Портал для специалистов архитектурно-строительной отрасли

+7 (495) 380-3700

info@ardexpert.ru

Архитектурная группа ДНК: авторские практики

«Строительный Эксперт» продолжает серию публикаций по материалам выступлений ведущих российских архитекторов, прозвучавших в лекционной части курса «Авторские практики» кафедры «Комплексная профессиональная подготовка» МАрхИ.

ДНК московской архитектуры

С первых же дней своей работы архитектурная группа ДНК, основанная Константином Ходневым, Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцом в 2001 году, вошла в когорту профессионалов московской архитектуры. Глубокий анализ пространства, смелые решения, которые становятся модными трендами, универсальность в работе, маркетинг и активное участие в профессиональном сообществе — многие аспекты деятельности группы ДНК могут стать хорошим примером для будущих архитекторов.

509f56d4081a254498ec15245fe2427f.jpg

ДНК НАЧАЛА

Константин Ходнев:
— Все начинается с определений. Что такое ДНК? Расшифровка довольно проста: ДНК — это первые буквы наших имен. Получилось не только символично, но и удобно с точки зрения маркетинга — коротко и звучно.
МАрхИ мы закончили в 1994 году, после чего семь лет отработали в разных иностранных и отечественных архитектурных компаниях.

Наталья Сидорова:
— После МАрхИ мы сознательно не стали создавать свои мастерские, хотя многие наши ровесники в то время открывали бюро и проектировали интерьеры. Но мы хотели постичь азы практической деятельности большой архитектуры. Да, картинки может рисовать и молодое бюро, пускать пыль в глаза. А что дальше после «вау!»? Нужны реальные компетенции.

Как только возникло уверенное чувство, что потянем самостоятельно, пошли своим путем. Надо услышать, к чему у тебя есть склонность, и увидеть себя внутренним зрением. Плюс эти семь лет позволили нам завести определенные знакомства и получить некоторое признание и награды в профессиональном сообществе в составе крупных проектных групп.
Самое сложное — не первый проект, а дальнейшее выстраивание и поддержка системы работы своей группы и отношений внутри нее и с внешним миром.

Константин Ходнев:
Особенно на первых проектах мы выкладывались без остатка, чтобы получить доверие, обратить внимание, попасть в публикации, завоевать свое место под солнцем. Надо сразу стремиться стать в чем-то лучше, чем остальные. Ибо ты конкурируешь с людьми, у которых есть опыт. Здесь важно найти нишу, которая актуальна и есть возможность в ней прозвучать, либо есть чувство, что тема вот-вот откроется и вы пионер — тот, кто оказывается впереди.

СТРУКТУРА ДНК

Наталья Сидорова:
— Структура офиса ДНК крайне проста: три партнера-архитектора и проектный отдел из 10–12 человек плюс секретарь, бухгалтер и специалист по ИТ.
Такая структура возможна, если все специалисты достаточно универсальны, как управленцы, так и архитекторы, потому что проект необходимо выполнять от начала и до конца. Каждый из архитекторов либо несколько архитекторов самостоятельно ведут один из проектов от концепции до рабочей документации.

При небольшом офисе и столь разных по масштабу и типологии проектах под каждый из них собирается проектная команда, включая сторонних специалистов. Например, инженеры или специалисты по ландшафту, консультанты по строительным материалам. Чтобы быстро привлекать их в проект, с годами нарабатывается база контактов.

В структуре офиса важен также сам офис — помещение, потому что большую часть жизни мы проводим именно здесь. Мы здесь живем. За эти годы сменили несколько офисов, но всегда старались размещаться в «атмосферных» местах, лофтах, как правило, связанных с реконструкцией. Сейчас ДНК живет в «Красном Октябре».

Моральная атмосфера в коллективе строится на полном доверии, потому что архитектура — командная деятельность с очень большой палитрой знаний и умений.

Разумеется, есть тема творческих споров. Но у нас во главе три человека — это хорошее и удобное число, которое позволяет приходить к решению простым большинством голосов.

78acbb3d968e8c4f724b5e1f3e4e4502.jpg

ТРЕНДЫ ДНК

Константин Ходнев:
— В самом начале нам крупно повезло: мы получили щедрый подарок Сергея Киселева, который дал нам шанс проявить себя в первом для нас в формате ДНК реальном проекте — это торговая галерея «Аэропорт» у одноименной станции метро. При этом нам было очень важно отработать для себя все этапы работы над проектом — от концепции до реализации и согласований.

Мы проанализировали потоки людей и захотели сделать такое объемно-пространственное решение, которое не блокировало бы пути и встраивалось в городскую улицу. На генплане видно, что пассаж посажен на основной пешеходный поток. Площадь Тельмана — магистральная, образует визуальный разрыв по Ленинградскому проспекту в застройке. Горизонтальность здания сохраняет эту воздушную паузу при его сомасштабности сталинской застройке. Здание включило в себя существующие транзитные пешеходные потоки. Подземный переход / выход из метро включен в структуру комплекса. Площадь и сквер реконструированы. Крытый торговый пассаж качественно изменил городское пространство этой части Москвы. Получилась и улица, и интерьер одновременно, то есть здание решено как скульптурный объект, работающий на город со всех сторон.

Во многом знаковым для нас стал небольшой офисный центр на улице Вавилова, спрятанный внутри дворов. Здесь было важно найти новое звучание нового здания в традиционных формах, так как оно разместилось в застройке 50-х годов прошлого века. Чтобы здание во многом было созвучно с окружением, но все же новым. Был еще один аспект — ограниченный бюджет проекта. Отмечу, что всегда приятно делать объект из хороших дорогих качественных материалов. Но сделать все то же самое из чего-то более дешевого и прозаического — для этого требуется определенное мастерство.
В итоге мы предложили вариант здания из российского кирпича. И мне кажется, что на то время мы оказались первыми в Москве, кто сделал ставку на кирпичный фасад и придумал использовать сразу три вида кирпича, что дало необходимую пеструю структуру. В итоге оказалось, что это выглядит на порядок круче и дороже, чем можно себе представить.

Размышления над двойственной сущностью фасадов современных зданий дали нам в данном проекте возможность экспериментировать с объемом здания как со скульптурным объектом (т. е. абстрактное моделирование) и независимой фасадной оберткой, выстроенной на основе ордерного паттерна с ясной тектоникой и масштабом.

За модуль паттерна был взят размер ячейки фасада, соответствующей офисному кабинету или рабочей станции с одним окном. Ордерная структура (принцип построения) достаточно универсальна и разнообразна для ее использования в решении фасадной поверхности и легко ложится на общепринятые конструктивные схемы зданий. Вертикальные опоры и горизонтальные перекрытия задают базовую классическую структуру фасадов: несущие вертикальные и несомые горизонтальные элементы. При создании рисунка внешней оболочки, располагая подобные элементы на разной глубине относительно плоскости фасада, создается рельеф из пилонов и балок, определяющий тектонику и масштаб деталей и объема в целом.

По сути, мы создали (возродили) в московской архитектуре тренд на кирпичную архитектуру. Положительные отклики в прессе, награды на выставках за этот проект и его реализацию во многом сыграли большую роль в развитии нашей молодой компании.

ТИПОЛОГИЯ ДНК

Константин Ходнев:
— Мы создаем не просто сооружения, а интересную осмысленную среду, которая формирует разнообразные сценарии жизни. Нам интересно заниматься проектами любого масштаба. Главное, чтобы они были интересны, несли в себе некий вызов и позволяли достичь определенного качества, решить любопытную архитектурную задачу. И типология здесь не так важна.

В проектах градостроительного масштаба мы занимаемся всем — от концепции развития территории до отдельных домов. Это «Река-река» — поселок на 50 гектарах, Звенигород — мини-город на 500 000 м2 жилья и др. Работа с территорией — многопрофильная задача, нужно заниматься этим на разных стадиях, начиная с предпроектных исследований совместно с командой консультантов по девелопменту, бизнес-моделированию и функционалу, связанных с анализом эффективности, до сценариев использования территорий. Например, в ЖК «Город-курорт «Май» (застройщик «Тройка-РЭД» на Каширском шоссе) мы сочиняли сценарий на тему современного гибрида города и деревни, удобного для проживания и семей с детьми, и активной молодежи, и пенсионеров. Здесь компактная застройка растворена в окружающем ландшафте — рядом лес, деревня, усадьба «Горки Ленинские». В основе планировки лежит городская квартальная структура. Размер кварталов и малоэтажный (3–5 этажей) масштаб застройки соответствуют природному окружению.

Другой сегмент нашей деятельности — редевелопмент. Он тоже связан с темой города, но иначе: здесь требуется переформатировать промышленную территорию, превратив ее в часть городской ткани. Например, реализованный проект «Рассвет LOFT*STUDIO» для KR Properties в Столярном переулке (удостоен награды Владимира Татлина — высшей премии архитектурного фестиваля «Зодчество», 2016). В работе над территорией, которую когда-то занимала мебельная фабрика «Мюръ и Мерилиз», нас вдохновили старинные корпуса бывшей фабрики, построенные по проекту Романа Клейна (автора ГМИИ им. А. С. Пушкина и ЦУМа). Здесь насыщенная застройка, здания в разных стилях — дореволюционные, советской эпохи. Один из огромных промышленных корпусов позднего советского периода мы визуально разбили по фасаду на отдельные домики, а бетонные панели заменили кирпичной кладкой разных тонов и фактур. Здание переформатировалось в лофт-аппартаменты, а промышленный проезд — в уютную городскую улицу.

Очень важное направление нашей деятельности — проектирование загородных вилл. Их не очень много, но мы занимаемся ими с большим удовольствием и вниманием, так как в этих проектах можно достичь хорошего результата. Здесь можно убедить заказчика пойти на что-то большее, интересное, потому что на таком объекте у заказчика нет мотива к извлечению прибыли и минимизации инвестиций. Эта работа позволяет сделать все практически по максимуму, на пределе технических возможностей, материалов, элементов, деталей. То, что в городе редко бывает возможно, так как там иные бюджеты, требования, отношения с клиентами… Загородные дома для нас еще и лаборатория по созданию архитектуры максимально высокого качества.

При этом никогда не стоит относиться к заказчику как бездонному денежному мешку. Если речь идет о коммерческом объекте, то заказчик обязательно будет экономить. Особенно сегодня. Хотя еще совсем недавно норма прибыли у девелоперов была 100–150 % в валюте, они не волновались за бюджет, потому что знали, что им гарантирована огромная прибыль. Сейчас деньги кончились, и деньги начали считать.

7975e46a77caa598ffafef2d87980439.jpg

ДНК МАРКЕТИНГА

Наталья Сидорова:
— Мы убеждены, что надо вести не только чисто проектную деятельность, но и активно заниматься пиаром, постпродакшн. Так, к 10-летию компании мы были удостоены выпуска монографии «ТАТЛИН-моно».

Работа над «ТАТЛИНом» была огромной. Фактически мы провели каталогизацию нашей деятельности, и даже пришло новое осмысление нашей работы, творческих позиций и подходов. Это очень полезно.

Каждая публикация, которая выходит, нами тщательно готовится. Надо уметь, в том числе через текст, объяснить свою позицию и представить ее. Не менее важна и качественная фотосъемка готового объекта в выгодных ракурсах, которая в дальнейшем используется в публикациях и выставочных материалах. Участие в выставках очень важно для профессионального развития. Некоторые мероприятия мы инициируем сами. В целом выставки и публикации — это скорее не маркетинг, а творческое высказывание для профессиональной среды. Когда ты сделал достойный проект, судьба сама дает шансы для публикаций и пиара.

При этом надо понимать, что рынок архитектурных услуг достаточно узок. И держать для этого отдельного маркетолога не имеет смысла. Нам не нужен постоянный поток клиентов, в том числе с улицы. В нашей сфере клиенты с улицы не приходят. Это ограниченный контингент застройщиков, в том числе частных, приходящих по знакомству и рекомендациям.

Константин Ходнев:
— На самом деле с точки зрения получения заказов и маркетинга никогда не знаешь, что выстрелит: публикация, знакомство, информация по цепочке заказчиков и подрядчиков, менеджеров компаний-застройщиков, которые переходят из компании в компанию и дают свои рекомендации по выбору проектной организации. Каналов продвижения существует масса. И мы должны использовать каждый из них. В том числе конкурсы.

ДНК КОНКУРСОВ

Константин Ходнев:
— Конкурсы существенно влияют на получение заказов. Отмечу такую любопытную структуру результата нашего участия в них. По ситуации на начало 2016 года в 30 % конкурсов, в которых мы приняли участие, ДНК получила первое место, в 15 % случаев стали финалистами. Из 30 % побед около 15 % дошли до стадии заключения контракта. И только 7 % из них получили путевку в жизнь.

Это очень показательная ситуация для конкурсов: они не всегда дают гарантию, что у тебя будет работа, что ты, как победитель, пойдешь с проектом и заказчиком до конца.

Но в конкурсах участвовать необходимо, потому что они очень сильно мотивируют творческое развитие компании.

Комментарии