Привлекательный контракт...

Бытует устойчивое представление о том, что заказчику совершенно незачем оценивать реальные сроки и стоимость выполнения работ, потому что это дело подрядчика. Логика здесь такая: именно подрядчик принимает на себя обязательства и поэтому обязан их исполнять. Законодательство с каждым годом ужесточает ответственность подрядчика, а заказчик дополнительно включает драконовские условия в контракты, которые давно стали фактически кабальными для любой, даже самой сильной строительной организации.

d6d772234997e24488f0b43a3b8e7ef9.jpg

Что толку от того, что подрядчик будет нести ответственность? Даже очень строгую, уголовную? Объект от этого в срок не построится, а затраты для заказчика в любом случае существенно возрастут. И практика это только подтверждает: много ли случаев известно, когда виновный подрядчик компенсировал в полном объеме убытки заказчика? Верно и обратное: подрядчик никогда не компенсирует свои убытки в полном объеме. В некоторых ситуациях их нельзя компенсировать в принципе. Например когда объект должен начать функционировать к точно определенному сроку. Стадионы к Чемпионату мира по футболу 2018 - яркий тому пример.

Предшествующие заключению контракта исследования являются не только основой для принятия решений заказчиком - во многих случаях бывают необходимы для кредитных организаций финансирующих строительство. Иногда эти учреждения принимают участие в проведении таких исследований. Или - выполняют их самостоятельно.

Перечислим очевидное: Исследования, предшествующие заключению контракта, обязательно должны включать:

  1. исследования возможностей и
  2. предварительные технико-экономические исследования.

Исследования предшествующие заключению контракта не должны проводиться фирмой, которая может выступать в качестве подрядчика на строительство объекта, учитывая возможный конфликт интересов.

Необходимо отдавать себе отчёт о рисках сокращения расходов за счет ограничения масштабов исследований, предшествующих заключению контракта. Это может привести (и приводит в большинстве случаев) к получению неполной или вводящей в заблуждение информации и способствует неразумному решению о капиталовложениях, вызывает в процессе строительства необходимость изменения проекта или методов выполнения работ с целью приведения их в соответствие с обстоятельствами, которые не были известны или были ошибочно спрогнозированы.

Основная причина происходящего - пренебрежение исследованиями задача которых установить реальные сроки и реальную стоимость. Пренебрежение проведением реальных оценок параметров проекта на стадии «до заключения контракта» приводит к тому что и заказчики и подрядчики несут огромные убытки впоследствии. Достаточно посмотреть на суммы исков в арбитражных судах: иск на миллиарды рублей совсем не редкость.

Если подрядчику не хватит средств для строительства, пусть и по совершенно объективным причинам, - заказчик и рад бы выделить дополнительное финансирование - сие вовсе не означает что это технически возможно. В таких ситуациях практически никогда ни заказчик, ни подрядчик не в состоянии предоставить инвесторам или кредиторам достаточный объем гарантий по дополнительному финансированию. В результате замораживается весь объем сделанных инвестиций, участники начинают считать убытки.

205245f9ed5f63d2e23f60757b87c42e.jpg

К сегодняшнему дню в России сложилась порочная практика: ответственность за неполноту и некачественность предпроектных и проектных материалов (и, соответственно, дополнительные затраты, возникшие вследствие этого) заказчик пытается переложить на подрядчика. Принимается за аксиому, что цена контракта твердая и подрядчик обязан выполнить все работы, необходимые для ввода объекта в эксплуатацию, даже если они не были предусмотрены проектной документацией. Количество подобных споров растет в геометрической прогрессии.

Считается - главное - немедленное начало строительных работ, а все неопределенности будут устранены в процессе самого строительства. Исследование возможностей, потенциалов участников, не проводятся практически никогда. Не говоря уже об оценке потенциалоемкости самой строительной системы: большинству строителей, инвесторов и контролёров слова-то эти не знакомы, в таком сочетании.

Одним из ключевых параметров, который подлежит оценке на ранних стадиях подготовки проекта, является суммарная стоимость осуществления проекта. От точности такой оценки во многом зависит конечный экономический результат. В действительности же, реальная ошибка после заключения контракта с твердой ценой составляет от тридцати-сорока процентов и выше, от фактической стоимости. Не трудно увидеть, что на деле оценивается один проект, а реализуется совершенно другой: один был на бумаге, другой - реализовывался фактически.

Такая неопределенность заставляет стороны контракта - подрядчика и заказчика - разрабатывать и реализовывать различные схемы снижения этих гигантских стоимостных рисков. Заказчик стремится заключить контракт с фиксированной ценой, а подрядчик - с плавающей, который позволит ему покрыть все свои издержки. Убытки сторон в таких ситуациях исчисляются миллионами долларов.

В 2013-2015 годах одна из иностранных строительных компаний последовательно реализовала два крупных проекта в России. В первом, заключив контракт с фиксированной ценой по слабо проработанному проекту, приняв на себя все финансовые и технические риски компания потеряла три миллиона долларов. Все попытки судебного возмещения этих затрат окончились тем, что сумма убытков возросла на сумму судебных издержек. 

Второй подобный контракт - уже наученные горьким опытом иностранцы - заключили на основе системы компенсации всех своих затрат по заранее согласованным весьма высоким расценкам. В результате заказчик должен был затратить на проект на восемь миллионов долларов больше, чем предполагал изначально. В этот раз иностранный подрядчик столкнулся со сложностями в получении компенсаций: у заказчика не хватило средств на завершение строительства, а ликвидных залогов перед подрядчиком, в таких ситуациях, не встречается в принципе.

0a228b91c9d0b2d80befb62c3421b514.jpg

Сегодня - за редким исключением - все проекты рассчитываются как детерминированные, достаточно посмотреть на частоту применения модного понятия "твердая цена". А ведь твердая цена в больших проектах - это или ловушка для плохо просчитавшего проект подрядчика, или существенно завышенные затраты заказчика (потому что вменяемый подрядчик завысит твердую цену долгосрочного проекта до небес, чтобы демпфировать тем самым все свои риски).

В лучшем случае создается видимость проведения исследований и обоснований. С учетом того, что заказчики не считают этот этап важным, то и суммы выделяемые на его реализацию мизерно малы: при стоимости проекта в десятки миллионов долларов, «заложиться» на технико-экономические проработки - вещь немыслимая. А вот переплатить миллионов десять и больше - обычное дело. Дикость? Да. Но, в психологическом плане, понятная: плата «за строительство» - появляются тонны, штуки, метры-километры, а вот платеж за обоснования - это не понятно совершенно: все ведь уверенны и так, в точности своих прогнозов и обоснованности собственных ожиданий.

Отдельной проблемой являются госконтракты или контракты со значительным бюджетным финансированием: в них изменение сроков выполнения работ и стоимости является сложнейшей задачей. Зачастую - невыполнимой. Мы писали об этом ранее. Ещё не раз вернёмся к теме: других-то контрактов и нет почти.

Наш, Академстройнауки, опыт показывает: если перед заключением контракта на строительство заказчик/инвестор/строитель приходит к нам за экспертной оценкой основных параметров проекта (стоимости и сроков) на реализуемость - это позволяет сразу уменьшить его риски либо даёт возможность своевременно отказаться от "привлекательного" контракта.

А свято место пусто не бывает. Следующий участник, пришедший на место осторожного, рискнёт и… обанкротится или сядет в тюрьму.

Сергей Степанов

Академстройнаука

988c699f98784e7bf3ca57aaf10db42b.jpg

Комментарии