Взгляд на фасад Андрея Чернихова. Эмаль, стекло, цинк…штукатурка

Вниманию читателей предлагается серия публикаций, посвященных некоторым аспектам фасадной архитектуры. Все статьи написаны по материалам лекций, с которыми группа российских архитекторов выступила на прошедшем в конце февраля «Форуме инноваций в фасадах и кровлях 2018».

Эмаль, стекло, цинк…штукатурка

88404e7c2bc879b062c5d5a9780edc25.JPG

Андрей Александрович Чернихов, руководитель «Студии Архитектуры и Дизайна Андрея Чернихова».

Фасадная тема предполагает не только обсуждение технических и технологических достижений. Хочется обратиться к ретроспективе и совершить короткое путешествие в другую область фасадной архитектуры.

В наш век гибких инновационных технологий, находясь в потоке собственных проектов, погрузившись в процесс их реализации, мы иногда забываем о природе вещей, о том, что такое собственно фасад.

Если мы, подобно актерам из известного спектакля, поставленного Кириллом Серебрянниковым и Константином Богомоловым, начнем сбрасывать с себя одежду, то освободившись от нее, окажемся без «фасада».

Взгляд в недалекое прошлое человечества, анализ культурных проявлений разных эпох дает представление об устойчивых связях моды, в том числе на одежду, стиля в архитектуре и других видах искусства. Остается лишь понять, в каком времени мы сегодня находимся.

В начале 1920-х гг. одежды было катастрофически мало. Окончилась Первая Мировая война, Европа лежала в руинах и тот стиль, который мы называем «функционализмом», «конструктивизмом», «рационализмом – в разных странах – по-разному, оказался весьма уместным и востребованным. Этот стиль, напрочь лишенный декора, на который в то время просто не было средств, в течение примерно 15 лет господствовал в мире. Этот, как бы мы теперь сказали, подчеркнуто минималистический стиль определил поиски всего самого интересного и важного в архитектуре.

Яков Чернихов. Образы архитектуры

Когда-то Казимир Малевич произнес гениальную фразу: «Существуют разные проявления архитектуры, но есть архитектура как таковая». Когда вся одежда сброшена, выясняется, что тело, имеющее свои божественные пропорции и у всех они разные, свою пластику, внутреннюю динамику – прекрасно.

В книге выдающегося финского архитектора Юхани Паллассмаа «Мыслящая рука. Архитектура и экзистенциальная мудрость бытия», есть такие слова «… когда ты заканчиваешь свои игры с функцией, ты начинаешь заниматься самым интересным – архитектурой».

В облике лучших домов, вышедших из стиля 1920-х гг., при очень малом количестве использованных выразительных средств, экономии ручного труда достигнута удивительная эстетика и впечатление, которое архитектор подобно художнику хотел произвести на зрителя. Правда иногда такая архитектура принимала форму довольно забавных метаморфоз.

Не так давно состоялась выставка графических работ советского архитектора-фантаста Якова Чернихова, относящихся к 1920–1940 гг. Выставка вызвала интерес у германской компании «Изопан», выпускающей, помимо прочего, стеновые сэндвич-панели, облицованные металлом и пластиком. Представители компании предложили нам разработать по мотивам произведений Я. Чернихова серию декоративной пластиковой облицовки для сэндвич-панелей. В данном случае очень важны подходы к делу, которые выработает художник, архитектор, а затем – каким образом производитель ответит на это своими технологическими возможностями.

Нами был выбран и использован принцип обоев, когда изначально замкнутая оригинальная графическая композиция превращается в бесконечное полотно, впоследствии разрезаемое в зависимости от типоразмера панели. В результате даже дома, построенные по типовым проектам, могут получать бесконечное множество вариантов декоративного исполнения фасадов. Напрашивается сравнение с залом, в котором одновременно может находиться и 1 тыс. человек и 5 тыс., и каждый имеет одну голову, две руки, и две ноги, но все эти люди одеты по-разному.

Следующий пример относится к использованию на фасадах очень древнего материала – эмали. Около 5 тыс. лет назад шумеры изготавливали и пользовались изделиями, покрытыми эмалью. Возможно, кто-то помнит, что в СССР эмалированная посуда была чрезвычайно широко распространена.

cabee1945a7746a797f86510e4de8aa9.jpg

Эмаль – это окрашенное в массе легкоплавкое стекло (температура плавления 6250С), которое наносится горячим способом на ту или иную поверхность. Мы использовали для фасада дома два вида стекол. Те, которые выполняли функцию светопропускающего заполнения, декорировались в технике шелкографии. Другие, использовавшиеся в качестве «глухих» элементов фасада, покрывались цветной эмалью. В результате длительной экспериментальной работы, растянувшейся на две недели, было получено 6 цветов, часть которых соответствовала колориту окружающей застройки. Кстати, сплошное остекление фасадов привело к тому, что дом получился на 15% дешевле, если бы были применены другие фасадные технологиями.

Сотрудничество с компанией «РАЙНЦИНК», производящей фасадные и кровельные системы из листового цинка, привело нас к погружению в область нового архитектурного материаловедения. Мы взялись за обновление учебной базы, посвященной этой теме. Дело в том, что сегодня студенты архитектурных школ пользуются учебником по материаловедению, содержание которого сильно отстает от нынешних технологических реалий. Поэтому многие студенты просто не понимают, для чего им нужен этот предмет. Вместе с тем, нет ни одного практикующего архитектора с мировым именем, который бы воплощал свой проект чужими руками. Лично мне известно, как жестко Заха Хадид работала с людьми, отвечавшими за качество реализации ее архитектурных мыслей, которые могут быть раскрыты только через архитектурный материал.

В наше время 40% производимого в мире цинка идет на покрытие днищ автомобилей. Кроме того, цинк содержится в косметических и гигиенических препаратах.

a6520e064fd3090c22021e17b43ee0ce.jpg

В строительстве используется легированный цинк. В качестве лигатуры в него вводится титан, медь и алюминий – в общей сложности около 1%, остальное – чистый цинк. Сектор применения цинка в архитектуре изначально казался нам ничтожно малым – те объекты с фасадами, покрытыми металлом с которыми удалось познакомиться, производили впечатление облицованных титаном. На самом деле это был цинк и таких построек во всем мире великое множество.

Цинк в архитектуре обладает потрясающей палитрой возможностей. Цинк может входить в удивительные соотношения с другими материалами – стеклом, штукатуркой и т.д. Важно, чтобы архитектор владел бы этим архитектурным материалом, как музыкант своим инструментом. Разумеется, это относится не только к цинку, но и к другим материалам.

Далее о нашем объекте, фасады которого были полностью выполнены в штукатурке. Это бюджетная постройка, ей более 30 лет и находится она в районе Останкино. Назначение объекта – реабилитационный центр для детей, страдающих аутизмом. В основу образного решения была положена тема абстрактной живописи. Дело в том, что у аутистов с одной стороны сильно развито абстрактное мышление и все что с ним связано, с другой – используя изобразительные приемы, характерные для абстракционизма, мы хотели через архитектуру разбудить в детях интерес к окружающему миру.

Поскольку объект был бюджетным, его отличало низкое качество строительства. Чтобы скрыть огрехи строителей, было принято решение полностью оштукатурить фасады. Помимо этого, на штукатурных фасадах были прорезаны русты. Задавая передний план на фасадных плоскостях, русты привлекают внимание зрителей, маскируя, таким образом, все дефекты поверхностей.

336217a3e0a34cfd8cf11f60073516d4.jpg

Подводя итоги, хочется еще раз отметить, что архитектурные материалы для архитектора – главное выразительное средство его мыслей и придуманных им образов. Тот, кто не владеет материалом, не владеет собой и не может быть архитектором. 

Комментарии