Несгибаемый Карбышев

В эти дни исполняется 76 лет со дня мученической смерти в гитлеровском концлагере Героя Советского Союза, выдающегося военного инженера, генерал-лейтенанта Карбышева Дмитрия Михайловича.

903ffeafbe9d7d2bfba0f81e12a99b2e.jpg

Памятник генералу Карбышеву на территории бывшего концентрационного лагеря Маутхаузен. Фото: wikipedia.org

Подвиг этого русского офицера и советского генерала стал известен каждому цивилизованному человеку буквально через несколько месяцев по окончании Второй мировой войны. Однако, чем больше мы продвигаемся в глубь времен, тем более забываем о подвигах, которые совершили наши доблестные предки.

Волею судьбы генерал-лейтенант Дмитрий Карбышев в 1945 году стал узником концентрационного лагеря Маутхаузен. Со своими жертвами фашисты не особенно церемонились. Исход войны для многих был уже очевиден, иллюзий не оставалось. Гитлеровские цепные псы стремились расправиться с теми, кто оказался в их власти.

18 февраля 1945 года гестаповцы вывели военнопленных во двор и стали поливать ледяной водой из шлангов. Стоял лютый мороз – обессиленные, голодные люди умирали один за другим: у кого-то не выдерживало сердце, кто-то просто замерзал. За попытку увернуться награждали ударом по голове.

Среди самых стойких оказался генерал Карбышев: даже превратившись в ледяной столб, он находил в себе силы поддерживать товарищей.

История эта известна благодаря со-лагернику генерала, канадскому офицеру Седдону де Сент-Клеру. В 1945 году он, находясь в лондонском госпитале, внезапно потребовал встречи с представителем советской миссии по вопросам репатриации.

Вот что поведал под присягой на Библии канадский офицер:

«18 февраля 1945 года немцы загнали нас в душевую лагеря Маутхаузен, велели раздеться и пустили на нас сверху струи ледяной воды. Это продолжалось долго. Все посинели. Многие падали на пол и тут же умирали: сердце не выдерживало. Потом нам велели надеть только нижнее бельё и деревянные колодки на ноги и выгнали во двор. Генерал Карбышев стоял в группе русских товарищей недалеко от меня. Мы понимали, что доживаем последние часы.

Через пару минут гестаповцы, стоявшие за нашими спинами с пожарными брандспойтами в руках, стали поливать нас потоками холодной воды. Кто пытался уклониться от струи, тех били дубинками по голове. Сотни людей падали замёрзшие или с размозжёнными черепами. Я видел, как упал и генерал Карбышев.

В ту трагическую ночь в живых осталось человек семьдесят. Почему нас не прикончили, не представляю. Должно быть, устали и отложили до утра. Оказалось, что к лагерю вплотную подходили союзные войска. Немцы в панике бежали…

Я считаю своим священным долгом беспристрастно засвидетельствовать все, что я знаю о генерале Карбышеве. Я выполню этим свой маленький долг перед памятью большого человека».

Это было первое известие о Дмитрии Михайловиче: с 1941 года он числился среди пропавших без вести. В общей сложности Дмитрий Михайлович прошел 13 концлагерей и тюрем.

Последние слова генерала были обращены ко всем кто защищал и любил свою Родину: «Бодрей, товарищи! Думайте о Родине, и мужество не покинет вас!»

После официального подтверждения полученных сведений подвиг генерала Карбышева во вражеском плену был высоко оценен советским руководством. Почти ровно через пять лет после того, как он оказался в плену, ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

Строки из биографии легендарного Героя

Биография Дмитрия Михайловича Карбышева нетипична для советского военного: был он казачьим дворянином, потомственным военным. Это яркий пример человека, который оказался на своем месте и сделал блестящую карьеру благодаря собственному таланту, целеустремленности, исключительной силе духа.

2fa9f8855341c5d2aca5e3e6cd32cf7b.jpg

Дми́трий Миха́йлович Ка́рбышев (14 (26) октября 1880, Омск, Российская империя — 18 февраля 1945, Маутхаузен, Третий рейх, ныне Австрия) — русский и советский фортификатор, крупнейший отечественный учёный — военный инженер. Генерал-лейтенант инженерных войск (4.06.1940). Доктор военных наук (1941), профессор (1938) Академии Генерального штаба РККА. Член ВКП(б) (1940). Герой Советского Союза (1946, посмертно).

Детство и юность

Двенадцатилетним мальчиком генерал Карбышев, подвиг которого был еще впереди, остался без отца. Шестерых детей в одиночку воспитывала мать. Финансовые трудности были обычными, но зато сыновья взяли умом.

Старший, Владимир, поступил в Казанский университет, но был исключен: симпатизировал революционерам. Судьба его была трагична: он умер в тюрьме совсем молодым.

Дмитрий поступил в Сибирский кадетский корпус , и за учебу пришлось платить, поскольку семейная история со старшим сыном не располагала к привилегиям.

Тем не менее Карбышев не тушевался. Учился блестяще, обнаружил большие способности к инженерии. Вся его дальнейшая карьера связана с военным строительством.

Никто не удивился, когда Дмитрий Карбышев поступил в Николаевское инженерное училище, которое располагалось в Петербурге, в Михайловском замке, получившем в честь училища второе название — Инженерный.

Начало военной службы

После окончания училища оказался в Маньчжурии (1903 г). Тут его и застала первая из военных кампаний, в которых принял участие будущий генерал Дмитрий Карбышев.

Русско-японскую войну Карбышев встретил в чине подпоручика (получил в 1903 году). В ходе военных действий занимался тем, чем и должен был по специальности: наводил переправы, строил укрепления, обеспечивал связь. 

За проявленную доблесть был награжден и получил повышение по службе: закончил войну в чине поручика. Проявил себя как грамотный и расторопный офицер, был ранен, награжден аж пятью орденами, в том числе Святым Станиславом II степени.

Характер у будущего генерала Карбышева был бескомпромиссный, уже тогда скрывать свое мировоззрение он не считал нужным. В 1906 году его отправили в отставку: толковал офицер с солдатами на антиправительственные темы. 

На вольных хлебах довелось быть недолго: начальство быстро осознало, что благонадежных вокруг – много, а военных специалистов уровня Карбышева – всего ничего.

Уже через год Дмитрий Михайлович вернулся на службу, а в 1908-м отправился в Санкт-Петербург, покорять новые высоты: поступил в инженерную академию, которую с блеском окончил через три года.

В 1911 году Карбышев уже в чине штабс-капитана отправился в Брест-Литовск. Знаменитая крепость, столь отчаянно сопротивлявшаяся фашистам в 41-м году и о который споткнулась мощь Третьего рейха строилась при его непосредственном участии.

Возможно, Карбышев это предвидел. Ещё в далёком 1911-м он сказал о Брестской крепости: «Она ещё достойно послужит Родине, вот посмотрите, я в этом глубоко убеждён».

Вскоре началась первая мировая война. Надо сказать, что войн на долю Дмитрия Михайловича выпало с избытком: и Русско-японская, и Советско-финская, и обе мировые. Практически в каждой из них с самого начала принимал участие будущий генерал Карбышев.

25c4a1472934e6640efaef733345055b.jpg

Капитан Дмитрий Карбышев, 1914 год, VII форт Брестской крепости

Подвиг, совершенный им впоследствии, был не первым и не единственным. В ходе Перемышльской операции он был награжден орденом Святой Анны и произведен в подполковники.

Красный командир

Когда в России произошла революция, реакция Карбышева была вполне предсказуема. Уже в декабре 1917 года, нисколько не сомневаясь в собственном выборе, он записался в Красную гвардию, в составе Красной армии участвовал в Гражданской войне.

Его несомненные способности нашли применение: Карбышев участвовал в создании многих сооружений оборонного назначения. В 1920 году он уже занимал пост заместителя начальника инженеров Южного фронта, а в 1923-м – начальника инженеров ВС Украины и Крыма.

Его авторитет в Красной армии сомнению не подвергался. Карбышева высоко ценили и как теоретика, и как практика. «Высокообразованный командир и специалист своего дела. Отличный работник. Богатая эрудиция по всем вопросам военного дела, большие знания в оперативно-тактической области делают товарища Карбышева не только специалистом-инженером, а общевойсковиком и генштабистом», — говорилось в его аттестации 1937 года.

Тогда же вышел в свет капитальный труд Карбышева — «Инженерное обеспечение обороны СД [стрелковой дивизии]». В 1938-м и 1940-м он получает свои первые советские ордена — Красной Звезды и Красного Знамени.

Дмитрий Карбышев вообще не любил разглагольствовать на политические темы. Убеждения держал при себе, и проявлялись они в поступках, не на словах… Его приняли в партию в 1940-м. В те годы это был ответственный шаг: в случае войны у коммунистов не было права на колебания и запасные аэродромы.

Прирожденный педагог

Наука также привлекательна для талантливого человека: много лет Карбышев преподавал в Военной академии им. Фрунзе, написал более сотни специальных научных трудов, посвященных фортификационным сооружениям, мостам и др. Накануне Великой Отечественной войны он получил звание генерал-лейтенанта (1940 г.).

Он был прирожденным педагогом и кропотливым исследователем. С учениками держался без высокомерия — как с коллегами по научному поиску. Много лет спустя прославленные маршалы с восторгом вспоминали, как Дмитрий Михайлович на занятиях порой превращал себя в учебное пособие. Прикреплял к рукам, буденовке, гимнастерке таблички с цифрами и раскидывал руки, изображая схему нормативов времени, которое отводится на рытье окопов. Немногословный худощавый генерал на лекциях превращался в азартного мальчишку.

Надо сказать что Карбышев к тому времени прошёл уже четыре войны (Русско-японскую, Первую мировую, Гражданскую и Советско-финскую). Он был одним из основателей военно-инженерного дела в СССР, доктором военных наук, преподавал в Академии им. Фрунзе.

Естественно, Дмитрий Михайлович знал, что почти все завоеватели, которые вторгались на территорию нашей страны с Запада, проходили через Белоруссию, его тянуло к границе, где возводились укрепления. Война не стала неожиданностью для Карбышева.

Советский генералитет в конце 1930-х заметно омолодился, а Карбышеву как раз исполнилось 60. Но он не чувствовал себя стариком и к новой войне готовился основательно.

В 1940-м он сказал своему другу генералу Е.В. Леошеню, что схватка с Гитлером фактически уже началась. Возможно, Дмитрий Михайлович даже предчувствовал свою смерть.

Вторая мировая уже началась, когда в военном издательстве вышел главный его труд — «Инженерное обеспечение боевых действий стрелковых соединений» в двух частях. Он надеялся, что книга поможет командирам Красной армии в будущей войне

Участие в Великой отечественной войне

Нападение гитлеровской армии застало уже пожилого генерала на западной границе: он участвовал в работах по сооружению укреплений. Эвакуировать его не успели: первый натиск немцев ошеломил советское войско.

Смятая Красная армия стремительно отступала, оставляя позади тысячи убитых и раненых. Многие советские солдаты и офицеры попали в плен. Среди них был и генерал Карбышев, который в августе в районе деревни Добрейка Могилёвской области, был тяжело контужен и в бессознательном состоянии попал в руки фашистов

Три с половиной года Карбышев промучился в плену и провел их в неравном поединке с врагом – без передышки, без оружия.

Подвиг несгибаемого русского офицера начался в начале августа 1941 года и продолжался почти четыре года.

Гитлеровцам была в деталях была известна биография советского генерала. По происхождению дворянин, с казачьими корнями, из царской военной элиты. К тому же превосходно знает немецкий язык, культуру Германии. Рассчитывали и на физическую слабость пожилого человека.

В общем, есть за что зацепиться. Немцы видели Карбышева «примадонной» своей пропагандистской кампании: смотрите, красноармейцы, ваш генерал работает на Третий рейх! Но суть карбышевского характера не отразилась в сведениях биографической справки.

Военных инженеров такого класса в мире было наперечет, однако гитлеровцев Карбышев интересовал не как специалист — они хотели превратить его в знамя борьбы с СССР.

Конечно, пленный генерал понимал, какую роль ему отводят. В 1943-м постоянным его собеседником стал полковник Пелит, свободно говоривший по-русски и даже служивший вместе с будущим советским генералом в Брест-Литовске — еще в царской армии. Его специально вызвали с Восточного фронта для «работы» с Карбышевым.

Пелит стал комендантом Хаммельбургского лагеря.

Он предлагал генералу, казалось бы, пристойные варианты сотрудничества: не потребуется никаких публичных выступлений, не нужно служить Великой Германии. Вы просто будете писать книгу об истории Второй или Первой мировой войны, о Красной армии, а потом вам разрешат поселиться в нейтральной стране. У вас будет доступ в лучшие берлинские библиотеки и архивы. Теплая квартира, питание, лечение. И никакого предательства.

Но Дмитрий Карбышев был несгибаем и мере возможности он отговаривал и других советских пленных от сотрудничества с немцами. Даже на «военно-исторической ниве».

Отвечал генерал бескомпромиссно: «Мои убеждения не выпадают вместе с зубами от недостатка витаминов в лагерном рационе. Я солдат и остаюсь верен своему долгу. А он запрещает мне работать на ту страну, которая находится в состоянии войны с моей Родиной».

Потом в Берлине мягкие методы обработки были отброшены. Карбышева поместили в одиночную камеру с круглосуточным ярким электрическим светом. Приносили ему соленую пищу, не давали пить. Пытки продолжались неделями.

А в роли искусителя снова выступил давний знакомый — коллега, профессор Гейнц Раубенгеймер, известный немецкий военный инженер. На предложение о сотрудничестве изможденный генерал ответил без колебаний: «Нет».

fc747d98d624bd2264aafe5cb74c81dd.jpg
Кадр из фильма «Родины солдат»

В лагерях Дмитрий Карбышев не сдавался. Его заповеди поведения в плену разносила молва: высоко держать честь воина Красной армии, быть до конца верным воинской присяге; вести самоотверженную борьбу с фашистами и их пособниками — изменниками Родины и при первой возможности уничтожать их… Конечно, говорить об этом приходилось с величайшей бдительностью.

За три с половиной года Карбышев прошел 13 лагерей смерти. Его то искушали уговорами, то бросали на тяжелую физическую работу. Он часто сильно болел, сгорбился, но не отчаивался: верил в победу, верил в Родину. В «Маутхаузен» (Австрия) его перевели, когда Красная армия уже рвалась к Берлину…

«КАРБЫШЕВ ДЛЯ РАБОТЫ НА НАШЕЙ СТОРОНЕ ИСПОЛЬЗОВАН БЫТЬ НЕ МОЖЕТ ВВИДУ ЕГО ФАНАТИЧЕСКОЙ ЗАРАЖЕННОСТИ ДУХОМ БОЛЬШЕВИЗМА», — таков был окончательный вердикт мастеров давления и провокаций. «ПЕРЕВЕСТИ В «МАУТХАУЗЕН». ПРИМЕНЯТЬ САМЫЕ СТРОГИЕ МЕРЫ, НЕВЗИРАЯ НИ НА СТАРОСТЬ, НИ НА ЧИН», — Это приказ из Берлина. 

Три с половиной года Карбышев провел в неравном поединке с врагом — без передышки, без оружия. С самого начала он понимал, что может стать жертвой германской клеветы. Немцы вполне способны были представить поведение генерала в таком свете, что на Родине его сочли бы предателем. Возможно, так и произошло бы, но, к счастью, остались очевидцы его подвига.

Народная память

История жизни и смерти генерала Карбышева — одна из самых трагических и правдивых в советское время и поистине героическая страница многовекового воинского служения Отечеству.

54f16903f654f918240cc47b77d57daa.jpg
Дочь Карбышева Елена и бывшие узники Маутхаузена, 1960 год

Героика необходима любому человеку, любому обществу. Но вспомним один из главных мотивов идеологического поворота 1990-х — тотальную дегероизацию.

Нас пытались приучить к лукавой мыслишке: «Подвиги бессмысленны, нет никакого долга перед Родиной, нужно беречь себя, ведь священна только сама человеческая жизнь, твоя жизнь».

Либеральные идеологи и историки постоянно твердят: «Героические поступки напрасны, главное — следовать собственной выгоде, и в этом — непобедимая логика мироустройства, понятого как рынок».  По традиционным русским понятиям — шкурническая программа.

Оказывается, на свете нет места подвигу и отдавать жизнь «за други своя» — это не дело чести, а глупость и фанатизм. Сколько сил было брошено на борьбу со святынями Великой Отечественной!

К тридцатилетию Победы на советские экраны вышел фильм режиссера Юрия Чулюкина «Родины солдат». «Неужели вы не понимаете, что я никогда, ни при каких обстоятельствах не буду сотрудничать с вами?» — бросал в лицо фашистам и власовцам генерал.

Более 30 лет этот фильм не показывали по телевидению. Почему ?

Причина понятна: с конца 80-х годов прошлого века имя Дмитрия Карбышева практически нигде не звучало. На слуху у либеральной общественности был другой генерал Красной армии — Андрей Власов.

Очевидный антипод Карбышева, создатель РОА — Русской освободительной армии, воевавшей на стороне нацистов, знамя отечественного коллаборационизма. В интерпретации ряда авторов Власов стал выглядеть едва ли не «героем сопротивления» сталинской диктатуре. Хотя был всего лишь заурядным предателем.

Именно тогда стали появляться статьи, в которых принижались образы Зои Космодемьянской и Александра Матросова, а заодно и Валерия Чкалова, Юрия Гагарина и многих других.

Нам объясняли, что войну выиграли штрафбаты, путь назад которым отрезали заградотряды. Впрочем, главная роль в победе при этом отводилась союзникам — представителям цивилизованного мира, американцам и англичанам. Вот они имеют право на провозглашение своих героев, а наш удел — покаяние и самобичевание.

Подвиг Дмитрия Карбышева тоже пытались развенчать. Дескать, Сталину понадобился образ несломленного в плену советского генерала — и тогда услужливые пропагандисты принялись сочинять «миф о жертве Маутхаузена». Но разоблачение «мифа о Карбышеве» даже в контексте тех идеологических установок получилось куцым, неубедительным.

И каждый год в Маутхаузен приходят люди, чтобы почтить память 300 тысяч человек, замученных здесь когда-то.

На территории бывшего концлагеря есть памятник генералу Карбышеву: он невозмутимо возвышается над площадью, сложив руки на груди. Памятник советскому генералу в «Маутхаузене» был установлен весной 1963 года.

Скульптор Владимир Цигаль взял глыбу уральского мрамора и создал образ несгибаемого, несломленного богатыря. Этот символ из нашей истории уже не вычеркнуть: офицер превратился в ледяной столб, но не покорился врагу.

Заключение

Тогда в «Маутхаузене» под напором воды, под ударами надзирателей на морозе погибли сотни человек, и никто из них не отрекся от родины.

В пантеоне героев их всех достойно представляет православный русский офицер, советский генерал Дмитрий Карбышев — и это справедливо.

За его праведную душу немцы боролись более трех лет, применяли самые изощренные средства, да так и не смогли победить.

Борис Скупов.

Комментарии