Управление информационной моделью или реальное 6D-измерение!

         Несмотря на серьёзные положительные сдвиги в области внедрения и развития технологий информационного моделирования в России и в мире, произошедшие к 2019 году, в том числе с подачи Министерства строительства и ЖКХ РФ (Разработана Концепция внедрения BIM-технологий, Проект Стратегии развития строительной отрасли до 2030 года с учетом BIM-технологий, внесение термина «Информационная Модель» в ГрК, первые упоминания о BIM-операторах и BIM-мандатах в планах цифровизации строительства), можно сделать ряд системных выводов на основе этой динамики.

         Главный, хоть и не самый однозначный вывод состоит в том, что всё BIM-сообщество окончательно разделилось на два понятийных лагеря: первый лагерь «Вендорский» - это лагерь тех, кто под внедрением BIM-технологий понимает ТОЛЬКО и ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО приобретение программных продуктов, например, с параметрическим 3D-проектированием и аналогичных приложений якобы для «иных этапов ЖЦ» объекта капитальных вложений. Разумеется, этот лагерь является исключительно монетарно-мотивированным, поскольку все его представители занимаются или бизнесом по производству, перепродаже и внедрению т.н. BIM-ПО, или предоставляет образовательные услуги по обучению работе с таким «BIM-ПО». Для этого лагеря любые разговоры о создании Единого информационного Пространства, о переходе к Soft-sharing принципу использования ПО и иные РЕАЛЬНЫЕ ИННОВАЦИИ цифровой экономикиподобны смерти. Ведь их бизнес и услуги сразу рухнут. 

         Второй лагерь «Строительный» – это лагерь сторонников цифрового строительства, то есть лагерь экспертов, которые подходят к цифровизации и автоматизации отрасли не со стороны IT-продукта, предлагаемого вендорами, а со стороны задач повышения эффективности отрасли в целом и каждого строительного игрока в частности, в т.ч. и клиента в любом его формате. Разумеется, у второй группы нет никакой монетарной мотивации, поскольку комплексное государственное строительство и внедрение BIM, по их представлениям, возможно только общими усилиями строительного сообщества. А комплексным результатом именно такого видения BIM является резкий качественный скачок в строительной отрасли России, резкое повышение прозрачности в строительной деятельности и госзакупках, резкое повышение качества строительной продукции и, разумеется, резкое снижение интегральной стоимости создания и владения объектом недвижимости в долгосрочной перспективе.

         Старт такому разделению дала дискуссия о правилах и принципах отнесения ПО к BIM-технологиям! За последние несколько лет т.н. «Вендорский лагерь» написал десятки статей о том, как надо пользоваться графическими редакторами, чаще всего импортными, и иными приложениями с приставкой «BIM», о том, как они используются в других странах, и кто больше в этом преуспел (что вообще абсолютно субъективная оценка). Результат налицо – этот лагерь относит к BIM-технологиям всё, что так называет Вендор импортного ПО, что имеет отношение к 3D-параметрическому проектированию и можно продать! Иными словами, никакой серьёзной аналитической базы по классификации ПО на «BIM-ПО» и «не-BIM»в их представлении не существует. В итоге, практически никто из экспертов «Вендорского лагеря» ни разу НИЧЕГО НЕ ПРЕДЛОЖИЛ для развития BIM в России по той же самой причине – это разрушает их бизнес по продаже импортного ПО или производных от этих продаж образовательных или консалтинговых услуг.

         В то же время, при разговоре с реальными экспертами в области проектирования и строительства, никто не отрицает, что к BIM-технологиям можно отнести и десятки других видов ПО, которые не имеют ни 3D-составляющей, востребованы не только проектировщиками, в т.ч. и ПО экономического или расчетно-аналитического класса. Сюда же относится и любое ПО, необходимое для функционирования информационных систем управления моделированием (СУИМ или т.н. BIM-Платформ) – оно тоже не имеет 3D-компоненты, но крайне необходимо для управления ЖЦ объектов капитальных вложений. Можно в принципе не говорить о ПО, в рамках того, что известный всем BIM-Level-0развития информационного моделирования опирается на бумажные источники и документы. С таким подходом, можно говорить, что BIM внедрён давно и везде. С другой стороны, «Лагерь Строителей» давно сформулировал БАЗОВЫЙ ПЕРЕЧЕНЬ ПРИЗНАКОВ, по которым то или иное ПО можно отнести к BIM-технологиям, а какое отнести к ним нельзя. И эти признаки сами по себе закладывают не только подтверждение правильности парадигмы развития BIMв этом лагере, но и полное соответствие базовой цели применения и внедрения BIMв отличие от простого совокупного использования программных продуктов для строительства. Нам кажется крайне важным обозначить хоть некоторые критические отличия реальной BIM-технологии от внедрения различного лоскутного и одноразового ПО:

1. Коллаборативное взаимодействие всех участников проекта в единой информационной модели;

2. Интероперабельность, взаимосвязь изменений, адаптивность и наследуемость информации в ИМ;

3. Электронная неразрывность документов информационной модели;

4. Электронная связь всех этапов ЖЦ объекта капитальных вложений;

5. Прозрачность изменений документов, данных (информационный след) и взаимосвязанная последовательность событий (автоматический timeline);

6. Использование данных публичных библиотек и независимых источников данных;

7. Место хранения контейнера ИМ определяется до старта проекта и не зависит от ПО и др.

         Очевидно, что если любой проектный институт, девелопер, инжиниринговая или подрядная организация, Заказчик или Технический Консультант, использует какое-то свое ПО, не имеющее коллаборативной возможности участия всех сторон, то это ПО никакого отношения к BIM-технологиям не имеет. А тем более, если рожденная информация исчезнет вместе с её генератором по факту завершения контракта или проекта. Работа в BIM предполагает постоянное партнерство, единый информационный поток, возможность профилактического контроля принятых решений и их изменения по ситуации на любом этапе проекта на основании любой информации, хоть ранней фактической, хоть будущей стратегической. Всё это создает не сиюминутные финансовые «победы» от продажи т.н. «BIM-ПО», а качественный уровень жизни будущих поколений россиян, благодаря которому можно будет создать сильную экономическую базу новой экономики страны 21-века.

         Продолжая тему развития BIM-технологий, все безусловно смирились с тем, что размер ИМ будет со временем только расти, и по мере перехода от одного этапа жизненного цикла к другому, и по мере внедрения в 3D-модель интерактивной визуализации, инструментов виртуальной, дополненной и смешанной реальности, блок-чейн библиотек элементов информационных моделей и, наконец, полнофункциональных цифровых двойников с искусственным интеллектом. Экспоненциальный рост объёмов информации является основной причиной создания базового фундамента цифровой экономики – ЦОД-индустрии (Промышленность по созданию и эксплуатации Центров Обработки Данных или DataCenters). В этом не было бы ничего сомнительного, если не знать о прямой связи между объёмами хранимой и передаваемой информации и потреблением электроэнергии, а, соответственно, и всем шлейфом экологических проблем, тянущимся от ЦОД-индустрии. И если еще вчера мы говорили о том, каким будут учтены требования в BIM-стандарте Объекта Капитальных вложений, как будет выглядеть архитектура BIM-платформы, как будет функционировать сам BIM-оператор, сегодня на первый план выходит вопрос СТОИМОСТИ СОЗДАНИЯ И ВЛАДЕНИЯ ИНФОРМАЦИОННОЙ МОДЕЛЬЮ. Это говорит о том, что тренд на рост объёма информации в ИМ будет качественно скорректирован в противоположную сторону: экономически эффективными будут только ИМ, которые дешевле обходятся Заказчику и владельцу, оператору цифрового двойника или иному эксплуатанту. А результатом такой экономической трансформации станет Информационное моделирование, направленное на снижение объёма информации в ИМ, то есть выигрывать будет тот, кто будет создавать меньшие по объемам информационные модели.

        О чем это говорит? Это говорит о том, что, по аналогии с цифровой трансформацией бизнеса, будет очевидный тренд на ЦИФРОВУЮ ТРАНСФОРМАЦИЮ ИНФОРМАЦИОННЫХ МОДЕЛЕЙ. В идеале Заказчик будет требовать такие ИМ, которые будут стоить ему минимально, как при создании, так и для хранения и использования, даже на самых виртуальных или распределённых серверах удаленных северных ЦОДов. По сути, сегодня надо говорить о появлении нового измерителя эффективности информационного моделирования – объём информации в ИМ и стоимость её обслуживания. Можно даже сказать, что нас ждёт 6D-трансформация Информационного Моделирования, поскольку одна из самых загадочных сторон внедрения BIM-технологий – это многочисленные мнения по поводу мультимерности создаваемых информационных моделей. Существует бесконечно количество вариаций на тему, что есть 6D или 7D в цифровом моделировании, но все они объединены единой базовой несуразностью, а именно – отсутствием однозначно измеряемого параметра эффективности.  

021392836ebcd3d3aac04458cc872c44.JPG    97df2f897839702a934e1c9b757be6f3.JPG 

Рис.1 Структурный и элементный состав ИМ – объект управления 6D-измерением

         Если 3D-изометрию можно измерить единицами длины, 4D – единицами времени, 5D – стоимостью, то параметра для 6D практически не существует. Вот пример объяснения из одного распространенного пособия по BIM: BIM-6D – это эксплуатация и управление объектом (Facility management), включает в себя мониторинг состояния, электронный паспорт, ремонт и обслуживание, энергоэффективность, реконструкция. В других источниках – это и устойчивое развитие, и энергоэффективность, и эксплуатационные параметры, измерение которых невозможно априори. Третий пример – это методология Multi-D, предложенная ведущей инжиниринговой компанией Росатома – ИК АСЭ, которая расширяет многообразие восприятия многомерности: 5D– физические ресурсы, 6D – трудовые ресурсы, 7D– машины и механизмы, 8D– сметная стоимость и т.д. В этом свете можно однозначно констатировать, что критическим параметром эффективности ИМ в ЕИП является объем передаваемой и хранимой информации. Логично, что чем меньше информации передается и хранится, тем дешевле для клиента услуги ЦОД-индустрии. Поэтому логично предложить, что лучшим параметром 6D-измерения будет объём ИМ в килобайтах, мегабайтах или терабайтах. А цифровая трансформация ИМ – это работа на снижение её информационного веса.

         Естественным образом возникает следующий вопрос – каким образом можно управлять объемом ИМ и какие инструменты управления буду наиболее востребованы в ближайшие годы? Наиболее предпочтительными здесь сразу становится несколько очевидных направлений:

1. Цифровая трансформация бизнеса вообще и IT-сервиса в частности. Мы уже говорили о том, что логичным инструментом снижения «веса» ИМ будет перевод основных элементов из состава самой ИМ в арендуемые сервисы и услуги. Мы можем смоделировать такую ситуацию, когда ИМ и создается, и эксплуатируется на одном компьютере в самой абсолютной Desk-Topверсии без подключения к Интернету. В этом случае мы вынуждены признать, что и установленное различное ПО, и операционная система, и все записанные базы данных, и созданные уникальные файлы – всё это является компонентами ИМ (см. Рис.1 слева). То есть это ситуация Максимальной ИМ по факту невозможности отделить саму ИМ от данного компьютера. Отсюда следует простой вывод – надо попытаться изменить структуру ИМ с позиции входящих в неё элементов. Другими словами, попытаться вынести все вспомогательные и поддерживающие сервисы вне этого закрытого компьютера (см. Рис.2). Иногда достаточно их вынести не корпоративный сервер, затем на внешний коммерческий ЦОД, затем в облако и, наконец, в виртуальные распределённые сети. 

68100eb8766bc5b866152325a62c15fb.jpg

Рис.2 Цифровая трансформация IT-сервиса – один из методов снижения объема ИМ


2. Переход от уникальных к универсальным элементам ИМ. Разумеется, все прекрасно понимают, что используемые в ИМ данные, приложения и инфраструктуры могут быть как публично-открытыми и общедоступными, так и эксклюзивными для конечного пользователя. Даже если вы их вынесли во внешний ЦОД, или в облачные сервисы, он все равно остается уникальным именно для вас, например, потому что вы го делали под себя. А это значит, что даже будучи удаленным с планшета или лэптопа, они остаются нагрузкой в вашей модели из-за необходимости поддержания этой уникальности. Поэтому второй инструмент снижения 6D-объёма ИМ – это использование типовых элементов из общедоступных баз данных, которые уже не надо держать в своей модели в полном объеме. Достаточно указать тип элемента и дать гиперссылку на классификатор или хранилище. В рамках этих рассуждений можно объявить о появлении нового параметра качества ИМ – Коэффициент Универсальности ИМэто соотношение уникальных элементов ИМ к общему их числу (см. Рис.1 справа). Таким образом, чем больше в ИМ типовых общедоступных элементов (от типовых проектных решений и ИСМ (Информационная Субмодель) до типовых элементов конструкций и деталей), тем ниже Коэффициент Уникальности (или Индекс Малахова), но тем дешевле эта модель для услуг ЦОД-индустрии. 

3. Блокчейн в проектировании и эксплуатации. Третий инструмент снижения - это использование блок-чейн технологий и, в принципе, технологий использования распределенного реестра, о которых мы упоминали выше. В нашем случае, снижение веса любой информационной модели возможно только снижением объема каждой компоненты. А снизить объем каждого элемента ИМ можно только методов стандартизации и типизации этих элементов с их последующим переносом в распределенные каталоги. Иными словами, если в ИМ упомянута ИСМ, например, в формате LOD100, то не надо этот узел или комплект искать в формате LOD500, а ссылочным переходом взять его из нужного каталога ИМ или реестра публичных ИМ. При этом, совокупность таких элементов, многократно подтвержденная экспертными и иными проектными группами, по сути и представляет собой проектный блокчейн, посредством которого можно уже не искать отдельный элемент в LOD300, а сразу найти готовый проектный комплекс или локальную типовую ИСМ проектного решения.

4. Виртуальный интерактивный макет как контейнер ссылок. Для того чтобы представить финальное состояние ИМ с минимальным размером, мы должны смоделировать такую ИМ, которая имеет Минимальный коэффициент Уникальности (т.е. практически все элементы взяты из Баз данных типовых ИСМ, типовых проектных решений, типовых материалов и конструкций, типовых узлов и конструкций, типовых ПОС, ППР и т.п. Конечно, сделать новую ИМ состоящую на 100% из универсальных «пазлов» или универсальной «мозаики» - практически невозможно, но если представить, что в ИМ остаются только ссылки на универсальные элементы, то оставшаяся уникальная часть будет уже не в тягость. Сюда же относятся и модели анализа экономической эффективности эксплуатации всей системы и отдельных узлов, но они тоже не влекут резкого роста размеров ИМ. Остается последний вопрос – где разместить ссылки на типовые каталоги, реестры, правила, законы, кадастры и прочие ГИС-ресурсы и библиотеки данных? Вот тут и появляется необходимость создания специального инструмента – ВИМ, который станет каркасом для ссылок, как новогодняя ёлка для игрушек. 

d14209300991892e8455d0856854629a.JPG

Рис.3 Наиболее распространённый в бизнесе «бумажный» уровень внедрения BIM

         Надо обязательно учесть, что сам ВИМ – Виртуальный Интерактивный Макет должен пережить два перевоплощения. Первое его воплощение – это условный мастер-макет, созданный на основании утвержденного проспекта или архитектурного проекта, но пока без полной проектной документации. Мастер-макет нужен для того, чтобы к нему привязывать первичную информацию будущей ИМ, которая появляется еще до ТЗ на проектирование и проектной документации в принципе. Второе воплощение – это трансформация мастер-макета в ВИМ – то есть формирование уже рабочего интерактивного макета на основании утвержденного проекта. Желательно, чтобы эти перевоплощения делала одна и та же программа. Таким образом, по мере появления всё новой информации, в т.ч. файлов из графических редакторов – они раскладываются по ВИМ как по своим ящичкам и полочкам, перевязываюсь взаимными ссылками, кодами и контролем последовательности.

         Осталось ответить на последний вопрос – каким образом будет проходить трансформация BIM-моделей с учетом всех этих факторов и инструментов снижения объемов и размеров ИМ, полагая, что все они не могут происходить одновременно? Полагая, что вариабельность сценариев может быть весьма широкой, а описание каждого случая вряд ли кто-то будет читать до конца, попробуем сделать своеобразный тексто-схематический ряд последовательных этапов цифровой трансформации ИМ от самого примитивного бумажного уровня (BIM-Level-0) до пока не существующего ни у кого уровня Единого информационного пространства в рамках созданной ЦОД-индустрии высокого уровня (BIM-Level-3). Давайте начнем с существующего сегодня уровня ИМ, который мы условно называем «нулевым» уровнем, поскольку большая часть ИМ представляет собой архивированную бумажную документацию. И даже если она когда-то создавалась с использованием средств автоматизации, то уже нет ни исходных файлов, ни того программного обеспечения, ни специалистов, которые делали расчеты и обоснования (см. Рис.3).

c6f5ac18102d0703ab4f2756c1080214.JPG

Рис.4 Осовремененный статус внедрения BIM: Level-0+.

         Как видно из этой схемы, предполагается, что каждый отдельный компьютер и содержит набор всех компонентов (ПО-ОИ-БД) для создание уникального файла ИМ. И даже если эти отдельные АРМ связаны в единую сеть – это не обозначает их полной коллаборативности – они просто соединены для обмена информацией, но не для создания единой ИМ. В любом случае, создание интегрального видения всех аспектов ИМ невозможно без распечатки отдельных файлов и материалов, и их обсуждения за столом переговоров. Собственно – это и есть текущий уровень цифровизации строительства и в России, и в других странах. Несколько упрощает эту ситуацию усовершенствованная модель (BIM-Level-0+), в которой уже не требуется «бумажная фаза» (см. Рис.4). Здесь также ИМ собирается из уникальных файлов, созданных на автономных компьютерах с полным набором элементов (ПО-ОИ-БД), но их сборка в отдельный каталог ИМ происходит уже на отдельном рабочем месте, на котором установлены все виды ПО, есть возможность вывода информации на несколько экранов и работать с уникальными файлами одновременно в формате электронного изображения.ebee50cc1fbfc7809a5d21acd6875e2d.JPG

Рис.5 Переход к клиент-серверным формам управления ИМ: Level-1.

         Конечно, это следующий шаг в развитие «нулевого уровня» - безбумажный, но, можно предположить, что этот формат резко увеличивает объем ИМ в её уникальной и бесполезной информации. Ведь одни и те же файлы плодятся и существуют в бесчисленном количестве, порой даже в одном каталоге, переполняя и запутывая всех участников априори. Даже в «бумажной» ИМ первичный уникальный файл находится только на desktop-АРМ только одного участника проекта. Но все равно этот уровень мы называем «нулевым», т.к. он основан на десктопной архитектуре. Разорвать этот круг позволил переход на клиент-серверные архитектуры IT-систем, в которых часть элементов ИМ уже можно было перевести на сервер (см. Рис.5).

         Речь чаще всего идет или о внутреннем корпоративном сервере, или о защищенном от внешних посягательств внешнем сервере компании, который находится в её оперативном управлении. Появилась возможность ставить на серверы КСУП – корпоративные системы управления проектами, которые впервые дали возможность коллаборативной работы с ИМ всем участникам проекта. А если еще весь набор ПО, используемого в ИМ объединить на одной BIM-платформе, то BIM впервые приобретает черты цифрового инструмента высокого уровня. 

0fbe6d96d0a971b417f9a24a88a66e09.JPG

Рис.6 Переход к облачно-серверным формам управления ИМ: Level-2.

         Что появляется в клиент-серверном общении? Во-первых, серверные решения и библиотеки данных становятся общими для всех участников ИМ. С одной стороны – это уменьшает объем ИМ, с другой – требует повышения уровня IT-сервиса для серверных приложений! Во-вторых, это не избавляет от работы над десктопной операционной инфраструктурой – индивидуальные АРМ все равно надо настраивать и обслуживать, даже если уникальный файл сразу формируется на сервере в кабинете ИМ. Сегодня – это уровень крупных и сильных инжиниринговых и девелоперских корпораций, и если учесть бюрократическую составляющую в таких структурах, то объём информационной модели в них ВРЯД ЛИ УМЕНЬШИТСЯ! Скорее всего, несмотря на меры по повышению эффективности информационного моделирования, наличие рисков утраты или потери Им приведет к росту использования сервисов безопасности, что требует задвоения архивных версий, многократного резервирования и т.п. решений, только ухудшающих использование ИМ. С другой стороны, именно на такой архитектуре появляется возможность не просто формирования электронных архивов собственных ИМ, но и формирования на их основе СУЗ – Системы Управления Знаниями в области BIM на базе собственных ИМ, формирования внутрикорпоративного каталоги ИМ и информационных субмоделей – ИМ, т.е. частей общей ИМ, пригодных для переноса в новые ИМ.

        Напрашивается вывод, что требуется некие стратегические решения, системно влияющие на создание, изменение, оборот и использование ИМ при эксплуатации. При этом однозначно ставится вопрос о работе с ИМ посредством мобильных гаджетов, в удаленных от основного сервера компании местностях, в местах, где использование интернета затруднено и перекачивание гигантских объёмов информации просто нецелесообразно. Всё это приводит к простому пониманию необходимости снижения объёма ИМ до своеобразного «СГУСТКА ССЫЛОК», посаженных на ВИМ. Сразу перейти к этой архитектуре не получится т.к. волей-неволей придется разделить всю информацию в ИМ на кликабельную и нет. С учетом неразвитости современных ГИС-сервисов, частных и публичных Библиотек Данных и Коммерческих баз данных, с учетом отсутствия ЦОД-инфраструктуры, этот процесс может затянуться, но ставить задачи создания именно таких ИМ можно уже сегодня. Переходным этапом к идеальной «ссылочной» ИМ может стать создание комбинированных ИМ, содержащих как ссылки на типовые проектные решения, каталоги и классификаторы, использованные в ИМ, так и на уникальные файлы именно данной ИМ в рамках их дислокации на корпоративных серверах (см. Рис.6). Такой подход предполагает создание облачно-серверных ИМ, в которых общая информация и арендуемое ПО заведомо привлекается от публичных облачных компаний в т.ч. BIM-операторов. Такими компаниями вполне могут быть и ЦОД-девелоперы, которым надо экономически обосновывать бизнес по предоставлению услуг ЦОД-индустрии. В любом случае, появление в ИМ структуры гиперссылок на источники типовых данных, на информацию из публичных библиотек, на информацию из государственных реестров, без её постоянного дублирования в ИМ – это реальный шаг на снижение объёмов ИМ.

         Разумеется, кто-то может сказать, что если информация из ИМ станет общедоступной, то она может стать легкой добычей конкурентов. Но создание облачных ИМ с элементами распределенных элементов – это как раз шаг к полной информации о тех, кто будет интересоваться конкретными ИСМ. Это с одной стороны, с другой – просто факт ссылки на публичный источник в Интернете сам по себе ничего не дает. Дает его место в интерактивном макете и связь с прочими элементами. А именно это ЯДРО, этот СГУСТОК, и должен храниться на собственных носителях, должен стать объектом контроля безопасности и корпоративной защиты.

48bd9f2a94fd8ee1e562f2abc0ffe26f.JPG

Рис.7 Переход к распределенным виртуальным формам управления ИМ: Level-3.

        Переход к ссылочным ИМ будет непростым, но он всё же произойдет (см. Рис.7). Первой причиной станет законодательство в области информационного моделирования, которое сначала локализует набор требований к стандартной ИМ в зависимости от типа проекта и объекта недвижимости (т.н. строительный BIM-стандарт), а дальше – обяжет сдавать готовые ИМ на хранение в сертифицированные BIM-банки и BIM-центры. Это будет второй причиной и важнейшим требованием (BIM-мандат) для сдачи объекта в эксплуатацию, а значит появится и новый каталог – реестр ИМ или ЕГРИМ (Единый государственный Реестр Информационных моделей). Само помещение ИМ в ЕГРИМ говорит о том, что эта ИМ сама по себе стала элементом новой библиотеки и к ней все получат доступ. Сейчас предполагается, что функции ЕГРИМ будет выполнять ИСОГД – Информационная Система Обеспечения Градостроительной Деятельности, у которой буде свой оператор и соответствующие полномочия. Но вряд ли ИСГД станет системой по обслуживанию и обеспечению сохранности ИМ, для этого требуется коммерческая мотивация, а не государственные императивные методы управления. Очевидно, что стоимость обслуживания ИМ будет сильно зависеть от объема самой ИМ и объема её обслуживания. А это говорит о том, что «ссылочная» версия ИМ будет распространяться.

         Другие эксперты возразят и скажут, что существует большой риск потери информации на «том конце гиперссылки». Например, были ссылки на какие-то альбом типовых конструкций, классификаторы и справочники, которые потеряли свою актуальность, у которых пропал владелец или модератор. И если ссылки на собственные уникальные файлы (которых, как мы договорились, должно быть всё меньше и меньше) можно гарантировать законодательными требованиями сохранности ИМ у BIM-оператора, то ссылки на публичные документы, каталоги, стандарты, классификаторы, реестры, ведомости и иные требования – это вопрос владельца конкретного ресурса. С технической точки зрения этот вопрос решается соответствующими требованиями в ТЗ на создание ИМ и в договоре на её хранение и адаптацию. Если в модели много ссылок (а мы к этому и ведём), то должен быть предусмотрен механизм «ВИРТУАЛЬНОГО СКАНИРОВАНИЯ» конечной информации. Иными словами, в случае потери информации на другом конце ссылки, владелец должен гарантировать автоматическое сканирование ссылочной информации в нередактируемом формате и перекладку её в контейнер ИМ по соглашению с оператором ИМ. Другой инструмент избежания такого риска – создавать перманентно обновляемые справочники и каталоги, то есть такие, в которых старая информация не удаляется, а архивируется или блокируется посредством блок-чейн технологий и оставляет возможность вернуться к ней и через 10, и через 20, и через 30 лет. С другой стороны, в функционал BIM-оператора должна входить услуга поддержания актуальности публичных гиперссылок. То есть проверяя периодически актуальность ИМ, он должен проверять и активность ссылок и менять их на реально используемые аналоги и ресурсы.

         В заключение остается отметить, что предложенная нами версия восприятия 6D-измерения, конечно же, не является догмой, но она является хорошей причиной задуматься о целесообразности и полезности создания и введения тех или иных сущностей в информационном моделировании. А полезность снижения объемов информации в ИМ думаю оспаривать никто не будет.

Статья 2018 года. Спасибо за внимание.

Комментарии