду причин в начале 1941 г. стройка опять замирает.

Однако фронт требует танков и, соответственно, большое количество качественной стали. В марте-апреле 1942 г., в соответствии с решением ГКО, из Сталинграда прибывает основная часть 5-ой саперной армии с квалифицированными инженерами, техниками, строителями и монтажниками.

Этот момент, по существу, и следует считать началом строительства Челябинского металлургического завода. В августе 1942 г., в соответствии с решением Правительства СССР, строительство получает наименование – Челябметаллургстрой.

Как всегда, в первый организационный период, да ещё в условиях военной зимы, встало множество проблем, и в первую очередь – жилищная. За короткий срок на строительство прибыло около 30 тыс. человек. Лес для строительства казарм поступал с перерывами и далеко не в достаточном количестве. Всё это отягощалось необычайно суровой зимой.

Александр Николаевич пишет: «Вспоминая сейчас все стройки, на которых мне до или после этого приходилось участвовать, не могу назвать более сложной обстановки, если не считать, конечно, строительство оборонительных рубежей в прифронтовой полосе... Выход был найден совершенно необычайный для строительной практики. Трудно сейчас сказать, кто предложил для этой цели ивняк. 

Буквально через несколько дней после этого предложения сотни людей день и ночь уже плели из приобретённого ивняка щиты, которые устанавливались на деревянном каркасе с плотной забивкой пространства между щитами талой глиной, добываемой из-под почти двухметрового слоя мёрзлого грунта. Таким образом создавалась верхняя половина стены. Остальная часть „дома“ заглублялась в землю с закреплением стенок одним слоем плёнки»

249674c4f57cb2fc9a371427029a87cd.png

Следующими по важности задачами были: строительство подъездных путей, дорог и создание минимальной строительной базы. Дороги строились ускоренными темпами. Строительство бетонного хозяйства возглавили крупнейшие специалисты по бетону – С. В. Шестопёров и Г. Д. Петров.

В результате чрезвычайно энергичной работы к июлю 1942 г. был построен центральный растворно-бетонный узел производительностью 1200 м3/сут. К этому же времени была организована мастерская и полигон по изготовлению сборных железобетонных элементов. Всего за первые 2 года строительства было изготовлено свыше 2000 м3 сборного железобетона.

На Челябметаллургстрое впервые было освоено массовое изготовление железобетонных труб с применением виброформ и немедленной распалубки после бетонирования. В течение нескольких месяцев был построен цех металлоконструкций производительностью 16 тыс. т в год, достроен Потанинский кирпичный завод и многое-многое другое. На стройке возникла проблема с бензином, что грозило остановкой транспорта и из-за этого — всей стройки. Было принято решение срочно в массовом порядке изготовить газогенераторы и переоборудовать автомашины на другое горючее — дрова.

В результате крайне напряжённого труда коллектив стройки под руководством А. Н. Комаровского 7 февраля 1943 г. — ровно через 9 месяцев после разгрузки первого эшелона строителей — докладывал ГКО о завершении и сдаче в эксплуатацию первой очереди строительства Челябинского металлургического завода, а 19 апреля 1943 г. — выдал первую эксплуатационную плавку.

Про то, что стыдливо замалчивалось

Военные строители в годы войны испытывали значительные трудности в хозяйственно-бытовом, медицинском обслуживании, снабжении продовольствием и вещевым имуществом. Поскольку в сознании партийно-военного руководства был широко внедрен принцип их вспомогательной и ничтожной роли . Кстати он каленым железом искоренялся лично верховным Главнокомандующим И.В.Сталиным. Но об этом отдельный разговор, который состоится в преддверии Дня Строителя. Пока придется ограничится краткой аннотацией.

Особенно неблагоприятным для них был первый период войны. Выполнение оборонных задач «любой ценой» приводило к потерям здоровья, а зачастую и жизней военных строителей.

Документальные источники свидетельствуют о тяжелом материально-бытовом положении строителей ряда УОС в 1942 г.

Так, в докладе Военному совету Северо-Западного фронта начальник 20-го УОС Н.Лагунов сообщил о смерти в мае–августе 1942 г. 176 строителей. Из них 100 человек умерли от сердечной слабости из-за недостатка питания. Вследствие полной потери трудоспособности из УОС в райвоенкоматы откомандировали 1640 человек. В мае–июне было госпитализировано 2,5 тыс. строителей, в том числе с диагнозом безбелковые отеки – 1500 человек.

Среди личного состава строительств инженерного отдела КБФ в декабре 1941 г.–январе 1942 г. умерли от истощения 495 человек. Из 1,5 тысяч флотских строителей Ленинграда в начале февраля 1942 г. 1100 человек болели дистрофией В 21 УОС Калининского фронта в середине августа 1942 г. имелось 1090 больных дистрофией. Все больные работали на строительстве с июля–августа 1941 г.

Такое трагическое положение строителей было вызвано рядом причин. 12-часовой рабочий день, тяжелый физический труд, недостаток белкового питания и овощей в рационе, отсутствие выходных дней, полевые условия жизни и длительные переходы подорвали здоровье далеко немолодых строителей, чей возраст составлял, как правило, 45–55 лет.

В целом по всем строительным колоннам УОС Красной Армии общая заболеваемость личного состава за период с января 1942 г. по февраль 1943 г. составляла от 25 до 42 %. При этом госпитализация больных достигала 5 %.

Авитаминоз и дистрофия строителей особенно усиливались в зимние месяцы. По решениям военных советов фронтов строителям было выделено дополнительное количество продовольственных пайков, однако полностью проблему с питанием эта мера решить не могла.

Если уж честно говорить ряд руководителей НКВД относились к военным строителям как заключенным ГУЛАГ. Положение резко изменилось с 21июня 1943 года, когда военные строители стали бойцами Народного Комиссариата обороны (нарком маршал И.В. Сталин).

Реорганизованные УОСы получали определенное количество продовольственных пайков по списочному составу. Общая калорийность пайка должна была составлять 2200 калорий в сутки.

По суточной норме стройармейцу полагалось получать: хлеба – 800 г, круп – 66 г, мяса или рыбы – 73 г, масла – 20 г, сахара – 16 г.

В действительности строители из-за неполного обеспечения мясом и овощами получали паек, не превышавший 2000 калорий. Поэтому было разрешено иметь подсобные хозяйства в ВСО и изыскивать дополнительные источники питания. Положения стабилизировалось когда на фронт стали массово поступать американские мясные или на солдатском лексиконе «второй фронт»

Военные строители стали получать вещевое довольствие по нормам РККА.

К 1943 г. в ГУОС сложилась система лечебно-профилактических учреждений со своими медицинскими кадрами. В строительных организациях имелись 52 лазарета на 40–50 коек и 159 изоляторов на 3–5 мест каждый. В последующем сеть медицинских учреждений продолжала расширяться.

В 1944 г. в дополнение к имеющимся были открыты 102 лазарета и 291 изолятор. Некоторые УОС, учитывая возрастной состав строителей, открыли у себя зубопротезные мастерские.

В течение этого года свыше 59 тыс. военных строителей прошли медицинское освидетельствование. По решениям врачебно-экспертных комиссий УОС РВГК 28 тыс. человек перевели на облегченные условия труда, 2,9 тыс. уволили в отпуска, а 1,3 тыс. строителей комиссовали по болезни .

Оплата по труду

Если кто думает что во время войны товаро- денежные отношения исчезли то это не так. Везде и по всюду происходила оплата по труду.

С начала войны оплата труда рабочих-строителей и мобилизованного населения составляла 8–12 рублей в день. Конкретный размер оплаты устанавливался для каждого строящегося рубежа и зависел от продолжительности рабочего дня

Уже в первые месяцы войны органы полевого оборонительного строительства столкнулись с задачами нормирования фортификационно-строительных работ, так как при отсутствии норм невозможно было решать вопросы низового планирования, организации производственных процессов и оплаты труда. В гражданском строительстве к этому времени уже давно были разработаны и широко применялись во всех отраслях промышленности и жилищного строительства «Единые нормы выработки и расценки на строительные работы».

Но в этих нормах отсутствовали многие виды работ, характерные для полевого оборонительного строительства. Поэтому применение «Единых норм выработки и расценок» привело к разнобою в оплате труда, уравниловке в заработной плате. ГУОС НКО уже в ходе войны пришлось разрабатывать и издавать нормы выработки, учитывающие специфику оборонительного строительства. Они были положены в основу оплаты труда военных строителей.

В соответствии с постановлением ГКО от 9 октября 1942 г. «О системе оплаты труда строителей, занятых на возведении оборонительных рубежей в органах управлений оборонительного строительства и инженерных войск Красной Армии», вводилась оплата труда военных строителей исходя из действовавших в Наркомстрое норм и расценок с повышением их на 25%.

Одновременно устанавливалась система премирования рабочих, инженерно-технических и административно-хозяйственных работников за выполнение работ в срок и досрочно .

К 1943 г. потребность в создании сборника производственных норм для полевого оборонительного строительства стала неотложной и была решена. «Сборник производственных норм и расценок по оборонительному строительству» ГУОС Красной Армии с охватом всех видов оборонительных работ до конца войны использовался для выдачи производственных заданий и расчетов с бригадами военных строителей.

Необходимость повышения производительности труда на оборонительном строительстве привела к широкому применению сдельно-прогрессивной и аккордной систем оплаты труда. За перевыполнение норм выработки расценки повышались от 15 до 100%.

Постановление ГКО от 11 марта 1944 г. распространило решение СНК СССР «Об упорядочении заработной платы рабочих Наркомстроя СССР» на военных строителей ГУОС.

Оно устанавливало надбавки до 15 % на работы, производимые в действующей армии до армейского тыла включительно, Данное постановление решило ряд вопросов, связанных с нормированием и оплатой труда: было изменено соотношение коэффициентов по разрядам тарифной сетки, повышены разряды и тарифные ставки строителей

Еще в первом полугодии 1943 г. строители Наркомстроя по уровню оплаты труда среди рабочих других наркоматов находились на 24-м месте. Самый высокий заработок был у рабочих танковой промышленности. Он составлял в среднем 660 рублей.

Решение правительства позволило повысить заработную плату рабочих Наркомстроя с 297 до 460 рублей, что вывело их на 15-е место по оплате труда. Соответственно повысился уровень оплаты труда военных строителей. За особые условия выполняемых работ по разминированию местности им выплачивалось денежное вознаграждение из расчета 22 рубля в день.

Материальное стимулирование, отказ от уравниловки в оплате труда военных строителей способствовали повышению производительности труда, сокращению сроков возведения оборонительных рубежей. Если в 1943 г. выполнение производственных норм военными строителями ГУОС составляло 125 %, то в 1944 г. оно выросло до 138 %

Заключение

С момента нападения гитлеровской Германии на СССР одной из важных, сложных и крупномасштабных задач, которую пришлось решать военным строителям, было создание стратегических рубежей и плацдармов.

Именно они оборудовали бомбоубежища в подвалах жилых домов, приспосабливали школы под госпитали, маскировали здания, где размещались ответственные учреждения, сооружали на улицах и площадях городов сотни укрытий, изготавливали тысячи противотанковых надолбов, проводили консервацию наиболее крупных и ответственных недостроенных капитальных сооружений.

Инженерно-строительное обеспечение стратегических оборонительных и наступательных операций в течение всей Великой Отечественной является примером взаимодействия армии и народа, трудового героизма, мужества и патриотизма советских людей.

ГКО эффективно использовало труд военных строителей и в тылу - на строительстве Челябинского металлургического комбината и иных крайне важных объектах оборонного значения.

Борис Скупов

Комментарии