Энергетическая себестоимость строительства: универсальная концепция оценки стоимости!

         Современная экономика, хоть мировая, хоть локальная, государственная или региональная – нестабильна и этот факт трудно оспорить. Глобализация выравнивает доступ к продуктам и финансовым ресурсам, но, при этом, унифицирует макроэкономику стран мира и разрушает уникальные или самодостаточные экосистемы. Глобализация порождает формальную ответственность эмиссионного центра за достаточность финансовых ресурсов в узлах концентрации социальных проблем, при том, что накопленная добавленная стоимость в частных олигархических копилках не решает эти проблемы в принципе и не будет их решать в перспективе. Конфликт нарастает по мере роста внешнего долга США и, так или иначе, должен быть разрешен – это будет или мировая война за списание невозвратных долгов «несуществующим в будущем» должниками, или смена мирового экономического лидера, генерирующего свободный денежный поток. Разумеется, США при этом, должны будут отойти в развитии во вторую лигу.

         Полагая, что никому не нужна мировая война с непредсказуемыми для планеты последствиями, движение в сторону второго варианта – кажется всем более логичным. Доллар, как мировая стабильная валюта, перестал справляться с назначенной мировым экономическим сообществом ролью и ждет своего перерождения: это будет или новый доллар, очищенный от мировой долговой нагрузки и зависимости, или это будет валюта другой страны. Как вариант – валюта Китая. Вполне вероятно, что новая экономика будет безбанковской вообще, поскольку цифровизация превратит все банки в ЦОДы, а все посреднические структуры продаж исчезнут в силу потери контрагентской привлекательности. Сделки будут моментальные через весь мир даже при покупке коробка спичек (AIBD-системы) с разницей в стоимости логистики и не более того. Добавленная стоимость торговых сетей будет минимизирована и устранена в принципе.

        За ширмой этого «цифрового шума», сдобренного риторикой о демократии и свободе, о преимуществах рынка и конкуренции, будет сформирована жесткая плановая экономическая система электронного контроля и искусственного интеллекта. Все, внешне самостоятельные, ниши и экосистемы рынка, будут жестко перевязаны обоснованными потребностями и унифицированной продукцией, хоть и разнообразной, но максимально оцифрованной и потому технологичной. Новый мир – это МИР ЭЛЕКТРОННО-ЦИФРОВОГО КВАЗИСОЦИАЛЬНОГО КАПИТАЛИЗМА, где добавленная стоимость сразу остается у собственника ресурсов и активов без оборота в торговых и потребительских сетях. Мир переходит от конкуренции товаров и услуг к конкуренции инструментария создания более привлекательных товаров и технологий, что обуславливает и цифровая экономика. В дальнейшем будет конкуренция продуктовых экосистем и закончится все конкуренцией инфраструктур экосистем. В пределе мир будет иметь единую цифровую инфраструктуру с единой валютой, не порождающий привычных нам проблем: инфляции, безудержного удорожания, скачков курсов валют, стоимости ценных бумаг и т.п. 

        Плата всего мира за эмиссионный риск страны-лидера сначала будет справедливой, а потом – бескомпромиссно-императивной на условиях монополизма. Иными словами, любая национальная валюта, хоть доллар, хоть евро, хоть юань – ведут к новому витку инициации и разрастанию мирового экономического кризиса. Переход к золоту, платине или иным металлическим, алмазным валютам также не решает проблему, во-первых, количественно, т.е. объем не покрывает потребности роста и тормозит развитие в учетной стоимости, во-вторых, доверительно. Хранение и регистрация, а также учет прав на золото в металле ведет к спорам и интригам, что также не добавляет миру спокойствия и уверенности в завтрашнем дне. Разговаривать в данных условиях о криптовалютах, биткоинах и иных производных цифровых суррогатах – вообще нет смысла, просто в силу непрозрачности и недоступности для понимания большинству жителей планеты Земля.

         Как видно из этого вступления, ответа на вопрос – что может стать единой мерой эффективности, мерой сравнения возможностей стран и людей, экономический сообществ и групп? – ответа на этот вопрос пока нет. Более того, как можно сравнить эффективность бизнеса, актива или объекта недвижимости сегодня, завтра и 20-50 лет назад? Конечно можно придумать и пересчитать тысячи технических индексов приведения прошлых и сегодняшних цен и расценок, курсов валют и реального наполнения потребительских корзин. Всё это возможно, но чем больше элементов и участников этого сравнения, тем больше становится «математическая энтропия», т.е. расхождение данных и их соизмеримость в той или иной точке времени.

1a0af351ef578b8d589e302ce6c3f6eb.JPG   dd4cf792fb840291a0f7d448fa4b4029.JPG 01382e31b5f8b3126d3c418e81eea0c8.JPG

         Опираясь на перечисленные вызовы и запросы, можно сказать, что человечеству требуется некая универсальная мера оценки эффективности того или иного продукта, технологии, процесса, объекта или актива, которая будет одинаково оценена в любой точке мира и будет сопоставима как географически, так и во времени. С другой стороны, необходимо найти такую меру оценки стоимости существующего или будущего актива, которая никак не связана ни с ограниченным количеством измерителя (например, золота), ни с политическими амбициями игроков, влияющих на валютные курсы, ни с уровнем заработных плат в той или иной стране, а справедливо оценивает эффективность такого объекта. После длительного анализа различных вариантов, мы пришли к выводу, что такая единица есть и она достаточно понятна всем. Это внесистемная единица произведенной или потребленной энергии – 1 кВт∙час, которую можно принят за условную энерговалюту: 1ЭВ = 1 кВт∙час. Каковы предпосылки использования именно такой энерговалюты?

      1. Любой товар – это совокупность потраченной на него энергии. Никто не будет спорить, что любой, потребляемый нами продукт, товар, услуга, тем более, ЗДАНИЕ – это, так или иначе, сумма потраченной энергии. Мы не будем делить энергию на тепловую и электрическую, поскольку они, так или иначе, взаимосвязаны физически с определённым прямым и обратным КПД. Нам важно понимать, что ЭНЕРГЕТИЧЕСКУЮ СЕБЕСТОИМОСТЬ КАЖДОГО ТОВАРА или объекта строительства можно вывести в потраченной на него энергии. Разумеется, кто-то может возразить, что в продукте или услуге могут быть использованы и природные материалы, и энергия ветра, которые вроде бы достались бесплатно. Но, если посмотреть на это реально, мы понимаем, что добыча или вовлечение в экономический процесс любого природного ресурса тоже требует затрат энергии. Любая услуга, хоть предоставление сервиса телефонной связи, хоть телевидение, хоть интернет, по сути, есть не что иное, как объем потраченной электроэнергии. Пусть и прошедшей несколько трансформаций под цели и задачи услуги. Даже чтобы добыть нефть и уран требуется электроэнергия, а значит и стоимость добычи можно представить в виде энергозатрат.

      2. Два компонента энергетической себестоимости. Очевидно, что реальная энергетическая себестоимость любого товара или услуги будет формироваться из двух главных компонентов: затраты человеческого труда и затраты электрической или тепловой энергии. В результате мы должны, так или иначе, получить себестоимость каждого продукта в количестве кВт∙часов. Теоретически, мы можем представить себе два крайних типа продукта: один полностью сделан человеческими руками и энергией человека, например, дом в лесу. Другой пример, продукт, полностью созданный благодаря электрической энергии, например, автоматическая роботизированная сварка и подобные технологии без участия человека. Чтобы дойти до создания товара или услуги без участия человека, надо сделать сотни и тысячи деталей, комплектующих, инструментов, приспособлений, зданий и сооружений, книг и мебели – с участием человека. Иными словами, любой продукт есть аккумулированные затраты энергии людей и внешней энергии. Как в данном случае привести сложить энергозатраты людей и внешних источников? Для начала их надо привести к единой системе измерений и попытаться сопоставить. Всё это можно сделать без особых усилий (см. Рис.1), главное – учесть добавленную стоимость конкретной профессии, ведь фактически работник должен не только обеспечить собственные физиологические потребности, но и потребности семьи, общества, затраты на проживание и норму накопления. Для примера проведем расчет потребности семьи из 4-х человек с одним работающим мужчиной, который занимается физическим трудом. Потребности семьи в целом составят ориентировочно 10 тыс. килокалорий в сутки, а в месяц – 300 тысяч Ккал, что значит 350 кВт∙час в месяц (см. Рис.2). Теперь надо учесть затраты на проживание в средней квартире (см. Рис.3) и мы получим примерно 700 кВт∙час в месяц на семью. Теперь учтём норму накоплений на приобретение жилья, отдых и здоровье, то в среднем энергетическая себестоимость взрослого мужчины, занятого тяжелым физическим трудом будет примерно 1600 кВт∙час в месяц (хотя правильнее было бы их рассчитать). Исходя из 160 рабочих часов в месяц можно с уверенностью сказать, что 1 человеко-час стоит 10 кВт∙час. Исходя из потребности в рабочей силе, можно рассчитать и вклад ручного труда в энергетическую себестоимость продукта, независимо от того, бензин это или металл. В дальнейшем надо будет принять решение какой параметр относить на оценочную себестоимость, а какой – на фактическую контрактную, поскольку отношение реальных энергозатрат работающего человека к его потребности в обеспечении семьи и жилья – это, по сути, КПД человека. Каждый ресурс, вовлеченный в себестоимость будет иметь свои индексы пересчета в реальные энергозатраты с учетом его КПД. В данной ситуации, разница между реальными энергозатратами и отнесенными на конкретный продукт можно будет расценивать как добавленную стоимость в реализованном продукте без специального прибавления нормативной или иной прибыли.

3b6a56f3e561895d7e06bfce268bb9a3.JPG 45b96176dd914e874c2ce3b7813265e2.JPG aa52f1027f37373ac79821f2e2c11833.JPG

       3. Учет КПД и степени передела. Законы физики, в отличие от законов экономики, никак не связаны с желаниями людей и степенью удовлетворённостью их потребностей. Поэтому закон постоянного снижения КПД (Коэффициента Полезного Действия) каждого следующего передела товара или услуги – неизменно будет соблюдаться, как бы мы не хотели его отменить. Иными словами, каждый физический передел продукта (обработка, упаковка, трансформация энергии несколько раз из одного вида в другой), с одной стороны – постоянно снижает его КПД, т.е. полезность для потребителя, с другой – постоянно повышает его стоимость. Именно такое сравнение может точно сказать, что выгоднее: классический автомобиль на углеводородном топливе или его потенциальный конкурент – электромобиль, автомобиль на водороде или на воздухе. Но экономика может приносить противоположные сюрпризы. Продукт, очень дорогой по энергетической себестоимости, может стоить дешевле в денежном выражении, просто потому, что его компоненты куплены в странах с более дешевой рабочей силой. Именно такой подход создает основу для экономических перекосов, а вот их энергетическая себестоимость позволит их избежать. Реальное сравнение в энергетической себестоимости, например, зданий и сооружений, позволит сравнить энергетическую ценность здания, построенного 100 лет назад и точно такого же – сегодняшнего. С другой стороны, можно сравнивать энергетическую себестоимость эксплуатации и сравнивать между собой эффективность по эксплуатационным энергозатратами на ЖЦ здания.

       4. Реальная стоимость произведенной электроэнергии. Можно упредить вопрос о том, что сегодня стоимость производимой тепловой и электроэнергии резко разнится в зависимости от исходного топлива. При этом, сам рынок не может устанавливать различные тарифы на электроэнергию в публичных открытых сетях, механизм работы здесь настраивается через утверждение единых тарифов. Благодаря тарифам (например, LCOE – средняя стоимость электроэнергии) можно обосновать целесообразность инвестиций в объекты энергетики, а также оценить затраты на те или иные проекты и их окупаемость в целом (см. Рис.4). Наличие такого параметра как энергетическая себестоимость как рабочей силы, так и строительных материалов, и оборудования, и отдельных энергосред, позволит настолько быстро оценивать эффективность инвестиций, что такая работа будет автоматизирована практически до состояния программного продукта (см. Рис.5). Остается одна большая проблема – это перевод энергетической себестоимости в реальную монетарную, а соответственно, и приведение к целесообразной цене будущего товара. Мы не хотим выполнять работу Министерства экономического развития, но логика подсказывает, что есть прямая связь между ВВП и суммарной энергетической себестоимостью. Разделив первое, очищенное от суммарной прибыли, на второе по результатам годовой работы вполне можно определить курс текущий, прошлый и будущий национальной валюты и его соотношение с другими валютами. По сути, речь идет об использовании реального Индекса Энерговалюты вместо, например, известного индекса Биг-Мака, серьезность которого оценивать нет никакого смысла. Производство электроэнергии в мире – это реальное отражение уровня промышленного развития, а соответственно, по индексу электроэнергии можно определять и прогнозные планы развития, и потенциальную целесообразность инвестиций. Здесь надо сразу отметить, что у любой единицы электроэнергии, произведенной с помощью альтернативных или безтопливных источников электроэнергии тоже имеет энергетическую себестоимость. Сюда входит не только производство солнечных панелей, лопастей и самих генераторов, но и себестоимость монтажа, строительства и последующего обслуживания. А в состав себестоимости владения и обслуживания могут входит очень дорогие, с точки зрения энергетической себестоимости, затраты на персонал, обменный фонд запчастей и расходные материалы технического обслуживания. Плюс строительство всей инфраструктуры с учетом выкупа земли и сопутствующие издержки.

      5. Сравнение эффективности экономик стран мира. Энергетическая себестоимость может стать очевидным и эффективным критерием состоятельности экономики той или иной страны. Давайте представим себе, что у нас есть параметр комплексной энергетической себестоимости и общее потребление электроэнергии в экономике. Очевидно, что эти два показателя будут связаны соотношением, описывающим эффективность экономики в целом. Иными словами, чем выше отношение произведенной электроэнергии к энергетической себестоимости – ТЕМ ХУЖЕ работает экономика. Показатель равный 100% или единице – это вполне себе неплохой ориентир, а если показатель будет больше единицы – это вообще отличительный знак. Почему так важно видеть этот показатель? Во-первых, надо понимать, что все продукты и ТНП, которые потребляет население, это тоже товары, потребляющие электроэнергию при производстве и какие-то материал для логистики и переработки. Получается, что использование «энергетически дорогих» видов топлива – заведомо делает экономику менее конкурентоспособной, а значит будет сильно влиять на структуру топливного баланса в энергетике (см. Рис.6). Фактически это означает, что гораздо выгоднее использовать атомную энергетику, чем туже альтернативную, если видеть их реальную энергетическую себестоимость. Об этом же говорит, например, и структура запасов топлива, а соответственно, и себестоимость производства единицы топлива с учетом эффекта масштаба производства и сбыта. С другой стороны, очевидно, что выгоднее продавать продукцию глубокой химической переработки нежели сырьё, поскольку углеводородное топливо, потраченное на производство электроэнергии, даст меньший выход, чем потраченное на производство нефтепродуктов и полиолефинов. Наконец, гораздо проще решаются вопросы отношений в мировой экономике. В результате мы получаем второй фактор для сравнения («серебряное правило»): сравнение прироста производства электроэнергии в абсолютном и относительном аспектах с приростом или падением энергетической себестоимости (см. Рис.7). Кроме того, допустимо использование нормирования себестоимости продукции для страны, региона, отрасли и даже отдельного бизнеса и предприятия. По сути, государство может устанавливать курс рубля к энерговалюте ежегодно исходя из объёма производства и прописывать в реестре закупок стоимость по минимальным энергозатратами. Это и будет основа эффективных закупок для страны в целом.

15d77406e157009ffd975ed05b3fc5c1.JPG 67fe9e3ea22914018d53238eaef328ae.JPG 8644758cdde31eb73d53d5b9580b4cf7.JPG

      6. Энергоэффективность и управление стоимостью электроэнергии. Разговоров об энергоэффективности сегодня очень много. При этом, сегодня налицо откат от программ энергоэффективности по той простой причине, что анализ и целесообразность применения средств экономии энергии – весьма сомнительны и дают эффект только в обозримой перспективе, но не в долгосрочной. Сначала проводится анализ энергоэффективности, затем производятся инвестиции в проект энергоэффективности, включая оборудование и монтаж, затем начинается эксплуатация и тут все понимают, что суммарный эффект от затрат с учетом стоимости владения – практически нулевой. Кроме того, закупленное оборудование и работы требуют ремонта, сервиса, настройки, поверки и обучения персонала, что вообще никто не учитывал. Логичный вывод состоит в том, что только энергетическая себестоимость дает реальный план управления энергоэффективностью. Составляя стоимость любого продукта, включая здания и сооружения на ЖЦ в энерговалюте, мы невольно вынуждены понимать и реальные энергозатраты на обслуживание и владение. Упустить нельзя ничего и, главное, - это буде реальное сравнение одних проектных решений с другими. По факту, мы сегодня должны говорить об энергетическом 5D-измерении в информационном моделировании продукции, зданий и сооружений. Весь набор KPI по эффективности эксплуатации зданий и сооружений также можно измерять энергозатратами в предлагаемом расчетном эквиваленте. Никакие валютные или монетарные аналоги здесь не позволят сравнить затраты даже, например, два соседних года.

      7. Амортизация, прибыль и добавленная стоимость. Наконец, насущный вопрос единой энерговалюты – по какой цене продавать товар, каким образом учитывать в цене продукции добавленную стоимость и прибыль. Как они будут соотносится с общим рынком электроэнергии и определением курсов валют различных стран? Очевидно, что это логичное развитие темы, если предполагать, что энерговалюта станет конвертируемой валютой и будет учитывать рыночные предпочтения и колебания спроса и предложения. Потому надо оговориться сразу – мы говорим только об энергетической себестоимости, которая становится мерилом сравнения и экономического анализа, но не расчетной величиной. Важнее решать вопросы приведения стоимости всех экономический составляющих к единой энерговалюте, чтобы такие оценки и сравнения можно было вывести на уровень цифровой автоматизации. При этом все рыночные операции, так же как и перераспределение добавленной стоимости из областей с минимальным потребительским интересом в зоны максимальной потребительской востребованности будет происходить уже в конкретной валюте страны. Таким образом, энергетическая себестоимость становится своеобразным неизменным базисом сравнения любой продукции и экономической эффективности. По факту мы имеем, энергетическую себестоимость всей произведенной продукции за год, например, мы имеем денежную массу и можем определить курс энерговалюты (некий аналог СПЗ – специальных прав заимствования или переводного рубля в СССР). Таким же образом определяется курс валюты в другой стране и появляется возможность точной оценки курса двух валют. Сюда же накладывается индекс как собственно производства электроэнергии в стране (см. Рис.8) и также запасы энергии той или иной страны, как потенциал развития (см. Рис.9). Благодаря такому подходу можно сравнивать не только продукты и объекты недвижимости, но и эффективность технологий производства той или иной продукции, а, соответственно, и будущие издержки на поддержание и обновление такой технологии. Здесь будет сразу очевидно преимущество одной технологии перед другой.

         Как видно из всего выше предложенного, создание такой валютной расчетной единицы может решить целый набор не только проблем оценки активов и эффективности их использования, но и проблемы гармонизации экономик различных стран и взаимной адаптации глобальных экономических процессов. Немаловажным становится тот факт, что вся логика экономического развития, парадигма экономической эффективности будет сведена к снижению энергетической себестоимости продуктов и операций, тем самым мы не выделяем, а вшиваем заботу о будущих поколениях в полотно экономической деятельности людей. При этом, будет абсолютно невозможно учитывать в этой себестоимости и рабский труд дешевой рабочей силы (он все равно будет в энерговалюте) и стоимость работы великих умов и менеджеров, энергетическая себестоимость которых будет пересчитываться через КПД-индексы. 

Статья представлена только как стартовый концепт для обсуждения заинтересованных лиц и не претендует на доказанность и обоснованность.

Статья 2017 года.

Комментарии